Фотопроект: Детские комнаты и их хозяева

От маленького ящика в приюте до комнаты принцессы в доме среди фермерских полей

Фотограф Джеймс Моллисон родился в Кении, вырос в Великобритании, сейчас живет в Италии, поэтому его творчество имеет глобальную перспективу. Когда его попросили снять проект в защиту прав детей, он сразу же подумал о том месте, где дети хоть немного чувствуют себя хозяевами — об их комнатах.

«Я сразу подумал о своей комнате: как она была важна для меня в детстве, насколько она выражала то, кем я был. И тогда меня осенило: для того, чтобы понять, чем живет ребенок, какова его жизненная ситуация, каковы проблемы, достаточно взглянуть на место, где он спит», — говорит Джеймс. На диптихах портреты детей из семей разного достатка и социального положения и разных странах, от Таиланда до США.

Лей-Лей, Тайланд

 

Лей-Лей 4 года. Крем, которым намазано ее лицо, делается из дерева танака и используется для защиты кожи. Девочка живет в городке Мей-Сот, на границе с Бирмой. Когда ее мама умерла, никто из родственников не захотел взять ее к себе, поэтому девочка оказалась в сиротском приюте. Кроме нее в приюте находится 21 ребенок. В приюте две комнаты. Днем в одной комнате — класс, в другой — столовая. Ночью обе они превращаются в спальни. У каждого ребенка есть свой ящик, в котором хранятся их личные вещи. У Лей-Лей — немного одежды и… все. Все, что известно о ее происхождении, это то, что она из этнической группы Карен, которую преследуют в Бирме. Именно поэтому Лей-Лей с мамой оказались в Таиланде.

Джасмин, США

Джасмин больше нравится, когда ее называют Джаззи. Она живет в штате Кентуки, в большом доме вместе с родителями и тремя братьями. Дом ее находится среди фермерских полей. В комнате — полно корон и всяких призов, которые Джасмин в свои 4 года уже успела выиграть на детских конкурсах красоты. Она все время проводит в подготовке к очередному конкурсу или прослушиванию. У нее есть специальный тренер, который готовит с ней программу. Джаззи выступает почти каждую неделю и очень устает, но ей нравится, когда к ней относятся как к принцессе: укладывают волосы, делают макияж и надевают нарядное платье. Это дорогостоящее хобби, за каждый конкурс они платят тысячу долларов. Когда вырастет, Джаззи хочет стать рок-звездой.

Без имени, Италия

Для этого 4-летнего мальчика дом — это матрас, брошенный где-то на окраине Рима. Его семья приехала сюда из Румынии. Чтобы добраться сюда, они просили милостыню на улицах и вот, заплатив за приезд, живут теперь здесь. Сначала они жили в палатке, их оттуда выгнала полиция, потому что они расположились на частной территории. Теперь вся семья спит на матрасе под открытым небом. Когда идет дождь, они сооружают крышу из подручных материалов. Они уехали из Румынии без документов и не могут получить разрешение на работу. Этот мальчик моет окна машин, с одной машины он имеет 30-50 центов. Никто из его семьи никогда не посещал школу. Его родители не умеют читать и писать.

Шамила, Тайланд

Пятилетняя Шамила живет с матерью и тремя другими детьми в семье. Их дом — барак из одной комнаты на краю джунглей. Туалет в деревне один на 100 человек. Мать Шамилы убежала в Тайланд из Бирмы, спасаясь от преследования. Она не может получить разрешение на работу, поэтому перебивается подработками, чтобы прокормить семью. Мяса они себе позволить не могут, но рыба у них бывает дважды в неделю. Шамила родилась в семье беженцев, поэтому она не считается гражданкой Тайланда, но и бирманского гражданства у нее тоже нет. Официально она — человек без гражданства. Она единственная в своей семье посещает школу. Она хотела бы стать медсестрой, когда вырастет.

Билал, западный берег Иордана

Билалу 6 лет. Его родители арабы, бедуины, которые живут рядом с израильским поселением. Их дом — лачуга из одной комнаты, которую семья построила сама. Эту территорию контролирует правительство Израиля, которое снесло первый дом семьи, построенный без разрешения. Семья боится, что и этот дом ждет та же участь. Летом семья спит на ковре под открытым небом, зимой они спят внутри дома. Бедуины — кочевой народ, но израильское правительство ограничивает передвижения, поэтому им пришлось осесть. Едят они в основном рис и йогурт. Раз в неделю они едят мясо. Воду доставляет автоцистерна, они могут взять 2 литра воды. Билал еще не ходит в школу, но помогает пасти коз.

