Доверяй возможностям. Как медик Анна Женере стала членом Французкого парламента, ответственным за французов в 49 странах Восточной Азии

Француженка Анна Женете мама 4 сыновей, медик и медицинский журналист. Работала во французском медицинском журнале Impact Medicine. Переехала в Сингапур вместе с мужем и семьей в 2005 году, где занималась сначала условиями труда домашнего персонала в группе International SOS, затем создала структуру профессиональных консультантов по отношениям между работодателем и домашним персоналом для западных семей, проживающих в Сингапуре. В 2017 году стала членом Французского парламента от партии La République en Marche по 11-му избирательному округу французов, проживающих за пределами Франции, набрав 71,72% голосов избирателей. Сегодня Анна Женете как член парламента отвечает за электорат французов в 49 странах Восточной Азии.

Мы поговорили с Анной Женете о том, как это — растить четырех сыновей и строить карьеру, переехать в другу страну и в 50 лет поменять сферу деятельности. А еще о том, что такое возможности и почему стоит доверять людям, которые возлагают на вас большие надежды, и насколько залогом успеха женщины является правильно выбранный партнер. 

Я заметила разницу в том, как француженки и украинки совмещают работу, дом и все свои дела. Как они находят баланс и успешно развивают свои отношения в браке. Какие черты характера, нужны женщине, чтобы начать свой бизнес и быть в нем успешной и при этом строить семью? 

Первая — это уверенность в себе! Чтобы ни говорили о тебе! Потому что это нелегко даже во Франции: я начинала, когда у меня было уже 4 детей. А точнее, я была студенткой с 4 детьми! Я доктор и у нас медицинская школа длится 9 лет. Итак, первый ребенок появился у меня, когда я была на 4 курсе, второй — на 7, а третий на 9 году учебы. Да, это было тяжело. Многие мне говорили: остановись, может, хватит рожать. Даже моя бабушка меня отговаривала, говорила, что беременная женщина не может думать головой. Итак, это нелегко. Я была единственной замужней студенткой на потоке, у которой были дети. Я хотела закончить свое обучение именно вопреки этим поучениям. Доказать, что я это могу. И я закончила обучение. И после этого я начала работать и никогда не прерывала карьеру. Четвертый ребенок родился у меня, когда мне было 34 и я уже работала. Но я помню одну французскую компанию, где НR всегда проверяла по часам, в котором часу люди приходят на работу. И в какой-то момент я сказала: хватит. Мне так не подходит. Если вы хотите, чтобы я продолжала на вас работать, я хочу прекратить быть внутренним сотрудником и перейду на аутсорс. Я буду продавать вам свою работу как внешний эксперт, буду делать те же вещи, но не как сотрудник. Вот как я сохранила работу и свою независимость одновременно. И это был один из первых шагов, которые я сделала. 

Потому что когда ты хочешь балансировать свою жизнь между семьей, детьми и работой — независимость это основа. Потому что маленьким детям ты можешь сказать: сейчас время поесть, сейчас время поспать, принять ванну. Но когда они вырастают, когда ему 12 и он звонит тебе «мам, я плохо себя чувствую, забери меня, пожалуйста» — ты не можешь  сказать «у меня встреча, давай встретимся через два часа». Когда они тинейджеры — это «сейчас». Вот когда я поняла, что мне надо быть самозанятой и самой управлять своим временем. И всегда иметь этот «детский слот времени» только для нас с детьми. Например, я всегда приходила домой в 17, чтобы поужинать, провести вместе время, поговорить. В 20:00 они должны быть в постели, все. И после 20-ти я готовила обеды для всех них, делала стирку и домашние дела, в 21 я была за столом, работала до полуночи. Это было единственное время тишины, когда я могла сконцентрироваться на моей работе.

Важно сказать, что у меня фантастический муж. Мы женаты 35 лет, знаем друг друга 40. Мне было 18, когда я его встретила, и он по-прежнему тот прекрасный муж. У нас всегда складывалось. Он был способен смотреть за детьми и быть великолепным отцом. Когда я была молода, он много работал и инвестировал время в свои проекты, чтобы я была независима и занималась детьми, но когда я стала депутатом парламента, мы поменялись местами. Он уволился с работы, основал стартап, приостановил многие свои активности с французским посольством и ассоциацией, чтобы быть с детьми. 

