Елена Кравец: Материнство — это, конечно, прекрасно, но иногда хочется сбежать. И я за то, чтобы сбегать

О ценностях, мечтах, семье и материнстве

Актриса Студии «Квартал 95» и ведущая Елена Кравец рассказала WoMo о материнстве, семье и об отношениях с детьми, о работе в телевизионных проектах и женской конкуренции. Также мы поговорили о главных переменах в жизни, манифесте женщинам и мечтах. И, конечно же, о президентстве Владимира Зеленского и дружбе с первой леди. 

Елена, вы достаточно много времени посвятили украинскому телевидению и сейчас становитесь ведущей утреннего шоу на канале «1+1». Скажите, учитывая, что все больше качественного контента появляется в YouTube, каким вы видите украинское телевидение? 

Я бы хотела видеть украинское телевидение более гибким и открытым к новому. Несмотря на то, что я не так часто его смотрю, понимаю, что есть фокус-группы, есть собирательный образ зрителя того или иного канала, и знаю, что именно их потребности и запросы учитываются при создании телевизионного продукта. Но мне бы хотелось, чтобы украинское телевидение создавалось и работало для разного зрителя, учитывало многообразие вкусов и развивалось, предлагало новые точки зрения и форматы, воспитывало эстетически и культурно. Сегодня ситуация такая: зритель, который не смотрит телевизор, является потребителем другого контента — и по качеству, и по смыслу, и по форме — в интернете. Да, это другая аудитория, у нее другие приоритеты и предпочтения, но мне кажется, если бы телевидение смогло увлечь, выгоды были бы очевидны.

Я очень рада появлению Антона Птушкина на «1+1». Насколько мне известно, он не планировал появляться в телевизионном поле, но ему удалось перепроложить маршрут, когда не только контент из телевизора попадает на YouTube, но и с YouTube — в телевизор. Это то, что вдохновляет. Человек самостоятельно делает качественные и интересные travel-шоу уровня National Geographic, моя старшая дочь его смотрит.  

Еще хотелось бы больше интервью, больше хорошего кино и сериалов, как, например, “Спіймати Кайдаша”. Мне нравится, когда украинская культура проникает в массы органично и ненавязчиво, будто вплетается в косы лентами, дает ощущение идентичности, некоего родства, причастности к чему-то подлинному, родовому, тому, что нас определяло и формировало в разные годы.

Недавно мы семьей смотрели программу на телеканале ПЛЮСПЛЮС “Говоримо українською” и учились отличать слова “протягом” и “на протязі”. Детям и нам очень понравилось: все доступно, интересно, с юмором. Это, как мне кажется, и есть новое дыхание украинского телевидения. Мне это откликается, потому что проветривает устоявшуюся систему. 

Ваша карьера на телевидении сейчас — это продолжение реализации? 

Я хотела быть актрисой, поступить во ВГИК, в театральное училище имени Бориса Щукина или школу-студию МХАТ. В 16 лет мама не пустила поступать в Питер и Москву. Это был 1993 год – разруха, никакой стабильности и совершенно другая страна.

Родители переживали и далеко меня отпускать не хотели. Поэтому я поступила в Криворожский экономический институт Киевского института народного хозяйства на специальность финансиста-экономиста. Мама сказала: “Получи нормальное образование, а потом можешь заниматься чем хочешь”. 

Я протестовала, экономика не моя сильная сторона. Однажды, когда я прогуливала занятия с репетитором и мама узнала об этом, мы повздорили, и она на эмоциях спросила: “Кем ты собираешься быть? Каким видишь будущее?” Знаете, тогда такие разговоры велись часто. Я выпалила, что хочу работать с друзьями, выступать на сцене, чтобы было весело, много путешествовать, чтобы меня показывали по телевизору. Конечно, она сказала: “Такой профессии нет!” А я ответила: “А я найду!” И нашла. Получается, в тот момент я отправила в небесную канцелярию четко сформулированный запрос. 

Есть еще одна история. Мы с мамой смотрели фестиваль КВН в Сочи. И я сказала, что буду там. Мама ответила: “Где, Ленчик, в телевизоре?” “На фестивале, на этой сцене буду”, — сказала я. “Хорошо, что ты такая мечтательница. Мечтай”, — ответила мама.

Тогда наши родители считали, что юмор — это несерьезно и что деньги он приносит смешные. Поэтому я успела поработать и в банке, и менеджером в McDonald’s. 

Мы с мужем свадьбу сыграли за собственные деньги и жили за собственные деньги. Когда родители увидели, что наше увлечение — не пустой звук и важное для нас дело, они приняли наш выбор. 

В Студии “Квартал 95” вы на сцене единственная женщина. Как вам работается в команде мужчин? 

