Елена Ткачева: «Не отбить у ребенка желание познавать и проявлять себя – главная функция школы»

Основательница школы нового формата Sapiens о том, что на самом деле должно давать образование

Елена Ткачева, основательница школы нового формата Sapiens, мама троих детей

Запросы приходят разные, но их посыл единый – все хотят лучшего для своих детей. Вот только под этим лучшим скрывается разное. И честность на самом первом и главном этапе состоит как раз в ответе на вопрос: «Какой я вижу лучшую школу для своего ребенка?». Давайте попробуем вместе ответить, следуя алгоритму:

  1. Что я хочу, чтобы мои дети умели?
  2. Что я хочу, чтобы мои дети знали?
  3. Слушаю ли я желания своего ребенка или это мои желания?
  4. Каким будет мой ребенок через 10 лет?
  5. Каким будет мой ребенок через 20 лет?
  6. Могу ли я доверять команде будущей школы и делиться с ней открыто своими ожиданиями/сомнениями/страхами?
  7. Готов ли я принимать участие в образовании своего ребенка (имеется в виду не только материально)?
  8. Готов ли я сам меняться вместе с ребенком?

Список можно продолжить. Но это основа. После предлагаю к каждому ответу сформулировать уточняющий вопрос «Почему?». И вот потом выбирать.

Триединство приходит тогда, когда ожидания родителя, устремления ребенка и цели школы совпадают, проговорены, и между сторонами все прозрачно. Важно, чтобы был диалог и умение/желание решать любые вопросы. Если три стороны открыты и нацелены на ребенка, то они готовы к диалогу. Но важен первый этап — «договор на берегу».

Почему важно быть честным

Если родитель не удовлетворен чем-то и не происходит диалога с его стороны, растет напряжение, которое, в первую очередь, отражается на ребенке. Ребенок перестает чувствовать себя в безопасности, включает защитные механизмы и перестает быть собой. Потому что ему хочется поскорее убрать это напряжение. Как – он не знает, поэтому начинает подстраиваться под среду, — становится тревожным, замкнутым. За этим печально наблюдать.

Если в свою очередь школа умалчивает вещи, которые тревожат, чтобы не огорчать родителя или не создавать конфликтов (ведь никто их не любит), это ведет к тому, что тревога не исчезает, а наоборот – нарастает комом и выливается в выгорание педагогов, которые всеми силами в одностороннем порядке пытаются решить проблему.

Ребенок в школе нового формата – это не «субъект образовательной системы», и оттого, насколько открыто выстроены отношения в самом начале, зависит успех всего предприятия.

Почему важно дать детям свободу

Классический пример: «Моего ребенка обижают». Спрашиваю: «Как?». Ответ: «Используют прозвище, а не имя» (надо от себя заметить, что прозвище неоскорбительное). Спрашиваю: «А он сказал, что у него есть имя и ему не приятно?» Реакция родителя: «Он не должен это говорить, это и так понятно».

Откуда понятно? Ребенка будут называть по кличке, пока он не заявит, что он этого не хочет. Ведь раз молчит, значит все окей. А, возможно, ему и нравится его прозвище, оно подчеркивает его какие-то сильные стороны. Но родитель требует немедленной расправы над обидчиком. Каким вырастет ребенок, если живет в установке, что за него все решил родитель. Растет лживым, потому что сказать родителю правду = не оправдать его мнения о себе. Растет неуверенным: может, и правда кличка — это плохо? А главное – растет неспособным самостоятельно решать проблемы.

Почему так происходит? Конечно, из-за страха. Ведь так хочется уберечь ребенка от горького опыта, только вот беда в чем – то был опыт родительский, а ребенку нужен свой. Сталкиваясь с проблемами и решая их, дети формируют свои стратегии, анализируют ситуацию, принимают решения, исходя из своих ощущений, становятся более зрелыми. И иногда свой опыт — это набитые шишки. Это боль. Это истерики. Родители зачастую боятся этих сильных эмоций, стараются избежать их, предотвратить, отвлекая внимание на другие вещи или отворачиваясь от проблемы.

Я бы рекомендовала научиться быть более чутким и задавать себе вопросы:

  1. Эта боль здоровая?
  2. Это то, с чем ребенок может справиться сам?
  3. Как я могу помочь справиться с этим?
  4. Чему он научится?

Но не бежать с готовым решением и с «соломой». Это оранжерейные условия. А жизнь – настоящая, и ребенку неплохо бы все же искать опору в себе.

В школе мы этому учим, помогаем проживать разные опыты. Безопасность, конечно, не первом месте. Но она связана больше с моментами физического и психологического насилия, которое недопустимо. Но даже в случаях, если это вдруг происходит, важно проговаривать со всеми, что это было, кто что хотел, как можно было поступить по-другому. Но опыт проживать надо. Так ребенок развивается.

Почему не стоит перекладывать на детей свои мечты и тревожности

Самое распространенное: «он до сих пор не говорит по-английски», «он плохо пишет прописью», «он мало читает». Я образно, но зачастую речь идет именно о базовых навыках, которые наращиваются, как любая мышца. И сроки, когда она нарастет, мы только предполагаем, но не в силах подогнать ребенка под какой-то дедлайн. Не в силах и не вправе. Ребенок должен уверенно двигаться вперед в своем темпе, а не нервничать, находясь под лупой родителей, которые ожидают или требуют.