Итак, мы поменялись местами. Я стала путешествовать, он перестал ездить вообще. Поэтому как женщине вам необходимо осмелиться говорить о своих нуждах, просить и объяснять. Не стесняться, не раздумывать, не бояться. Прямо говорить, чего вы хотите. И быть отлично организованной. Мой дедушка, когда видел меня с детьми за книгами в университете, говорил: «Ты такая организованная! Ты просто пример организации».

То есть вам нужно следовать определенным правилам и процедурам. Например, я делала покупки один раз в неделю. В пятницу был открытый рынок возле моего офиса. В 12 я выходила из офиса, скупалась, а вечером после работы я ходила за покупками в магазин. Все что нужно семье из 6 человек на неделю. 

И не менее важно, чтобы сохранить хорошие отношения с партнером, оставлять время для вас двоих. Мне очень повезло, что моя свекровь приезжала каждый четверг, проводила время с детьми, проводила у нас ночь и по четвергам я не была ответственна за дом. И мы ходили с мужем на ужин вместе. Каждый четверг. Это было прекрасно. Только мы вдвоем. Без детей, без никаких забот.  То есть это и вопрос организации, и вопрос того, чтобы женщина заявляла о том, что ей необходимо. И вопрос прекрасного партнера и помощи извне.

У нас было интервью с директор Франко-украинской торгово-промышленной палаты Мод Жозеф, в котором она рассказала свое правило в семье: «Я не водитель». И она описала, как она использует это логистическое время, когда нет никакой смысловой нагрузки общения с детьми, для работы. Аутсорсит при этом водителя или такси. Как вы решили этот вопрос в своей семье?

Это абсолютная правда. Когда мы приехали в Сингапур, мы решили, что у нас не будет машины. И причина в том, что я не хотела быть «водителем» для своих детей. Плюс в Сингапуре ты не можешь так просто нанять водителя, как тут. Но мы организовали все. Старшие дети, которым было 12, 13 и 17 лет, ездили на такси. Они должны были организовать себя: когда заказать машину, как выйти, что взять. Это был отличный урок научить их быть независимыми и самостоятельными. Это не я должна вызывать такси. Вы звоните, упаковываете сумку. И это часть общего процесса: убедиться, что и дети учатся самостоятельности. Не ассистировать их все время.

Фото: straitstimes.com

Должна признать, что во Франции многие дети, особенно в богатых семьях, растут, как короли. Они никогда не стирают, не убирают за собой, ничего не покупают. Даже у меня был пример: мы были в горах и после отдыха нужно было убрать квартиру. Я попросила 12 летнего сына помыть туалет. И он посмотрел на меня и говорит: «Я не знаю, как это делать». Тогда я поняла: «О-о-о-у, я пропустила важную деталь в образовании детей». Поэтому просто научить их гладить рубашку – недостаточно. Со временем как они растут, они должны научится делать часть твоей работы самостоятельно. Нужно хорошо организовывать себя и разделять обязанности. Например, когда у нас ужин, они всегда помогают накрыть на стол и потом убрать. Они знают, как помыть посуду или заправить посудомойку. Готовкой занималась я. Я всегда заранее готовлю «заготовки». И я не люблю замороженное, я люблю качественную еду. Обожаю готовить. И учу их. Все мои парни умеют готовить.

То есть вы учились, работали, растили детей и планировали еще? Как вы это совмещали?

Во-первых, в медицинской школе самые сложные годы — первый и шестой. Это большая конкуренция. Только 10% заканчивают обучение. И также для шестого года: есть экзамен с рейтингованием, и номер один получает «все предложения». Я начала обучение в 20, потому что до этого у меня было незаконченное инженерное образование. Но я хотела быть молодой мамой. Моей маме было 22, когда она родила меня, а бабушке 49. И я понимала, что медицинская школа длится 9 лет, и я сказала моему мужу: «У нас нет выбора: либо мы рожаем детей сейчас, либо очень поздно. И тогда я буду «старой» мамой». А я знаю, что фертильность у женщин существенно падает после 30 лет. И я этого очень боялась. Также из-за вопроса коммуникации. Я хотела быть ближе к моим детям.