За много лет работы в мужской компании я стала женственнее, а начинала как «свой пацан». У меня даже в гардеробе были преимущественно джинсы и рубашки. Понадобилось много лет, чтобы я начала превращаться в девочку внутренне и внешне. Мы вместе с ребятами проходили разные этапы самоидентификации, взрослели. В какой-то момент я поняла, что у меня есть преимущество быть женщиной. Я поняла, что моя сила в возможности иногда быть слабой, давая мужчинам шанс проявить себя. Это, оказывается, так приятно и интересно! Мне иногда даже полезно снижать градус контроля и ответственности, а то слишком самостоятельная выросла, даже неудобно… В общем, я вдруг поняла, что мне нравится быть в тылу мужчин. 

Им тоже пришлось перевоспитаться, не ругаться при мне, не курить в автобусе утром и т. д. Сейчас они даже рассчитывают время нашего приезда в другой город, чтобы я в отеле успела привести себя в порядок, а не сразу на концерт ехала. Мы все стали взрослее, начали бережнее друг к другу относиться.  

Как на вас лично и на команду повлияло то, что Владимир Зеленский стал президентом, а его жена — первой леди?

Конечно же, перемены в стране повлияли и на нашу маленькую “страну”. Для многих это было потрясением, ведь из нашей команды ушел человек, на котором очень многое было завязано, он был генератором идей и вдохновителем. Но самое главное, мы продолжаем жить дальше, проекты находят новое дыхание.

Знаете, Зеленские для меня остались все равно Вовой и Леной. Просто мы, к сожалению, практически не видимся.

Елена является одним из главных редакторов “Женского Квартала”. И я рада, что она продолжает уделять внимание проекту. 

Что нужно знать о женской конкуренции и поддержке в вашей профессии? 

В Студии «Квартал 95» конкуренции среди женщин нет, хотя их много в команде. Мы за многие годы привыкли друг к другу. Потому что делаем одно общее дело: мы — на сцене, а они, та часть огромного айсберга, которую не видно, но она важна, — за кулисами. 

В “Женском Квартале” не было конкуренции, во всяком случае я ее не замечала. Я видела, что каждая переживала, сколько будет у нее ролей, как она проявится. Я девчонок очень люблю, они крутые и талантливые. И вообще, в “Женском Квартале” сумасшедшая энергетика и особое электричество. Мне кажется, это чувствуют зрители. 

Сейчас я стала частью команды нового шоу “Твій день” на «1+1». Я волнуюсь, потому что нет опыта работы в прямом эфире. Но атмосфера, которую я успела прочувствовать, мне уже нравится.

Расскажите о материнстве. Чему оно вас научило? 

Я где-то слышала, что дети приходят либо для радости, либо чему-то научить. Я думаю, что каждый ребенок приходит и для того, и для другого. Например, Маша была точно для радости: мы жили в другой системе координат, у нас не было няни, дочка ездила с нами везде: по клубам, гостям, концертам и гастролям. 

А двойняшки? Вы всегда хотели много детей? 

Я не думала о троих детях. Более того, для меня мамы троих детей автоматически попадали в разряд супергероинь. Это было запредельным форматом жизни. Именно это со мной случилось. 

Малыши тоже для радости, но нужно отметить, Катя и Ваня — это две вселенные. Я не знаю, как это вообще возможно быть настолько разными и в то же время составлять единое целое. Они точно Инь и Ян, они — завершенная экосистема. Они точно пришли научить нас с мужем, вернуть нам нашу природу. 

Например, я не умею выстраивать отношения так, как Катя выстраивает с Ваней. Вот буквально вчера Ваня несет две подставки, чтобы стать выше и вместе со мной что-то испечь. Катя говорит ему: “Ванечка, ты такой сильный. Сильнее тебя я никого не видела”. Он готов после этих слов убить всех драконов. Катя спрашивает: “Ваня, я красивая?” Он отвечает: “Катя, ты очень красивая, я на тебе женюсь”. Мы учимся у них. 

Конечно же, случаются кризисы, как и у всех детей. В нашей семье у каждого есть право проявлять все чувства и эмоции. 

Что для вас означает быть мамой? 

Быть мамой — значит быть разной собой. Бывает сложно, бывает весело, бывает классно и смешно. Старшая дочь уже взрослая, но с ней нам по-прежнему просто. С появлением малышей она быстро повзрослела. Сегодня она живет сама, учится на первом курсе, занимается танцами, общается с друзьями и пробует жизнь на вкус. Конечно, любит к нам приезжать. А мы всегда ей рады. 

При встрече я стараюсь уловить своим внутренним компасом ее эмоциональное настроение. Задаю вопросы, которые важны для меня: скучает ли она, хочет ли чем-то поделиться, выпив чаю. Узнаю — возможно, ей нас не хватает. 

