WoMo-портрет: Маричка Падалко

Телеведущая о материнстве, муже, красоте и суевериях

Маричка Падалко, ведущая детской программы на 1+1  «Маріччин кінозал»,  ведущая «ТСН. Ранок», воспитывает троих детей: сын Миша 7 лет, дочери Маша 5 лет и Катя почти 4 года.

О детстве

Самое яркое воспоминание моего детства — подарок на пятилетие. Это был олимпийский мишка, о котором я очень мечтала.

Причем мне его не просто подарили, а рассказали историю, что он залетел в окно, потому что это тот самый мишка, который на Олимпиаде улетел в небо.

Кстати, я так сильно любила эту игрушку, что сына назвала Миша.

А вообще ярких впечатлений у меня очень мало. Я единственная дочь в семье, выросшая под гиперопекой с характерным эгоизмом. Скажу больше, в нашей семье многодетность всегда была предметом сочувствия. Моя родная тетя — сестра мамы — воспитывала троих детей, и ее всегда жалели, сочувствовали, «как ей, бедной, тяжело». Плюс советский стереотип о многодетности, ведь только вдумайтесь: льготы многодетным семьям стоят в одном списке с малообеспеченными и инвалидами.

Но тем не менее стать мамой я очень хотела.

О планировании детей

Из всех моих троих детей запланированным и осознанным был только первый сын. Беременность была долгожданной, так как в довольно длительном первом браке детей не было, и в какой-то момент даже начали закрадываться неприятные сомнения в способности вообще иметь детей. Поэтому новость о будущем материнстве стала большим жизненным событием. После которого я… расслабилась.

Была уверена, что «легко беременеет» — это точно не про меня, так что пустила все на самотек.

Но, видимо, Маше очень уж не терпелось появиться в нашей семье, так что наше с Егором (Егор Соболев, муж Марички — прим. WoMo) потенциальное планирование второго ребенка превратилось в состоявшийся факт.

02

Появление Маши дало мне новое осознание, что у одних и тех же родителей рождаются очень разные дети. Если сын был спокойным и легким ребенком, то первые месяцы с Машей выдались крайне непростыми.

А тут еще и кризис 2008-го грянул.

Поэтому мы стали осмотрительнее, об очередном пополнении даже и речь не заходила. Но снова наши планы были нарушены решением «сверху» — Катиным решением.

Я так говорю, потому что абсолютно верю в теорию, что дети выбирают родителей. Причем эту историю исповедую своим детям. И в минуты нежности я всегда благодарю их за то, что в мамы они выбрали именно меня.

И, кстати, этот же аргумент я использую для закрепления у них самоидентификации и ответственности за свои действия. То есть, если в какой-то момент мама чем-то не нравится, то нечего жаловаться — сами выбрали.

О балансе семья/работа

Всех детей я до года кормила грудью, благо мой рабочий график для этого достаточно гибкий. Кстати, особенность профессии позволила мне быть работающей мамой по сути нон-стоп, без традиционного декрета.

И это мне очень помогло. Потому что для равновесия и гармонии мне важно присутствие в жизни и работы, и детей. Не представляю себя без полноценной самореализации.

Мне кажется, что для многих женщин, находящихся в классическом декрете, осознание того, что все это время их ожидает рабочее место и в любой момент они могут снова приступить к работе, крайне важно. Ведь именно неопределенность зачастую становится причиной послеродовых депрессий и комплексов.

Баланс семья/работа, по моему мнению, возможен и нужен.

О роли мужа/папы и свиданиях

Когда я выходила замуж за Егора, то уже точно знала, какой он отец, потому что у него есть ребенок от первого брака. И это был один из факторов «в его пользу». Я видела перед собой не только прекрасного мужчину, но и фантастического отца.

04У нас много общего, мы одинаково смотрим на вещи — очень требовательны к чистоте и порядку, мы оба согласны с тем, что атмосфера в семье во многом зависит от женщины. Так что между ужином, приготовленным без настроения, или отсутствием ужина, но моим хорошим настроением, он всегда выберет второе.

Опираясь на прошлый опыт отцовства, Егор был инициатором раннего отбоя ко сну для детей — в 21.00. Причем желание или нежелание идти в постель не берется во внимание.

И для меня девять вечера — это момент, когда я прекращаю быть мамой и остаюсь исключительно женой.

Это крайне важно для отношений между супругами!

Я это очень остро почувствовала в тяжелый период, пару месяцев спустя после рождения третьего ребенка. К тому моменту я была на грани истощения сил.

И тогда Егор придумал ритуал: в один из вечеров буднего дня оставлять детей на няню и идти на свидание.