Поэтому после первого года обучения я сказала мужу: «Давай начинать». У меня был выкидыш. И это довольно часто случается, что на ранних сроках у женщины случается выкидыш. Но об этом никто не говорит. Ничего. Это ужасно. Потому что когда это случается, тебе кажется, что ты такая одна с этой проблемой. Тебе не с кем поговорить. И кажется, что твое тело неспособно родить. А у меня было два выкидыша перед первым ребенком. Это очень больно. А об этом никто не говорит! Это неудобная и как бы «постыдная тема» для женщины. И именно поэтому первый ребенок у нас появился именно на 4 курсе моего обучения. Потому что когда ты планируешь ребенка, и ты действительно его хочешь, и происходит выкидыш, ты чувствуешь себя ужасно. Даже трагично. Я не хотела, чтобы это повторилось. Боялась. Есть женщины, которые беременеют очень просто. И это классно. Но обществу, женщинам надо знать, что это не всегда так. И это ок!

Фото: lepetitjournal.com

Спасибо вам за то, что вы подняли эту тему! Действительно, у нас в обществе об этом не принято говорить.

Итак, у нас был план. Но план это еще не все. За время моей практики в гинекологии я видела множество женщин, которые так хотели ребенка, что сделали бы все за беременность. Поэтому когда вы решаете иметь детей, дайте этому время. В какой-то день это случится. С этого момента просто расслабиться. Дать себе год-два, не стараться все контролировать. Спланировать это на Рождество, лето. Это невозможно. Это природа. Часто выкидыш это даже хорошо, потому что это аномалия. Но планировать ребенка нужно в длинной перспективе, а не высчитывая циклы, потому что в напряжении женщина не может забеременеть. 

И также правда, что иногда работодатель давит на сотрудников, и женщине приходиться «подстраивать» беременность под проект или летний отпуск. Это ужасно. Это не работает. И тут я дам еще один совет: планируйте детей для себя, невзирая на работу.

Можете рассказать о вашей профессии? Потому что вы начинали как доктор, но потом основали свой бизнес, работали в коммуникациях…

Да, я начинала как семейный доктор-педиатр. Потом из-за того что я люблю писать, я получила диплом журналиста и хотела писать медицинские статьи. Но так не получилось. Я стала работать на рекламное агентство для продуктов Health products и медикаментов. Поэтому я оставила семейную практику и работала полтора года в этом агентстве. А потом мы переехали в Сингапур, где не разрешено вести практику без местного обучения и местной лицензии. И мне пришлось найти что-то другое. И моментально я нашла позицию консультанта по организации кампании против пандемических вирусов. Это было еще в 2007 год. И меня наняла большая французская медицинская компания как консультанта по вопросу как организовать компанию в случае пандемии. Моему мужу предложили хорошее место в Сингапуре и так мы туда переехали.

То есть сначала вы поехали за мужем, но очень быстро смогли сами найти себе работу?

Да, я как раз полгода работала на новом месте, и мой работодатель был не рад меня отпускать. Но я сказала: мой муж едет и я тоже! Я не оставлю его одного. И на меня давили: мы только тебя наняли, потратили много денег, чтобы найти тебя. Я сказала, сорри это жизнь. Я не буду жертвовать своей семьей. Я поеду за мужем. И очень быстро через посольство вышеупомянутая компания узнала, что такой специалист, как я, переезжает в Сингапур – медобразование, отличный английский и умение писать и организовывать кампании. И они меня просто ухватили. У меня необычное резюме – таких людей в Азии всего 10, возможно! Я даже не успела найти квартиру до того, как они меня наняли. Муж получил это предложение в июле, и в августе мы уже переезжали. Дети вернулись из летнего лагеря – а у нас упакованы все вещи, мебель. И мы им говорим: мы едем в Сингапур. Следующая школа будет в Сингапуре.

Но когда делаешь изменения так быстро, нет времени сомневаться. Было бы слишком много обсуждений, кто чего хочет. Но когда я приехала, мне понадобилось какое-то время, чтобы адаптироваться. Потому что старшие были немного расстроены из-за этого неожиданного и незапланированного переезда. Плюс мне пришлось адаптироваться к вот этому вопросу контроля времени со стороны НР, о котором я уже говорила. Плюс мой босс оказался очень конкурирующим и он боялся, что я буду конкурировать с ним и «выживу его из компании». А я такое ненавижу. Мне не нравится вся эта политика, и я уволилась из компании. И передо мной стал вопрос чем заниматься, потому что я хотела работать.

