Его глазами: Ирина Рубис

Мужской взгляд на карьеру женщины

«Она идет по жизни смеясь», — когда в далеком 1984 году Андрей Макаревич написал эту песню, он, конечно, ничего не знал о женщине по имени Ирина Рубис. Впрочем, Макаревич, наверное, до сих пор о ней ничего не знает. В отличие от медийного рынка Украины.

Эта женщина одевается всегда ярко, но со вкусом. Она пишет, наверное, самые короткие и резкие письма, на которые не обижаешься, просто потому что каждое слово — строго и по сути, как выстрел отличника спецподготовки. Зато, если Рубис пишет тебе свои смс-ного типа письма, ты для подчеркивания собственной крутизны обязательно прочтешь их вслух и при всем коллективе. Ну просто потому, что письма в почту от «Иры из MMR», это всегда предмет ЧСВ в профессиональных кругах. Ну или кружках юных маркетологов.

Женщина, которая умеет рассказывать о чем-то, что ей интересно так, что у собеседника не остается сомнений, что именно об этом он хотел услышать всю жизнь. Пиарщица и журналистка, которая словно играючи, сделала свою медиа-империю. Ну или то, что ей должно стать когда-то.

Но все эти проекты объединены одним — мощной интеллектуальной составляющей. Ира называет себя интеллектуальной нимфоманкой и признается: делать проекты «для масс» не интересно. Если деловой ресурс – то для самых прогрессивных собственников и топов.  Если ресурс для маркетологов — то для таких, которые мыслят не презентациями и тендерами, а стратегиями и мировыми трендами. Если женский ресурс — то не о подгузниках или шопинге в аутлетах Италии, а о том, сколь многого могут добиться умные женщины в современном мире, оставаясь при этом все-таки женщинами.

Сама Ира смеется, что ее ресурсы для тех, кого не любят, кого принято критиковать, о ком распускают сплетни. В общем, для Opinion leaders & media influencers, если использовать хрестоматийную терминологию. Сама ведь такая.

Надо сказать, что в реалиях украинского медиа рынка, где все пытаются сделать продукт для масс, чтобы «бабло капало», лично мне Ира очень напоминает водителя, который случайно свернул на встречку и прет против течения. И так много лет подряд. С той лишь разницей, что, видя убежденность Рубис в своей правоте и успех ее начинаний, быстро признаешь, что «против течения» плывут все остальные.

MG_4639

Последний «заплыв против течения» — выкуп части проектов издательства «Экономика», до ноября 2014 года принадлежавшего Виктору Пинчуку. Теперь Delo.UA, MMR, «Рейтинг крупнейших» и еще ряд известных и успешных проектов живут в уютном Ekonomika Communication Hub, созданном Ириной Рубис в тот момент, когда все остальное счастливо уходит с рынка. Вспарит ли? Да, вспарит. Потому что в отличие от многих олигархов – собственников «заводов, газет, пароходов», Ира видит свой медиа-бизнес – собственно бизнесом.

Как решилась «подхватить» компанию на падающем медийном рынке? Чтобы выяснить это, «секреты успеха», проверить стойкость к критике и узнать планы на будущее, прошусь на встречу. Надо заметить, что к новоиспеченному медиа-олигарху попасть на встречу сейчас ой как непросто —  Ира показывает мне календарь, в котором каждый день по 5-7 строк – встреч.

Начинаю «анкетно», вопросом “в лоб”: “Ира, в чем твой фирменный секрет успеха?”

И получаю неожиданный ответ:

“Я просто люблю работать, — смеется Ира. — Как говорится, “дайте мне работу поработать”.

«Ок, — говорю я. – Расскажи тогда, с чего все начиналось?»

«Главное — попасть в свою тему», — начинает Рубис.

И вспоминает.

Девочка Ира из Чернигова и даже не пыталась ехать поступать в Киев после школы – мешала заниженная самооценка. Приехала в Киев уже с дипломом. Но не рискнула устраиваться на работу, используя свой основной (на тот момент) козырь — свободное владение английским языком. Вместо этого устроилась на госпредприятие в отдел подписки.

