Евгений Комаровский: «Главная задача отца — не быть отстраненным»

О своем проекте, отцовстве и современных родителях

Евгений Комаровский, детский врач, кандидат медицинских наук, автор популярных книг и телепрограмм, посвященных здоровью детей.

О рождении бренда

Я 40 лет жизни пахал как проклятый и думал, как пробиться в люди. Это было, есть и будет.

Я зашел в операционную в 18 лет, а вышел оттуда практически инвалидом в 30. В три часа дня у меня заканчивался рабочий день, я садился в машину и ездил по частным вызовам, потому что надо было кормить свою семью. Но в какой-то момент я понял, что все, что нужно моей больнице от меня, — трепать мне нервы. Потому что когда ты стараешься быть номером один, то все твои неприятности — это огромная удача для окружающих.

А потом случилась такая история: у меня был один пациент, которого угораздило в 48 лет впервые стать папой. И он оказался чрезвычайно дисциплинированным, они с женой делали все, что я говорил. Они осознали, что можно радоваться ребенку, спать по ночам, отдыхать, ездить с ним в путешествия. Тогда все, что у него было, он вложил в проект «Доктор Комаровский». Он создал условия, при которых я мог писать.

Сотни, может быть, тысячи академиков и профессоров будут счастливы ткнуть меня носом в мои ошибки. И тот факт, что меня ни разу еще не ткнули, говорит о том, что я очень серьезно работаю над своими текстами. Поэтому я написал одну книгу за 15 лет и 12 книг — за шесть лет.

О работе и бизнесе

Основной доход приносит сегодня участие в телепроектах, сайт, издание книг и канал на Youtube. Клиника — это хобби, это медицинское учреждение, цель которого — дать хирургическую, практическую помощь родителям, помочь им выжить в стране, где нет нормальной медицины.

Правда, сейчас я не получаю никакого удовольствия от педиатрической практики, потому что меня уже сложно удивить. С другой стороны, ко мне часто приходят не жаловаться, а хвастаться: «Здравствуйте, Евгений Олегович! Нам годик исполнился, мы все это время жили по вашим рекомендациям!» И вот это радость. В Харькове 15 тысяч «моих» детей, это одна из причин, почему я отсюда никуда не уезжаю.

1278847799_komarovskiy

О своих детях

Мне настолько тяжело далась профессия врача… Когда ты через все это проходишь, ты не хочешь этой судьбы своим детям. Многие люди привыкли видеть картинку, когда врача закидывают цветами, на самом деле это бывает крайне редко. От твоих действий, твоих решений зависит человеческая жизнь. Ты понимаешь цену своей ошибки.

Мои дети имели возможность наблюдать, как работает папа, который приползал домой в восемь вечера, три часа спал до одиннадцати, садился писать книгу на кухне, в четыре утра ложился, а в шесть вставал. То есть спал пять часов в день, и так десятилетиями. Поэтому один сын — юрист, второй — программист. Я могу с ними поговорить о чем угодно, кроме медицины.

Об отцовстве

Все выходные я проводил дома и две недели отпуска мы отдыхали вместе: на байдарках, в лесу. Для меня нет понятия «пляжного отдыха». Это вообще не мое. Каждые выходные мы куда-то ездили, разговаривали, что-то обсуждали. Мне кажется, я — нормальный отец. Глобальные решения, касающиеся детей, мы с женой принимали вместе. Это важно. Главная задача отца — не быть отстраненным. Хотя, честно признаюсь, я не был ни на одном родительском собрании.

11390b2a4c1f7583b6f7b682e0520046

О современных родителях

5-15% — такой уровень адекватности родителей сегодня, к сожалению. Когда ты объясняешь, что антибиотики не действуют на вирусы, что нельзя детей растирать спиртом, не нужно надевать шапочку ребенку в жару, что дети заболевают не потому, что мерзнут, а потому, что потеют, что если ребенок не хочет кушать, нельзя его заставлять — такие элементарные вещи понять и принять в состоянии 15 процентов.

Иное дело, когда берут пример с других родителей. Если в песочнице 10 в шапочках, а один без шапочки, то ничего у вас не получится. Но если вы приходите в шапочке, а там пять нормальных — есть шанс, что вы к этому приобщитесь. Но в целом все достаточно печально.

Более того, как сражаться с медицинской пропагандой, например, когда десятки тысяч врачей лечат вирусные инфекции антибиотиками? Нигде в цивилизованной стране не могут понять, как это уколоть ребенку попу. Ни в Америке, ни в Европе, ни в Израиле не делают уколы внутримышечно. А один я бороться с этой системой не смогу.

Я просто делаю свое дело. Кто-то меня поддерживает, слава богу. Кто-то не поддерживает, но это их дело, как говорится. Я лечу всех, независимо от положения в обществе, и так, как того требует медицинская наука.

- Читайте также: Четыре родительских заблуждения по мнению Евгения Комаровского

Мы в Facebook