И тогда я решила заняться условиями домашних работников из Индии, Китая, Филиппин, и то, как к ним относятся – это ужас. Похоже на рабство. И поэтому мне это было интересно. Эти домашние работники живут в ужасных условиях, спят на полу, иногда на балконе. Иногда у них нет зарплаты 2 года. А недавно был скандал, потому что женщина убила свою домпомощницу из Мьянмы. И я как иностранка сказала: ок, может, я не понимаю их культуры или истории, но я хочу понять и помочь этим людям. Потому что многие экспаты сначала шокированы тем, что видят, а потом привыкают. Я же решила, что с моими ценностями это не то, как мы привыкли делать. Но агентства, которые помогают нанимать, говорят, что ты должен вести себя именно так: первый год не платите ей, платите мне. А потом вы можете платить ей 10 евро в месяц. Я не могу платить ей меньше карманных денег, которые я даю своим детям. И так я стартовала свою компанию помочь экспатам нанять помощницу и объяснить культуру, систему, администрирование и как себя вести. Для того, чтобы начало было более уважительным.

Я работала над отношениями между работодателем и работником. И я поняла, что мне нужно сделать обучающую программу. Первые курсы по готовке, потому что через курсы эти женщины могут обрести уверенность в себе. Они приходили ко мне полностью напуганными, как будто я сейчас буду кричать на них или бить. Через эти курсы я показала им основы французской кухни. И это произвело фурор, французы говорили «она знает, как готовить, она фантастическая!» И это давало хороший старт таким отношениям, потому что помощницы были более уверенными, а хозяева счастливыми. Французы очень ценят, когда домашняя работница знает хотя бы основы кухни. И по сути курсы готовки превращались с того, что через три занятия женщина расправляла плечи и становилась уверенной. И потом также я помогала им научиться предпринимательству.

А второй класс был об основах медицинской помощи. Азиатки ничего абсолютно не знали, что делать когда ребенок ударился, у него температура. Например, при ожоге эти женщины использовали зубную пасту. От ушиба и огромной шишки они делали массаж. Это меня просто поразило. Итак, я учила их, как справляться с небольшими несчастными случаями: тошнота, ушиб, температура, если тонет и т.д. 

И опять появилась новая идея. Родители приходили и интересовались первой медицинской помощью, потому что в Сингапуре медпомощь очень дорогая. И родители не хотят водить ребенка к доктору по каждому первому случаю. А через эти курсы они учились этому сами: когда нужно к доктору, а когда нужно подождать. Это легче и они уверены, что не потратили лишних денег. 

Вот такая у меня была компания: просто совет по тому, как и кого нанимать и обучать готовке и основам медпомощи. Я хотела развивать компанию, даже создать application по основным советам. Но тут меня выбрали членом парламента.

Расскажите эту историю: как вы решили подаваться, как были избраны и как вы организовали ваше время.

Интересный факт, что всю мою жизнь мне не приходилось искать работу. Она всегда находила меня. Но от меня требовалось увидеть возможность и рискнуть. Выйти из моей зоны комфорта. Я хорошо помню, как я искала позицию журналиста в 2000. И была вакансия медицинского директора в рекламную компанию. Я не собиралась идти, но все равно подала заявку из интереса: какая работа и т.д. Я прошла интервью, мне позвонили и сказали «мы вас поздравляем, вы прошли, мы вас понимаем». Знаете, что я сказала? Это ошибка. Это не могу быть я. Я думала, что я недостойна этой позиции. Нет-нет, это вы! Нам нужны именно вы, не бойтесь, мы рады видеть вас в нашей компании. И мне понадобилось несколько дней, чтобы обдумать это и поговорить с мужем. И я думала: они видели мое резюме, они выбирали и выбрали меня, значит они увидели во мне что-то. Другие увидели в тебе искорку, которую ты, возможно, не видела. Зачем тогда говорить «нет» такой возможности? И это будет мой другой совет: доверяй возможностям! Идея в том, чтобы доверять людям, которые видят тебя со стороны, и брать возможности, которые они сами тебе предлагают. Зачем говорить «нет» отличным возможностям, пусть даже и незапланированным? Я сказала «да», и это была фантастическая работа, одна из самых интересных работ, которые у меня были.