“Представляешь, прихожу, а там одни 60-летние бабушки, — смеется Ирина. — Слава Богу, я не сдержалась и разревелась. И меня тут же перевели в отдел маркетинга. Там, конечно, было интереснее, но я поняла, что надо искать что-то, от чего тебя “драйвит”.

Поиски привели Иру в сферу коммерческой недвижимости, а затем тернистой дорогой пиара и в журналистику. “Но и тогда я понимала, что я здесь лишь на время, — вспоминает моя собеседница. — Потому что я хотела управлять бизнесом. У меня изначально был такой настрой”.

«А откуда такой настрой,  — интересуюсь. – Тебя так родители воспитывали?»

«Нет, — отвечает Ира, —  у меня было обычное советское детство. Но пример родителей очевидно сыграл свою роль: папа – успешен в бизнесе и получает от своей работы не меньшее удовольствие, чем я».

Интересуюсь, когда впервые проявились ее менеджерские таланты , и слышу неожиданную историю… про рэп.

“На четвертом курсе я увлекалась музыкой Eminemа, — рассказывает Ира. — Услышала наших парней, которые читали неплохой рэп, и предложила быть их продюсером”. Через год ребята уже были звездами всей Черниговской области. И благодаря усилиям своего продюсера даже ездили в Киев на “Червону Руту”. А когда появились первые деньги, ребята решили, что продюсер им не нужен. “И, конечно, сегодня они уже забыли про рэп…”, — улыбается Ирина.

Отлично, мы как раз подошли к подходам в менеджменте, что меня собственно больше всего интересует.

“Как менеджеру с кем тебе легче иметь дело — с мужчинами или женщинами? Кем легче руководить?”

“У меня половина менеджеров мужчины, а половина — женщины”, — уклончиво отвечает Ира.

“Это сознательно такой баланс?” — уточняю.

_MG_3737

Вопрос заставляет Рубис задуматься.

“С мужчинами чуть легче, у них меньше эмоций”, — признается Ира. И добавляет: “Я думаю, у меня мужской подход в бизнесе. Все эти разговоры, интриги, злословие. Мне это чуждо. Хочу чтобы было больше маскулинного, а не «теткинского»”.

“Что для тебя успех? Позиция в Forbes?”

“Нет!” — решительно машет головой моя визави.

“Что тогда? Количество работающих людей? Офис в центре города?” — не отступаю я.

“Охват проектов, которые я делаю. Масштаб”, — серьезно говорит Ира.

“То есть часть меры успеха для тебя — это социальный вклад?”

“Социальный вклад безусловно! – Формулировка явно приходится Рубис по душе. — Меня иногда спрашивают, зачем ты все это делаешь, ведь тут нет больших прибылей? И я отвечаю: я просто хочу помочь, дать импульс. Ведь мне тоже когда-то дали импульс”.

Принято считать, что на мужчин больше влияет спортивное спонсорство, например, когда во время футбольного матча забивают гол и в этот момент на бордах стадиона выскакивает начертание «любимого бренда». А для женщин наиболее эффективными рекламными проектами считаются социальные или так называемые «социально-ориентированные».

На мой взгляд, у Ирины Рубис странное сочетание этих факторов. Свой стиль менеджмента она называет мужским и больше любит работать с мужчинами. Но больше всего удовлетворения ей приносят социальные проекты.

“Получается, ты работаешь как мужчина, но думаешь как женщина,” – смеюсь я.

“Ну, я не знаю, как кто я думаю, но с мужчинами мне работать точно легче. Если они признают твою значимость, то разговаривают с тобой на равных. Это кайф. Впрочем, «мои женщины» (коллеги, друзья) – это вовсе не мягкие и пушистые дамочки. С такими у меня как раз не выходит”.

«Ну должно же быть в тебе что-то исконно женское», — думаю я про себя.

“Одной из мер успеха всегда является зависть.  Тебе многие завидуют и ,может быть, даже недолюбливают…”, — начинаю я задавать вопрос. Но Ира меня перебивает:

“Есть ценности с которыми я живу, и мне комфортно. И если люди не разделяют эти ценности, то мне абсолютно все равно, что они обо мне думают”.

