Иконы протеста: истории 5-ти женщин оппозиционерок в тюрьмах и СИЗО Белоруси

Анастасія Багаліка, оглядачка WoMo

В канун Международного женского дня WoMo вспоминает о женщинах оказавшихся за решеткой после митингов в соседней Беларуси. Протесты против переизбрания Александра Лукашенко президентом там не стихают с 9 августа 2020 года. Многие женщины, проявившие стойкость и отвагу в период заключения, стали “иконами протеста”. WoMo собрало 5 таких историй. Первые две героини — уже освобождены, трое другие до сих пор находятся за решеткой.

Ольга Хижинкова, 34 года.

Ольга Хижинкова — «Мисс Беларусь» 2008 года, модель и журналистка. Около 10 лет была лицом белорусского бренда «Conte Elegant». Хижинкова публично поддерживала протесты против режима Александра Лукашенко и принимала в них участие лично. Ольгу задержали на акции протеста в Минске 8 ноября 2020 года и поместили в следственный изолятор на Окрестина. Сперва модели присудили 12 суток ареста за участие в несанкционированной акции, однако дважды продлевали срок на 15 суток. Перед окончанием срока Ольгу перевели из Минского ЦИП на Окрестина в Жодино. В результате Хижинкова провела в следственном изоляторе 42 дня и вышла на свободу 20 декабря 2020-го.

Хижинкову уволили из Национальной школы красоты, где она преподавала, а ее лицо на упаковках колготок в беларусских торговых сетях стали заклеивать. Арест Хижинковой вызвал большой резонанс в Беларуси и за ее пределами. В соцсетях запустили флешмоб в поддержку задержанной. Женщины из Беларуси и других стран фотографировали свои ноги в колготках Conte, лицом которых Хижинкова долгое время была. Сама же компания Conte за свою амбассадорку не вступилась и публично предпочла промолчать. Флешмоб даже поддержала жена солиста Nirvana Курта Кобейна Кортни Лав. Она рассказала в своих соцсетях об акции солидарности с моделью, которая проходила под хэштегом #ямыхижинкова, написала про бчб флаг (ред. бела-чырвона-белы сцяг — национальный флаг Беларуси, символ протестов) и про фотографии ног в колготках, которые публикуют беларусские женщины, назвав это “потрясающим активизмом”. Лав опубликовала видео, где в поддержку Беларуси выступает известный британский актер и писатель Стивен Фрай.

Ольга Хижинкова. Фото Instagram

Хижинкова протестную деятельность не прекратила. В своем первом посте в Instagram после освобождения Ольга пишет о том, как восхищается своими соотечественниками:

«Долго же я собиралась с мыслями, чтобы написать слова благодарности Вам, друзья, — всем тем, кто переживал за меня все эти 42 дня. До сих пор не могу осознать масштабов вашей поддержки и уж точно понятия не имею, как теперь соответствовать всему вами сказанному: так много теплых слов вы мне адресовали.

Я не могу ответить всем, но, надеюсь, вы знаете, как я вам благодарна. Это счастье — чувствовать поддержку и любовь такого количества людей. Сложный 2020-й я буду провожать с осознанием, насколько сильными мы можем быть в своей готовности подставить плечо. 

Видимо, у белорусов включился какой-то внутренний ресурс, преобразовывающий отрицательную энергию в созидательную. И пополняется он, когда мы отдаем, а не получаем. Спасибо, невероятные белорусы».

А в Международный день родного языка, 21 февраля, Хижинкова пишет на беларусском:

“У Міжнародны дзень роднай мовы пажадаю сабе і ўсім беларусам часцей звяртацца да вытокаў і ў думках, і ў гаворках , і ў марах, і ў справах ❤️”

Надежда Саяпина, 31 год.

Надежда Саяпина – художница и авторка перформансов. Была задержана 7 сентября 2020 года, 4-ро сотрудников милиции пришли к ней домой. Позже Надя будет рассказывать ресурсу TYT.by:

“Сотрудники РУВД сказали, что подозревают меня в участии в несанкционированном мероприятии. Не сразу поняла, о каком мероприятии идет речь, потому что ни в каких маршах не участвовала, лозунгов не выкрикивала. Только когда мне показали протокол и я увидела фотографии с выставки-флешмоба “Мастацтва рэжыму” около Дворца искусств, то поняла о чем идет речь”.

Надежда Саяпина акция Мастацтва Фото Дарья Бурякина, TUT.BY

Надя оказалась в следственном изоляторе на Окрестина. Ей передали личные вещи, альбом, карандаши и

Надежда Саяпина. Фото Facebook

девушка стала рисовать. Позже ее рисунки будут живым свидетельством будней следственного изолятора. 15 сентября Надежду перевели в ИВС в Жодино.