И так же случилось с парламентом. Я переживала о политической ситуации во Франции: ультраправых движениях, национализме. И я подумала, что мое поколение ответственно за то, что происходит в стране. То есть я оставлю мою Францию моим детям не в том состоянии,  в котором хотелось бы. И поэтому я постаралась сделать что-то иначе. Может, у меня бы и не получилось, но как минимум я попыталась. Итак, я стала интересоваться темой политики, читать, анализировать. И из простой заинтересованности я стала адвокатом одного политика. Он начал в декабре 2016 года. И практически сразу стало понятно, что в парламенте очень мало кандидатов-женщин. Много мужчин, но женщин – 20 процентов. И в феврале будущий президент сделал видео в Facebook, которое цепляло. Он сказал:

Женщины, вы нужны нам. Леди, я говорю с вами. Я уверен, что именно вы можете стать кандидатом в парламент. Обсудите это со своим партнером. Действительно ли у вас нет времени? Действительно ли вы так заняты? Или, может, вы думаете, что недостаточно хороши для этой работы? Обсудите, подумайте. Как мы говорим во Франции, «мяч на вашей стороне.

И меня как будто пронзила стрела. Я поговорила с мужем. Да, у меня есть моя компания, но я могу остановиться в любое время. Дети уже достаточно выросли. И он мне сказал: «Иди! Если ты чувствуешь, что это твое – иди!»

И тут еще один совет. Когда вам приходит такая возможность: перестаньте думать, что вы не подходите. Или у вас чего-то недостаточно. Как вы можете судить об этом, еще не имея этого опыта? Вы не можете! Поэтому пробуйте! Вы можете! Если вам нравится, даже если вы не все знаете, пробуйте!

Я слышу в ваших словах резонанс с тем, о чем говорила Мод, — когда мужчина подается на позицию, ему достаточно потенциала. А женщине надо доказать своим резюме, что у нее уже был такой опыт и она знает, как сделать эту работу. 

Я с этим согласна. Но также когда открывается новая позиция (а я вижу это в национальной Ассамблее),  интересно наблюдать, что все мужчины поднимают руки. Даже те, у кого есть всего 10 процентов компетенций, нужных для позиции. Но они всегда поднимают руки. А леди? Они просматривают требования — «подхожу, подхожу, подхожу, о! вот это одно не подходит, значит я не могу податься!»

Недостаток уверенности в себе! И опять мы к этой теме возвращаемся!

Итак, я подалась, но было 70 кандидаток. А причина в том, что в феврале я поехала в Париж на медицинский тренинг. Я пришла в свой комитет и там меня пригласили на встречу – обсуждения, кружки. В каждом кружке был человек, который наблюдал за этим обсуждением и выбирал подходящих женщин. И в конце дня ко мне подошла женщина и сказала: «Пожалуйста, подавайся! Нам нужны такие люди». И опять я подумала «почему я?» И смешно, что когда я писала мотивационное письмо, я не знала, что писать. Я обратилась к мужу и он сказал «пиши так и так». «Ты уверен?» «Да!» И вот опять мой партнер мне помог. И я подалась. И стала членом парламента. И была вторая леди, которой они сказали «подавайся», и она сейчас министр. И она это заслужила, она бриллиант. Через три месяца после того как меня выбрали в парламент, мы обсуждали с членом финансового комитета финансовые документы. И он предложил мне сделать отчет. Мне. Отчет по финансовым документам. Я ненавижу цифры! Но мне сказали, что эти цифры касаются тех людей, за которых ты ответственна, электорат в других странах. Тебе просто необходимо этим заняться. У тебя получится!

И опять сначала я думала сказать «нет». Но послушав ее, что это хорошая возможность для меня заработать хорошую репутацию и получить опыт, я решила: ок! Мой репорт был отличным. Мне помогли, подсказали и — вуаля! — теперь я известна именно благодаря этому репорту.

Мы, женщины, часто забываем, что мы способны учиться. И даже если мы не знаем чего-то или нам что-то не нравится на первый взгляд — с нужной мотивацией мы со всем справляемся. Мы можем попросить помощи, подсказки и все получится! Вот и мои советы: осмелься говорить и верь людям! Если тебе говорят, что ты способна – доверяй им. Ведь это их выбор. И в конце концов, если ты все-таки окажешься недостаточно хороша — кто ответственный? Ведь это был их выбор.

Вы проживаете в Сингапуре, но при этом отвечаете за французских граждан в 49 странах и их интересы там. Какие еще у вас есть обязанности?