И добавляет: “Но вот если люди, которые как бы “моей группы крови”, говорят мне, что я не права, я пересмотрю, где я ошиблась”.

Решаю провоцировать дальше: «В любом случае, с точки зрения мужчины, женщина-руководитель — это либо мамочка, либо стервочка. А ты кто?”

Ира хохочет, а отсмеявшись, отвечает: “А я Близнец по гороскопу”.

Ок, продолжаем о мужском.

“Ира, а как ты справляешься со стрессом? — спрашиваю. — Ну вот у мужчин все понятно — природа сама позаботилась обо всем. Да и потом есть машины, алкоголь…”

“Ну, во-первых, у меня тоже алкоголь, — смеется Ирина. — Люблю виски с колой и со льдом. Правда, в ограниченных количествах. Я отдаю себе отчет в том, что женский алкоголизм неизлечим”.

«А что еще?».

Следующие способы снятия стресса оказываются уже сильно более женственными: так, по выходным Ира лепит пельмени, варит суп-пюре из шампиньонов. А еще говорит, что любит гладить и складывать белье —  мозг отдыхает.

«Все-таки женщина,  — вздыхаю с облегчением. – Доказано».

Ну а раз таки женщина, не могу не спросить о воспитании детей. Потому что 55 подчиненных порой «построить» легче, чем троих малых.

“Я не считаю себя хорошим воспитателем, — задумчиво отвечает Ира. — Я даю детям максимальную свободу. Если дети ничего не просят, не надо им подсказывать, командовать. Понадобишься, попросят”.

_MG_4119

“То есть главное — свобода?” — уточняю я.

“Да, — отвечает Ира. — Я рядом, но я не доминирую. И за счет этого они более взрослые, чем положено по возрасту”.

Решаю вернуться к разговору о бизнесе, поскольку оставил напоследок самый волнующий меня вопрос об интеллектуальной составляющей бизнеса.

“Интеллигенция — это что такое сегодня?” — спрашиваю.

“Это люди со стрежнем, порядочные, начитанные”, — не задумываясь отвечает Ира.

Говорит, что считает себя человеком и интеллектуальным, и интеллигентным, признает, что это, вероятнее всего, наследственное. Еще режиссер Андрей Кончаловский говорил в одном из своих интервью, что интеллигентность появляется в человеке не ранее, чем с третьего поколения. Ира соглашается с этим. “Мой папа не мог жить без книг, я даже не знаю, сколько книг он прочитал, — вспоминает она. — У меня в семье никогда не было меркантилизма, результата ради денег. Это все научило стремиться к тому, чтобы всегда быть в гармонии с собой”.

Спрашиваю, удалось ли вырастить из гармонии с собой гармонию в семье.

“Мы с мужем разные абсолютно, — смеется Ира. — Он бывший спортсмен, в нем спортивного больше, а во мне — интеллектуального. Мы как инь и янь. Он — сила, опора, защита. Я в отношениях с ним чувствую себя слабой и беззащитной, то есть на самом деле — защищенной. А на мне — женская роль. Дома я — мама, любимая и обласканная”.

Кстати, муж Ирины Рубис, известный в прошлом боксер (дважды всемирный чемпион среди юниоров по версии IBF).

«Что такое женское счастье?», — решаю спросить напоследок у этой удивительной женщины, в которой так органично сочетаются качества, которые, казалось бы, несовместимы. Сила и слабость. Характер и женственность. Игра и серьезность.

“Женское счастье — это то, что у меня уже есть”, — серьезно отвечает Ира.

“И все-таки?” — прошу уточнить.

“Здоровые дети, у которых хорошие перспективы, хорошие задатки и правильные стремления, — перечисляет она. — Любовь в доме, самореализация и детей, и себя самой. Не мышиная возня вокруг “бытовухи”, а продуцирование чего-то, что делает жизнь лучше”.

 

 

Мы в Facebook