Надежда Саяпина провела в изоляторах на Окрестина и в Жодино 15 суток и вышла на свободу 22 сентября. Девушка рисовала сокамерниц. В интервью после освобождения, говорила, что ее не били, хотя она очень боялась применения силы. «Когда сотрудники поняли мой настрой, то даже обиделись. Те, с кем я говорила, уверены, что никакого насилия к демонстрантам не применяли, что синяки и побои — это выдумка и фотошоп» — рассказывала Саяпина в интервью TYT.by.

Среди сотрудников ИВС, по ее словам, были те, кто вел себя адекватно и не превышал своих служебных полномочий. Но также были те, кто нарушал свои служебные обязанности, угрожал физическими наказаниями и ругался матом.

Сейчас Надежда Саяпина в Киеве, готовит выставку о событиях в Беларуси.

 

Катерина Андреева (Бахвалова), 27 лет и Дарья Чульцова, 24 года.

Катерина Андреева (ее настоящая фамилия Бахвалова) и Дарья Чульцова — журналистки польского белорусско язычного телеканала Белсат. Катерина и Дарья задержаны 15 ноября 2020 года в Минске когда они вели стрим с разгона акции на «Площади Перемен».

«Площадь Перемен» — это двор дома на улице Червякова в центре Минска. Там находится мурал с портретами диджеев Владислава Соколовского и Кирилла Галанова, которые незадолго до выборов президента включили на провластном митинге песню Цоя «Перемен». Этот мурал постоянно закрашивают, но активисты рисуют его вновь и вновь.

15 ноября на «Площади Перемен» была очередная зачистка акции памяти убитого 12 ноября минчанина Романа Бондаренко. Журналистки снимали ее из квартиры, выходящей окнами на место событий. Омон задержал их прямо там. Сначала они получили по семь дней административного ареста, но на свободу так и не вышли, поскольку Андреева и Чульцова стали фигурантками уголовное дело по обвинению в организации массовых беспорядков ( ст. 342 Уголовного кодекса Беларуси). 

Дарья Чульцова и Катерина Андреева. Фото: TUT.BY.jpg

Следствие посчитало, что действия Андреевой и Чульцовой привели к остановке 19-ти маршрутов общественного транспорта, что нанесло ущерб «Минсктрансу». Семьи журналисток возместили ущерб, и предприятие отказалось от гражданского иска к девушкам.

Дело журналисток «Белсата» суд рассмотрел за три заседания, прошедших в течение десяти дней. На написание приговора у судьи ушел один день. 18 февраля 2021 года Фрунзенский районный суд Минска приговорил девушек к двум годам колонии общего режима.

Андреева считает, что ее арест и приговор — это преследования за ее профессиональную деятельность. Чульцова виновной себя не признала, но давать показания отказалась.

В Украине 70 медийщиц подписались под открытым письмом, в котором осудили приговор беларусским коллегам. Также отметим, что организация «Репортеры без границ» назвала Беларусь самой опасной страной для журналистов в Европе.

Марфа Рабкова, 25 лет.

Марфа Рабкова — правозащитница, координаторка волонтерской службы лишенного регистрации правозащитного центра «Весна». Была задержана в Минске в сентябре 2020 года по обвинению в финансировании массовых беспорядков (ч. 3 ст. 293 УК Беларуси). Она под стражей уже пять месяцев и признана политзаключенной. Правозащитники отмечают, что суть обвинения до сих пор не ясна.

Вадим и Марфа. Фото: Марта Рабкова. Facebook

В феврале Марфе предъявили два новых обвинения: в разжигании социальной вражды по отношению к представителям власти (ч. 3 ст. 130 УК) и в участии в преступной организации (ч. 2 ст. 285 УК). Теперь ей грозит до 12 лет лишения свободы.

При задержании и обыске у Марфы и ее мужа забрали деньги, около 3500 евро, в качестве доказательства. На самом же деле средства были отложены на оплату лечение тяжелобольного отца Марфы. Позже следствие скажет, что эти деньги и есть те средства, за которые финансировали протесты. Мужа Марфы Вадима вначале задержали вместе с ней. «Мне угрожали, намекали на насилие, один сказал: “Давненько я не стрелял по людям”. Меня не били, но это был очень агрессивный допрос» – рассказывал телеканалу «Белсат» муж Марфы. Позже Вадима отпустили.

Марфе и ее семье блокируют переписку, письма в и из следственного изолятора почти не доходят. Вадиму редко дают свидания с женой. Мужчина говорит, что жену шантажируют свиданиями: «К ней приходят работники и обещают встречу со мной в обмен на нужные им показания. Все сопровождается сильным психологическим давлением». У отца Марфы Рабковой 4-я стадия онкологического заболевания. Суд просили отпустить Марфу под подписку о невыезде для того, чтоб она могла видеться с больным отцом. Но суд отказал.

Пока не ясно, сколько еще будут рассматривать дело Марфы Рабковой, поскольку ей предъявили дополнительные обвинения. Срок ее содержания под стражей по мере пресечения на данный момент — до 17 марта. При этом в дальнейшем уезжать из Беларуси Вадим и Марфа не собираются.