По сути, где бы не проживали французские граждане, они все вовлечены в социальные и государственные темы и поэтому мне нужно быть подкованной и знать о разных проблемах. Я решила, что буду отвечать за внешние и международные отношения и буду работать в соответствующем комитете парламента. Я много работала над домогательствами к женщинам в самих министерствах. Я также являюсь членом международных отношений между Францией и Ираном. Другой моей темой являются все предприниматели, которые живут за границей. С COVID многие из них потеряли работу и свои компании. Но мы понимаем, что эти люди – это наш актив в соответствующих странах. Они могут знать язык, рынки, административную подноготную и т.д. И в моем понимании эти люди должны получить поддержку, даже если они живут за границей. Потому что если мы их потеряем, то мы потеряем влияние на определенных рынках. И странах. А проблема в том, что во многих странах послы думают, что это только их задача, а список их дел – очень большой. И получается, что он не может заниматься столькими вопросами.

После того как был выбран мистер Макрон, многие обрадовались: наконец французы могут возвращаться во Францию. Но я считаю это глупостью: эти люди за границей – это наш актив. Они знают столько об этой экономике! Я не хочу, чтобы они возвращались. Многие мои коллеги думают, что помощь французам в Украине – это помощь Украине. Но я так не думаю. 

Еще один вопрос, который я сейчас развиваю – это наука. И эту тему я сейчас развиваю. Фертилайзеры, вакцины, медикаменты. Мы делаем отчеты без каких либо прерогатив, чтобы парламент мог принимать решения, базируясь на исследованиях и научной информации. И, собственно, я была выбрана в этот комитет, потому что я сама доктор. И например, я понимаю, какие новости правдивы, а какие нет, и могу разобраться в разных материалах.

Какие качества необходимы женщине-лидеру, чтобы развивать мир?

В контексте лидерства я бы сказала, что компетенции одинаковые как для мужчин, так и для женщин. Для меня лидерство – это когда ты можешь придать смысл ежедневной работе, которую ты менеджеришь. Ты должна уметь ответить на вопрос «зачем?» Зачем работать над этим проектом, зачем заниматься этим конкретным вопросом именно сейчас. И этот ответ должен резонировать внутри тебя. И отвечать твоим собственным ценностям. И уметь передать этот смысл своей команде. 

Второе: софт-скилы. Например, умение слышать. И я должна признать, что в умении слушать женщины намного лучше, чем мужчины. И это не чисто женский талант, просто мужчины не привыкли этим пользоваться. Но мой муж, например, прекрасный слушатель. И мужчины могут развить эту способность, как мышцу. 

Я могу привести пример как доктор. К вам приходит пациент и говорит я болен». И первое, что ты делаешь – это доверяешь его словам. Может, он не болен. С академической точки зрения. Потом ты слушаешь: почему он так думает? И потом нужно немного времени, мне необходимо убедиться, что он или она понимает, о чем говорю им я. Например, у пациента диабет. Если я буду его лечить по книгам, есть четкие указания, что нужно делать. Если я просто выпишу рецепт и «увидимся через три месяца» — моя работа, вроде бы, сделана. Но нет. Я должна понять, что этот человек понимает под диабетом, что он воспримет как лечение – ведь для меня важно, чтобы мое лечение в результате ему помогло. И мне как доктору нужно принять, что этому пациенту может не подойти то, что написано в книгах. Но многие мои коллеги жалуются на пациентов, что те не пьют всех тех лекарств, которые они им прописывают, а только вот это одно!

И вот для меня как менеджера эта докторская практика похожа: я как менеджер должна убедить людей, что эти методы — верны, как и это лечение верно для этого человека. И если у них есть конкретная критика и хорошие аргументы «почему нет» – может, даже и не нужно делать этот проект. Но если я уверена, тогда время на убеждение не потрачено зря, потому что с момента когда человек поверит в проект, все пойдет очень быстро.

Поэтому как лидеру мне важно, что она или он понимает про проект и находят ли они в нем смысл для себя самих. И если смысла нет – тогда либо нужно переделать проект, либо нужно попрощаться с человеком, который не верит в проект. И это делает работу легче. Тебе не приходится заставлять людей. А если человека просто уволить, то у него останется ощущение, что он недостаточно хорош. Это ужасно. С каждым, кто со мной работает, я хочу чтобы это время было время роста. И, возможно, даже что-то иное от того, что мы делаем сейчас. У меня сейчас 5 ассистентов: кто-то постоянно, кто-то парт-тайм. И я ценю каждого из них, потому что они уникальны и каждый привносит в работу что-то свое, но при этом у нас единая визия. 

