Исповедь одной сhildfree

Рожать или не рожать - это личное дело каждой женщины

Фешн-дизайнер Бри Силей (Bri Seeley) намеренно пошла на стерилизацию. В своем блоге на huffingtonpost.com она рассказала, что ее на это сподвигло и как ей живется с осознанием того, что она сознательно лишила себя возможности стать матерью.

В последнее время я читала много статей о том, что растет количество женщин и семей, выбравших образ жизни childfree. В них так же говорится о последствиях такого решения для общества. Но, несмотря на установившийся тренд, в дискурсе отсутствует один важный аспект — как живется в сегодняшнем обществе женщине-childfree?

К слову, я это всегда знала. Пока мои подруги играли в куклы, я хотела играть в учителя или придумывать наряды для Барби.

Когда мне исполнилось 24, я стала спрашивать гинеколога насчет стерилизации. В течение нескольких лет он мне отвечал, что я еще слишком молода для этого и мое мнение может измениться. Не изменилось: нежелание иметь детей укреплялось из года в год.

Речь ведь не шла о мимолетном желании, которое возникло из ниоткуда. Меня все вокруг пытались отговорить. Получалось, что мое желание было неважным, ведь оно не соответствовало тому, что обычно ожидают от женщин.

Во время учебы в колледже мой молодой человек говорил прямым текстом, что хочет стать отцом. Я же парировала — хочу карьеру и отсутствие семьи. Он реагировал как все: «Ты изменишь свое мнение». Я отвечала, что ему не нужно строить свое будущее на призрачном шансе, что я когда-то изменю свое решение.

Мои однокурсницы любили обсуждать имена своих будущих детей. Однажды я к ним присоединилась, но моя эксцентричная позиция сразу же исключила меня из их круга. Одна девушка, чей папа специализировался на детородности, не смогла не выразить свое мнение: «Женщины должны рожать. Ты знаешь, сколько женщин многое бы отдали, чтобы быть на твоем месте?» Взгляды остальных однокурсниц в отношении меня явно говорили: «С ней что-то не так».

Интересно, что парни, с которыми я встречалась, страдали не меньшими предубеждениями, чем женщины. Когда я говорила о своих планах быть бездетной, то слышала в ответ: «Какая ерунда», «А как насчет продолжения рода?», «Это потому что у тебя было тяжелое детство».

И снова я подняла тему стерилизации, на что мой гинеколог отрезала: «Пока не исполнится 30».

Я была в ярости. Я прошу об этом вот уже шесть лет, в моих желаниях ничего не изменилось. Почему медики так упорно отказывают мне в моем праве на стерилизацию? Я попыталась поспорить, приведя примеры мужчин, которым в 21 год была сделана вазэктомия. Мои аргументы были бессильны. Такой сексизм еще больше меня взбесил. Какая разница между мужчиной, который отказывается продолжать род, и женщиной, принявшей такое же решение? Почему, несмотря на все защитные меры относительно прав женщин, их по-прежнему вынуждают жить так, как общество считает правильным? Хотя общество и признает, что традиционная модель семьи изжила себя, в то же время гнобит тех, кто не желает жить по традиционной схеме. 

Через неделю я решила узнать о своих шансах в обход своего гинеколога и договорилась о консультации с другим врачом, который проводит подобные процедуры. Я продумала, как аргументированно отвечать на все возможные вопросы. Я ознакомилась с условиями усыновления, статистикой о детях-сиротах, данными об удовлетворенности женщин, прошедших процедуру стерилизации (76-98% довольны,  7-17% сожалеют — мировая статистика за последние несколько лет).

Консультация была лаконичной. Я высказала свое желание, озвучила аргументы, рассказала, как смотрю на усыновление в случае, если изменю свое решение. Моя презентация была краткой, но, видимо, настолько эмоциональной, что я донесла свою решительную настроенность до доктора и он назначил мне операцию через шесть месяцев. После процедуры я чувствовала необыкновенное облегчение и окрыленность.

После того знаменательного для меня дня прошло два года. Количество женщин, выбирающих жизнь childfree, неизменно растет. Но меня до сих пор осуждают, даже малознакомые люди.

Пришло время признать, что такие, как я, тоже женщины, и что с нами все окей. Да, мы не хотим становиться матерями, но мы такие же человеческие особи, как и все остальные. Да, мы родились с функционалом произвести ребенка, но не каждая должна стать матерью. Рожать или не рожать — это личное дело женщины.

Мы в Facebook