Лехлохоноло, Лесото

Мальчику 6 лет, вместе с тремя братьями он живет в Лесото, что на юге Африки. Мальчики — сироты, их отец умер от СПИДа несколько лет назад, а о маме они ничего не слышали с того дня, когда она подалась искать работу. Старший мальчик в семье, которому 16, отвечает за них всех. Живут они в земляной хижине, спят все вместе на полу. Двое братьев Лехлохоноло ходят в школу за 8 километров от дома, раз в месяц им положен продуктовый паек: крупы, масло. Они не помнят, когда последний раз ели мясо. И, скорее всего, им придется жить в бедности всю жизнь: земли здесь неплодородны, да и работы нет.

Индира, Непал

Индира живет со своими родителями, братом и сестрой недалеко от Катманду, столицы Непала. В ее доме всего одна комната, одна кровать и один матрас. Ночью все дети спят на матрасе. Семья очень бедна, поэтому все должны работать. Дети работают на каменоломне, часто многие теряют зрение, потому что им нечем защитить глаза от осколков камней. Индира работает 5-6 часов в день, а также помогает матери по хозяйству: убирает, готовит. Ее любимая еда — лапша. Девочка ходит в школу, которая находится в 30 минутах ходьбы от дома. Она не против работы на каменоломне, но предпочла бы играть. Когда вырастет, она хочет быть исполнительницей непальских народных танцев.

Алисса, США

Алисса живет с родителями в Кентукки. Она — единственный ребенок в семье. У семьи маленький, печка на дровах. Потолок в комнате Алиссы стал проваливаться. Семья купила бы трейлер, но не может себе этого позволить. Мать Алиссы работает в McDonald’s, а отец — в супермаркете Walmart, и, хоть и зарабатывают они совсем немного, они довольны, что есть хотя бы такая работа. Так как многие местные — безработные и единственное утешение ищут в наркотиках: двое родственников Алиссы умерли от передозировки.

Акосет, Бразилия

Акосету 8 лет, он из племени Крахо, которое живет в бассейне реки Амазонки. Племя насчитывает всего 1900 человек. Крахо верят, что солнце и луна создали Вселенную. Красная краска на груди Акосета — часть племенного ритуала. Старшие учат мальчика уважать природу. Хижины в деревне выстроились в круг, воду для питья и мытья берут в реке. Половину необходимых продуктов племя выращивает своими силами, остальная еда покупается на деньги, которые дают туристы и фотографы, ну а мясо мужская половина племени добываем на охоте. В селении есть одна машина на всех.

Хайме, США

Хайме 9 лет, он живет на последнем этаже нью-йоркского небоскреба на престижной 5-й Авеню. У его родителей есть роскошные дома в Испании и на Лонг-Айленде. У Хайме есть младший брат и две сестры-близняшки. Хайме ходит в дорогую школу. Учится он очень хорошо, особенно ему нравится информатика, письмо, а вот геометрия — нет. Каждый вечер он посвящает время домашним заданиям, по средам у него уроки дзюдо и плавания. В свободное время мальчик читает о финансах на сайте Citibank website. Когда вырастет, Хайме хочет быть адвокатом, как его отец.

Тцвика, Израиль

Тцвике 9 лет, он живет в Бейтар-Иллит на западном берегу реки Иордан. В поселении ортодоксальных евреев 36000 человек. Телевидения и газет здесь нет. В среднем в семьях по 9 детей, но у Тцвики только два брата и сестра, с которыми он делит свою комнату. Тцвика хочет стать раввином. Живет его семья в современной квартире многоэтажки, школа находится в двух минутах езды от дома. Религия — самый важный предмет в школе, за тем по степени важности идут иврит и математика, а вот физкультуры у них нет. Тцвика каждый день ходит в библиотеку и читает священные книги. В принципе все книги в библиотеке на религиозную тематику, как и игры на компьютере у Тцвики.

По материалам: fatherly.com, jamesmollison.com

— Читайте также: Фотопроект: О чем мечтают и чего боятся наши дети

Мы в Facebook