Каждому я позволяю делать то, в чем он наиболее хорош. Одна девушка в Сингапуре – она занимается всем моим графиком и всеми сотрудниками, между гражданами, которым нужна моя помощь. Но если она интересуется каким-то конкретным законом или темой в парламенте, она может работать над законом и мы его представим. Был даже закон, который я представляла в парламенте, а написала его она! Другой парень работает над коммуникациями. Он заинтересовался законом о волонтерстве и торговлей людьми. Он работает в основном над коммуникациями, но в свободное время он проводил интервью, читал аналитику и написал проект закона. Я их направляю, иногда даю наводки, с кем провести интервью, даже иногда убеждаю «важную персону», что мне необязательно присутствовать на интервью и мой ассистент знает больше меня. Иногда это просто вопрос статуса.

И вот этот человек как-то сказал мне: обычно я работаю в компании один год, но вы первый менеджер, с которым я работаю уже три года. И вот это еще один мой совет: если люди хотят уходить, не держите их. И не просите остаться. Если они хотят уходить, даже самые лучшие – отпустите их. Просто убедитесь, что с проектом все в порядке и он следует своим целям.

У меня есть вопрос, как администрируются деньги от парламента для депутатов во Франции?

Мы рассматриваем как маленькая компания. Нам выделяют деньги на разные направления: ИТ, ассистенты, транспорт, телефон, поездки. И как я нанимаю людей – это мое дело, и я стараюсь всегда платить своим помощникам хорошую зарплату. Я отчитываюсь за госбюджет, который на меня выделяют перед Ассамблеей, но в «середине» я могу распорядиться деньгами, как считаю нужным, и платить людям достойную зарплату, скажем, из своих расходов на логистику или коммуникации.

Фото: zonesamui.com

Я хочу задать последний вопрос про партнера. Вы сказали, что вам было 18 лет, ему 20. Как у вас все началось и какие были челленджи? Например, когда вы говорили, что уезжаете в Сингапур, вы полностью его поддержали.

Мы все обсуждаем. И поездка в Сингапур была не столько «следованием за ним». Вопрос в том, какой проект нашей семьи? Иными словами, как мы хотим жить? И еще раз в терминологии проекта. Наша жизнь в Париже была немного скучной. И мы не имели представления, что это будет за новая жизнь за границей. Но мы мечтали: почему бы не трансформировать наш семейный проект. Такое изменение будет полезно и нашим детям.

Тогда я перефразирую. Какими ценностями вы начинали семью? 

Когда мы встретились, очень быстро я увидела, что он будет отличным отцом. И я была права. Он потерял своего отца слишком рано, в 14. И то, как он заботился о своих маме и сестре, показало мне, каким он будет отцом. И он также очень уважал женщин, что было необычно даже для французов.

Мне казалось, что французские бабушки и мамы отвоевали позиции феминизма. И доказали, что уважение к женщинам — неоспоримо.

Да, но у нас также очень высокая статистика разводов. И семьи несчастливы. И каждый второй ребенок живет с разведенными родителями. Так вот, возвращаясь к вопросу о нашей семье. Мы с мужем смогли понять, что счастье супружества держится на трех столпах: любовь, с которой все начинается, далее второе – умение восторгаться друг другом. Я горжусь своим мужем так же, как он любуется мной. И третье: всегда иметь совместные проекты. Один заканчивается, другой начинается. Могут быть короткие проекты, длинные проекты. Удивлять друг друга, делать сюрпризы. Например, через три недели COVID-а, я сидела в гостинной, но вдруг сказала: «Мы сегодня идем в ресторан. Не знаю, какой и куда, но через час приготовься, пожалуйста, мы выходим». Каждую нашу годовщину он готовит что-нибудь особенное, и для меня это всегда сюрприз. Он куда-то нас увозит или просто ведет в ресторан, где мы никогда не были. 35 лет нашего супружества – годы вдохновения вдруг другом и сюрпризов друг для друга.

Над интервью работали: Виктория Покатис, Анастасия Соляник