Массовые минирования в Украине: кто за этим стоит и что делать при сообщении о минировании

С чем связано волна минирования в Украине. Что известно СБУ и как реагировать на провокации.

В Украине с начала 2022 года было зафиксировано 339 недостоверных сообщений о минировании. Правоохранителям пришлось проверить 3 183 объекта, ни на одном из них взрывчатку не нашли.  Для сравнения, за весь прошлый год в Украине зафиксировали более 1 100 ложных анонимных сообщений о минировании. Больше всего страдают объекты социальной сферы и критической инфраструктуры.

Почти все сообщения поступали по электронной почте— 306, еще около 27— по телефону. Злоумышленники используют программное обеспечение, которое, по их мнению, обеспечивает им анонимность. Однако СБУ удалось установить, что большинство сообщений отправлены пользователями, находящимися на территории РФ или на временно оккупированных территориях Донецкой и Луганской областей.

В службе уверены, что эта волна псевдоминирований — элемент гибридной агрессии России.

«Цель спецслужб страны-агрессора очевидна – создать условия дополнительного давления на Украину, посеять тревогу и панику в обществе. К сожалению, такие информационно-психологические специальные операции – реалии современных гибридных войн, и мы должны это осознавать. По предварительной информации, к распространению волны псевдоминирований привлекают граждан Украины, которые действуют по хулиганским мотивам или развлечения ради, не осознавая до конца все возможные последствия», — говорится в сообщении.

Анонимных террористов уже устанавливают. Статья 259 Уголовного кодекса предусматривает наказание за ложное уведомление о готовящемся взрыве: злоумышленнику грозит от 2 до 6 лет тюрьмы. Если объектами ложного минирования стали важные объекты инфраструктуры, учреждения здравоохранения или учебные заведения — от 4 до 8 лет тюрьмы.

Волна псевдоминирований: с чего все началось

12 января в нескольких областях Украины «заминировали» более 600 объектов — в частности, в Херсоне, Луганской области, Львове, Черкассах, Кривом Роге. Анонимы сообщали о минировании ряда ТРЦ и школ. В Киеве также «минировали» аэропорты «Киев» и «Борисполь» и станции метро. Взрывчатки нигде не нашли. На следующий день в Харькове полиция проверила 234 объекта, которые якобы были заминированы.

Глава Национальной полиции Украины Игорь Клименко заявлял, что только за период новогодних праздников правоохранители получили 132 сообщения о «минировании». Были задержаны 9 злоумышленников в 9 областях Украины, в том числе в крупных городах — Киеве, Днепре, Одессе.

На дистанционное обучение из-за постоянных сообщений о минировании перевели школы в Николаеве, Черкассах и Бердянске. При том, что больше половины украинских школьников негативно оценивают дистанционку.

«Эти сообщения о постоянных псевдоминированиях, честно говоря, получили уже все. Подобная ситуация сложилась сразу в нескольких городах Украины. И, к сожалению, дистанционка — это сегодня единственное, что могут сделать городские власти», — прокомментировал решение секретарь Бердянского горсовета Александр Свидло.

21 января правоохранители получили сообщение о минировании 10 школ и 25 детских садов в Броварах под Киевом. В каждом заведении более тысячи детей. Анонимный террорист требовал два миллиона гривен и обещал взорвать все в течение двух часов.

«Я русский террорист KARNAVAL. Официально заявляю, что заминировал все школы и ТРЦ в городе Бровары», — написал псевдоминер.

Работница одного из детских садов Броваров рассказала «Громадскому», что о минировании предупредили из управления образования. Тогда всех детей эвакуировали и отвели в эвакуационный пункт — стадион возле школы, которая находится рядом.

«Вот как они сидели на уроке трудовой учебы — так все и выбежали. Кто-то даже не доел, — смеется директор и говорит, что паники среди учеников не было. — Мы дали короткий звонок. Позвонили по телефону родителям, всех организованно эвакуировали. Учеников младших классов отдали взрослым на руки, старшеклассники пошли сами».

После этого здание покинули работники. Он добавил, что паники среди детей и сотрудников не было, потому что в школе проводят подобные учения.

Как реагировать, в случае сообщения о минировании

На осмотр каждого объекта взрывотехники тратят около двух часов. После проверки группа патрульных составляет акт об отсутствии подозрительных предметов. Его подписывает руководство заведения, взрывотехники и кинологи.

«Надо принимать изменения в законодательство и ставить ответственного человека. Раньше это мог быть даже дежурный по городу от полиции, отвечающий за общественную безопасность. Сейчас можно поставить двух-трёх человек от спасательной службы и полиции, которые при необходимости будут выезжать и проверять на всякий случай сообщения о минировании, при этом не нужно осуществлять эвакуацию и подогревать панику. Можно вычислить за час, что это за номер, и понять, представляет ли это сообщение опасность», — считает экс-замглавы СБУ Виктор Ягун.

Председатель правления Ассоциации профессионалов корпоративной безопасности и экс-замглавы СБУ Иван Герасимович говорит, что уменьшить количество минирований можно двумя способами: правоохранители должны быстро вычислять анонимов, а люди не должны паниковать при ложных сообщениях о минировании.

«Мы находимся в ситуации, когда идет война на востоке, террористические угрозы и так далее. Наши люди должны быть готовы к тому, что может произойти настоящее минирование, знать, что им делать и что, напротив, нельзя делать. Если сообщивших о минировании будут быстро находить и наказывать, а люди буду знать алгоритм действий — таких ситуаций будет меньше», — считает Герасимович.

Он добавил, что полиция должна проверять все анонимные сообщения о минировании  можно лишь выбрать, какой состав сотрудников отправить на место.

Несмотря на то, что массовые минирования в Украине фейковые, пострадать можно даже из-за них — например, при эвакуации.

«Одна из самых главных опасностей при эвакуации — именно паника. Многие погибают даже во время фейковых минирований, потому что все начинают бежать, давить друг друга», — рассказывает психолог киевской полиции Елена Кендыш.

Она говорит, что даже учителям, сообщающим об эвакуации, следует контролировать не только голос, но и каждое слово.

«Нужно изо всех сил избегать негативных слов: «преступник», «смерть», «опасность». Это вызывает панику, особенно у детей. А паника влечет за собой две реакции: либо агрессию, либо ступор. И обе опасны. Учителям важно говорить жестким, но дружелюбным голосом. При общении с малышами следует избегать слов с частицей «не», вместо этого повторять, например: «Я тебя слышу. Ты в безопасности. Я тебе помогу».

Также важны регулярные репетиции эвакуаций в учебных заведениях, чтобы человек четко понимал, что ему нужно делать, и меньше паниковал в стрессовой ситуации.

Также советы в иллюстративной форме для учащихся и студентов опубликовал образовательный омбудсмен Сергей Горбачев. Тут подробно расписываются действия при террористическом акте, стихийных бедствиях, пожаре, перестрелке или массовом захвате.

Также одним из главных правил эвакуации является умение слушать сотрудников или спасателей, которые прибыли на место.

 «Часто люди не понимают, почему им, например, говорят подниматься на третий этаж — через первый же, вроде, быстрее. Однако именно правоохранители имеют полную картину, и они понимают, что спуск может быть опасен или путь заблокирован. Важно слушаться», — говорит Кендыш.

Также в случае чрезвычайной ситуации не стоит сразу звонить родственникам и вообще отвлекаться на гаджет, поскольку в то время, как вы отвлечетесь, вас могут сбить в толпе или вы потеряетесь.

Материал подготовила Ярослава Жуковская