Причем самое настоящее свидание — в кино или кафе. Но с одним условием: не говорить о детях. И, знаете, что интересно? В первые два-три раза я понимала, что даже тему какую-то особую не могу поддержать. Потому что зациклилась на детях, мы зациклились на ролях мамы и папы, а нам нужно снова стать просто мужем и женой.

Кстати, благодаря моим родителям у нас до сих пор есть такая возможность. Раз в неделю у нас «бабушкин день.» В пятницу вечером мы «сдаем» всех детей и в субботу утром просыпаемся вдвоем и в тишине.

Получается расслабленная, ленивая суббота. Правда, к обеду мы детей забираем и вечер проводим уже всей семьей. А воскресенья у нас, как правило, культурно-семейные или исключительно детские.

О принципах воспитания

У нас с Егором общие табу в воспитании детей, точнее оно одно — никакого физического насилия.

Хотя, конечно, я не железная — каждого из трех детей я ударила лишь однажды.

Просто в какой-то момент в отношениях с ребенком заканчиваются все аргументы, сдают нервы, и ты думаешь: «Ну а вдруг? Вдруг ты его шлепнешь один раз, и он поймет, и все поменяется…». Попробовала и поняла, что это не аргумент, и лишь добавляет родителю чувство вины.

Из того, что работает — «система штрафной лавочки». Принцип:  сидишь на ней столько минут, сколько тебе лет, потом встаешь и просишь прощения. Но это «наказание для маленьких». С каждым этапом взросления становится все проще договариваться. Сейчас на крайние случаи мы практикуем банальные запреты, вроде «Не ешь суп — не ешь конфеты».

Что касается развития детей, то мне порой кажется, что я пытаюсь компенсировать на них свои детские комплексы и обиды, потому что меня до первого класса никуда не водили.

03

На троих у моих детей 14 секций в неделю. Звучит страшновато, но при правильно отстроенной логистике это реально.

Только не стоит думать, что мы тираны. Мы ничего не навязываем. Единственное, на чем я настояла, так это на плаваньи. В моем понимании это не только здоровье, но и безопасность. Остальное дети выбирают сами.

О психологах

У нас с Егором есть опыт обращения к специалисту за помощью в решении дилеммы. После рождения нашего первенца очень было важно выработать правильный стиль поведения и времяпрепровождения с ребенком Егора от первого брака, чтобы все были счастливы. Мы слишком зацикливались, пытаясь решить это самостоятельно, а психолог очень здорово расставил и, что важно, вовремя, пока это не стало предметом настоящих переживаний. Так что получили полезный опыт, и я рекомендую не стесняться обращаться к специалистам за консультацией.

О внешнем виде

Мне часто задают вопрос о моей физической форме. Так вот, это не генетика, это антигенетика. У меня не худенькая мама, и бабушка тоже. Но тем не менее сейчас я стройнее, чем была в 20 лет. И это дается мне ценой серьезных ограничений.

Первое — спорт. Вторе — ограничение в еде. Мне очень помогает решение не кушать после шести вечера. И чтобы придерживаться правила, у меня всегда заведен будильник на 18.00. Я и так всегда знаю, что уже шесть, но этот звонок — лишнее напоминание о мотивации, из-за которой я этот будильник и поставила.

О публичности и суевериях

05Как и у многих других, моя работа формирует соответствующий круг общения, так что дети видят по телевизору не только меня, но и мам своих друзей.

Неудивительно, что в какой-то момент они думают, что все мамы так работают. А узнала я об этом благодаря интересной истории.

Миша был еще в средней группе детского сада. И однажды, во время утреннего переодевания, он с недоумением наблюдал, как девочка рядом горько плачет, не желая отпускать маму.

Он сначала пожалел бедняжку просьбой не плакать, а потом повернулся к ее маме и спросил: «Вас о котрій показують?».  В его понимании совершенно логичный вопрос, ведь вместо того, чтобы плакать, можно уточнить время эфира и попросить воспитателя в этот час включить телевизор.

В английском языке есть очень удачное слово — downplay, что значит приуменьшать, вот я всегда стараюсь приуменьшать в глазах своих детей значимость своей работы. Хотя, конечно, иногда дети становятся свидетелями того, что ко мне подходят незнакомые люди, общаются со мной.

И на вопрос «А звідки ти їх знаєш?», я отвечаю: «Це вони мене знають, тому що, напевно, дивляться  по телевізору». Просто объясняю, как есть на самом деле.

И к своей публичности я отношусь спокойно, во всех аспектах. Не прячу детей, не терзаюсь суевериями.

Однажды мне кто-то сказал, что можно верить или в Бога, или в приметы. Вот мне как-то спокойнее верить в Бога, чем в какие-то суеверия.

Мы в Facebook