У родителей вызывает беспокойство заявление ребенка о том, что он не хочет идти в школу. У ребенка может быть для этого масса причин: от какого-то конфликта в школе, до желания просто побыть дома с родителем, да и просто без причины – он хочет побыть дома и имеет на это право. Мы ведь, взрослые, тоже иногда хотим побыть дома. Чтобы понять малыша, задайте себе несколько вопросов:

  1. Мое беспокойство поможет моему ребенку?
  2. А почему я, собственно, беспокоюсь?
  3. Есть реальные предпосылки, что будет именно так, как я себе настроил в своем тревожном сценарии?

Как правило, после этих вопросов, становится легче. Ну и заниматься собой родителям тоже бы не мешало.

Почему важно личное время

Свободное время – это хорошо. Например, у нас в школе есть в расписании САМОЧАС. Это личное индивидуальное время ребенка. Он может заняться, чем угодно — индивидуальной работой над академическими заданиями, работой над проектом, просмотром видео, чтением книг, спортом. Не важно. Важно, что ребенку не подсказывают, чем ему заняться, он занимает себя сам. И это очень ценно, потому что помогает ему услышать свои потребности/желания. Важно, чтобы были возможности для занятий, чтобы ребенок мог сам сделать свой выбор и знать при этом, что его за его выбор не будут тюкать по голове, мол, «а я бы на твоем месте сделал то-то и то-то». Даже полежать на диване оказывается полезным занятием, в этот момент идет серьезная внутренняя работа (отдыхает мозг, формируются новые нейронные связи на основе полученного опыта, ребенок может просто фантазировать или мечтать).

Поэтому моя рекомендация: если ребенок мается, не стоит бежать к нему с готовым решением, как себя занять. Нужно помнить, что взрослый – не аниматор. Скучать – тоже полезно. Так он научается быть с собой и слышать себя.

Как правильно мотивировать к учебе

Мотивация к учебе заложена природой. Это естественная тяга к познанию и развитию своего потенциала. А поскольку про свой потенциал каждый может сказать, только полагаясь на собственные чувства и ощущения, то нужно научиться доверять природе человека, в данном случае, ребенка.

Если говорить об обучении как школьном процессе, то самая основная задача — создать насыщенную познавательную среду. Это могут быть не только занятия, но и материалы для творчества, игры, общение с природой, животными, новые люди и т.д. Любой новый опыт ребенок будет воспринимать, как способ обучаться и взаимодействовать. Лично я считаю преступлением против ребенка, когда ему хочется играть и радоваться, а его садят за парту и заставляют выписывать крючочки. Обучение – это взаимодействие и живая игра. Надо заметить, что это применимо, в первую очередь, к младшей школе.

Не отбить у ребенка желание познавать и любопытствовать, позволять ему проявлять себя и пробовать все – вот функция младшей школы.

«А как же уроки математики?» – спросят меня родители. Математика в среде познания, действия и взаимодействия (языком взрослых — «проектная деятельность») – это и есть обучение.

А как же глубина знаний? «Какая глубина?» – обычно отвечаю я. Математика – это инструмент,  который помогает в жизни. Не сошелся на ней свет клином. Ты можешь им владеть на достаточном для тебя уровне или на глубоком. Скорость решения задач и примеров не является показателем того, на каком уровне ребенок владеет математикой. Важно то, как он использует математику в жизни.

Бывает такое, что у ребенка отбили охоту учиться. Тогда нужно разбираться с причиной, но ни в коем случае не принуждать. Действовать чутко, мягко, нежно, без нажима, искать те зоны, которые ему интересны, принимать участие в деятельности вместе с ним. Ведь он может просто разувериться в своих способностях, тогда важна совместная деятельность. Если у него есть пробелы в знаниях и он чувствует себя глупым и поэтому отторгает, объяснять, что никто его не гонит, он всегда может начать с того места, где запнулся. Не стоит пинать его и терзать своими тревогами и страхами. Дать ему максимальное принятие, время, поддержку. Быть рядом. Ставьте себя на его место. Чего вам больше всего хочется от близких, когда вы ничего не хотите. Неужели, чтобы вас заставили это делать? Или «впаривали» вам то, что вам априори не интересно? Нет, конечно. Вам хочется, чтобы с вами были рядом и поддерживали, а не суетились.

Что такое дисциплина

Многие, когда говорят о дисциплине, все-таки имеют в виду повиновение некой системе правил. Это ложная установка. С одной стороны, многие стремятся к демократическому образованию, с другой стороны, понятием «дисциплина, когда должен» подменяется суть демократии.

И я знаю точно, что основной вопрос, который пугает родителей, – это как раз отсутствие дисциплины, как системы, которая точно и желательно почасово регулирует деятельность ребенка. В моем понимании, это насилие, прикрытое тем, что те занятия, которыми ребенок должен заниматься почасово – максимально полезные для него. Возможно, но если сам ребенок не чувствует в них пользу для себя, в чем тогда полезность?

В понимании школы нового формата, дисциплина — это система правил взаимодействия, которую сформировали и приняли все участники образовательного процесса, — когда ребенку понятна его свобода и ответственность, когда ему понятно, чему он учится и чему, когда он делает добровольный выбор, готов принимать его последствия. Так он учится самоорганизации, а не прогибается под внешнюю систему муштры, в которой ему остается минимум свободы.

Мы в Facebook