Поскольку она живет одна, у меня создается впечатление, что мы ей что-то не додаем и ей чего-то не хватает. Но, судя по ее ответам, я понимаю, что все хорошо. 

А с малышами все просто: ты просто с ними себе не принадлежишь. 

Материнство — это, конечно, прекрасно, но иногда хочется сбежать. И я за то, чтобы сбегать. Если нужно, соврите, что едете в командировку. Сбегайте на 3-4 дня. Ничего не случится, никто не умрет, но вы восстановитесь. 

Одно из моих кредо по жизни: Happy wife = happy life. Когда женщина наполнена, когда у нее горят глаза, когда внутри ей хорошо и спокойно, всем вокруг хорошо и спокойно.

Какие ценности у вас в семье?

Нам важно, чтобы семья и дом оставались для каждого местом силы, где тебя любят разным. 

Мы говорим в семье о том, что нам нравится или не нравится. Я учу этому своих детей: благодарить, просить помощи, просить прощения, не бояться ошибок, говорить о том, что не нравится, мечтать безоглядно, слушать себя, не быть равнодушными к другим. Я думаю, дети приходят к нам в виде сосуда, и важно, чем мы его наполним. 

Мои ценности и убеждения меняются с возрастом и трансформируются в течение жизни. Сейчас настал тот период, когда я могу отказываться легко и соглашаться на то, что действительно важно и интересно. Выбираю, опираясь на интуицию, сверяюсь с внутренним компасом, прислушиваюсь к сердцу, иногда к уму, резонирует или нет. 

Какие события изменили вашу жизнь? 

Конечно, жизнь каждого человека меняется после рождения детей. 

Если говорить о других важных моментах, то это тот момент, когда я почувствовала, что не справляюсь с внутренним напряжением, тревогой, когда я потеряла себя и связь с внутренним голосом и пошла в психоанализ.

10 лет в терапии сильно изменили и меняют мою жизнь. 

В чем черпаете ресурс? 

Чтобы восстановиться, мне нужно уединение. Читаю недочитанные книги, смотрю фильмы, люблю смотреть и слушать интервью с интересными людьми, пеку пироги. Делаю ревизию в шкафах, потому что когда вижу свободные полки в каждом шкафу, у меня ощущение, что есть “свободные полки” в голове.

Если бы вы писали манифест женщинам, что бы там было? 

“I’m not f**king perfect!” — фраза, которую я услышала в сериале “Большая маленькая ложь”. На меня снизошло озарение, это стало моим еще одним жизненным кредо. 

К современным женщинам, особенно в больших городах, сегодня предъявляется так много требований! Мы так много всего должны и так стараемся оправдать ожидания социума, что порой забываем о своей природе, о том, что мы not f**king perfect! Мы неидеальны, и в этом кайф! Эта фраза для меня очень дерзкая и в то же время она и есть освобождение, разрешение быть собой и перестать уже наконец казаться всем «хорошей девочкой», потому что мы выросли и нам многое можно. Можно искать и никак не находить тот самый пресловутый баланс «семья-карьера», можно быть неидеальной, но от этого не менее любимой мамой и женой, можно быть не такой, как где-то и кому-то нужно. Можно наконец помириться с собой, понять свои ограничения и сильные стороны и вспомнить себя настоящую.

Иногда мне казалось, что я кручу педали в велосипеде, который вырабатывает энергию. И страшно остановиться, потому что тогда лампочка перестанет гореть и мир погрузится во тьму. В какой-то момент я очень устала создавать эту иллюзию движения и поняла, что больше так не хочу. Нужно сменить скорость, выйти из этого беличьего колеса и пересесть на обычный велосипед, на котором можно также оставаться в движении, прилагать усилия, крутить педали, но уже двигаться по-настоящему, а не на одном месте. А главное — делать это в комфортном темпе и знать, что в любой  момент можно сделать остановку.

Что для вас означает женская дружба? 

Для меня женская дружба — это погружение в мир друг друга. Когда чувствуешь человека. Даже когда долго не виделись, не созванивались или живете в разных городах, есть ощущение, что кто-то держит за руку. Ты — вдвоем. 

Что вы чувствуете, когда читаете и пишете свои стихи? 

Когда пишу, чувствую освобождение и выдох, когда читаю — задержку на вдохе. 

Мне пока еще сложно делиться своим творчеством, поэтому я чаще читаю других авторов. Очень люблю рассказы Веры Полозковой (да, их она тоже пишет!) и стихи Жадана. Недавно открыла для себя лирическую и прекрасную Татьяну Власову.

А еще я мечтаю написать детскую книгу. 

О чем еще мечтаете? 

Я мечтаю о большом кино. О счастье для своей семьи и детей и, как бы пафосно это ни звучало, для своей страны. Она тоже отчасти женщина. 

Беседовала Ольга Заруба