Елена Кравец: «Я уже несколько раз проводила параллель с такой метафорой: восемь стрелков, а я – мишень»

О жизни девушки в мужском коллективе

Елена Кравец, актриса  студии «Квартал-95», в рамках проекта PUBLIC TALK рассказала о том, как непросто порой живется девушке в мужском коллективе юмористов, и вспомнила самый жесткий розыгрыш своих коллег.

Ребята любят меня разыгрывать, я не успеваю за ними. Я уже несколько раз проводила параллель с такой метафорой: восемь  стрелков, а я – мишень. Они упражняются в остроумии на мне уже очень давно. Я сначала обижалась, пыталась парировать, сейчас я смеюсь, и, конечно, если один начинает, второй сразу же подхватывает. Но это все без хамства! Слава Богу, у нас есть  уважение друг к другу. Хотя иногда бывает перебор. Вот в частности такой случай произошел во время розыгрыша от «Вечернего Киева».

Это такой ужас был, на самом деле. Уже сейчас  я могу говорить и улыбаться, но мне понадобился год, чтобы это все переварить.

В этом розыгрыше на границе Украины с Беларусью нас задержали, потому что ребята вели себя слишком развязно, шутили про наркотики – все это было по сюжету розыгрыша. А потом пришли пограничники с украинской заставы с просьбой отпустить нас, мол, хватит нас уже допрашивать. А я, честно признаюсь, очень наивная. Я очень легко могу поверить, особенно, когда все хорошо сыграно.

И в тот момент, когда меня забирали из полевой палатки, раздались крики: «Стоять! Я открою огонь!». Все, что я последнее отчетливо слышала, было: «Открыть огонь на поражение!». И дальше я слышу только очередь выстрелов.

Вот говорят, что в такие моменты жизнь перед глазами проносится… Нет, не проносится! Все, что я видела на весь горизонт, — это лицо дочки Маши. Я бежала, а в голове у меня были мысли: «Сейчас, будет очень быстро и очень больно». Потом я думала только о ее будущем, что, если вдруг что-то случится, надо, чтобы мама переехала в Киев, и чтобы Машу не брали на похороны…

В фильме «Области тьмы» есть такая фраза: «Все, что мы когда-либо знали, читали, слышали и видели, записывается на жесткий диск нашей памяти и будет востребовано в самый нужный момент». Так вот, я бегу, за мной бегут, смеясь (но я этого не вижу) Степа с Микой и пограничники. А мне было совсем не смешно,  я бежала быстрее всех, хотя обычно бегаю не очень быстро. И вот перед глазами, как солнце всходящее, лицо Маши и дальше почему-то книга Акунина «Статский советник». Черно-белые страницы со свистом листаются перед глазами,  232-я, второй абзац сверху: «Самурай убегал зигзагами, потому что так было невозможно настроить прицел».  И я этому пограничнику кричу: «Зигзага-а-ами!».

Конечно, у меня была потом истерика, хотя в принципе я не истерю никогда. Но в тот момент, как только они меня не откачивали. Ах да, я уходила еще и в лес, я сказала им: «Мужики, вы злые, я ухожу от вас!». Они мне: «Лена, куда?». Я: « В лес!», а они назад меня оттаскивают. Потом уже, когда мне стало немного легче и я не истерила, подошел режиссер и предложил переснять сцену с шариками на красивом закате. Но был послан.

После всего этого розыгрыша я вышла к съемочной группе и пожелала им никогда не испытывать того, что они решили испытать на мне. На самом деле, это было очень жестко. Мне кажется, жестче никого не разыгрывали в этой передаче. А на следующий день у нас концерт в Белой Церкви! Ребята, конечно, просили прощения, но я не общалась с ними какое-то время. И мой психоаналитик сказал мне говорить об этом как можно чаще, пока я не перестану плакать, ну вот теперь я это вспоминаю с улыбкой.

- Читайте также: WоMо-портрет: Елена Кравец

Мы в Facebook