Не доходят до суда: Почти 70% опрошенных пострадали или были свидетелями сексуальных домогательств в армии

В Украине презентовали чат-бот для военнослужащих

Несмотря на расширение доступа женщин к военной службе (количество женщин, которые уже занимают должности в ВСУ, выросло в 16 раз), проблема сексуальных домогательств и личной безопасности женщин в армии до сих пор остается нерешенной. 

Почти 70% опрошенных ветеранок и ветеранов пострадали или были свидетелями сексуальных домогательств в армии, приводит данные анонимного опроса проект «Невидимый батальон 3.0». При этом лишь единицы из опрошенных готовы заявить о случаях домогательств, тем более — публично.

Согласно официальной статистике, случаев домогательств в армии мало, пытаются разобраться на месте. Военные, которые подверглись домогательствам, не хотят говорить об этом, поскольку это может отразиться на их карьере. Например, их могут уволить или перевести в другую часть, поскольку в основном страдают военнослужащие, которые ниже рангом. По словам координатора проекта «Невидимый батальон 3.0» Марины Лазаренкогорячие линии Министерства обороны и Национальной гвардии неэффективны, поскольку они не являются анонимными – полученная информация передаётся в подразделение, так что этими телефонами не пользуются.

«Еще есть такие внутренние риски: если ты говоришь о домогательствах, то якобы подводишь команду или это расценивается так, что якобы ты слаб», — говорит Лазаренко.

По словам директора организации «Amnesty International в Украине» Оксаны Покальчук, дела о сексуальных домогательствах в армии не расследуются эффективно, многие из них не доходят до суда, а виновники остаются ненаказанными.

«Из-за страха, осуждения и разочарования в правоохранительных органах, пострадавшие не заявляют об этих преступлениях в полицию. Наша задача сегодня — снять табу с этой темы, добиться объективных и своевременных расследований и положить конец гендерно обусловленному насилию в профессиональных военных структурах», — говорит она.

Еще в 2011 году Научно-исследовательский центр гуманитарных проблем ВСУ подтвердил, что каждая десятая женщина сталкивалась с сексуальными домогательствами в армии. С тех пор ВСУ не проводило новых исследований.

Летом «Невидимый батальон» опубликовал данные собственного исследования, согласно которым большинство женщин в армии сталкивалось с домогательствами как минимум несколько раз, в отличие от мужчин. Кроме того, в большинстве случаев обидчики находились в состоянии алкогольного или наркотического опьянения.

Военные, пострадавшие от насилия, до сих пор боятся осуждения со стороны общества, добавляет участница исследовательской группы «Amnesty International в Украине» Юлия Донцова.

«Женщин обвиняют в том, что они сами виноваты, что они как-то спровоцировали, их стыдят. Это приводит к тому, что в Украине не так много говорят про сексуальные преступления, тем более в армии. ВСУ очень маскулинная структура. Чаще можно услышать про армию в контексте «наши парни, защитники». Женщины не очень видимые. Те женщины, которые попадают в армию, оказываются в закрытой структуре, которая в принципе не привыкла говорить о каких-то проблемах в системе, и получается, что проблема сексуальных домогательств скрыта ещё больше, её сложно документировать», — говорит она.

Донцова добавляет, что от подобных преступлений страдают как женщины, так и мужчины, однако процент пострадавших женщин выше. 

Как действует система подачи жалобы в ВСУ

По данным исследования «Невидимого батальона», официальные данные о количестве домогательств в военных структурах неполные, а действующая система подачи жалобы в ВСУ полностью контролируется внутренней иерархией этого института, что усложняет возможность обжаловать действия вышестоящих лиц. 

Как пример, история лейтенантки, которая в 2018 году открыто заявила о сексуальных домогательствах со стороны командира, которые длились на протяжении года.

Слова девушки подтвердили еще восемь женщин. Валерия Сикал рассказала, что командир Виктор Иванив заставлял с ним переспать за продвижение по службе. Она говорила, что полковник не подписывал ей больничный, когда она сорвала спину, и не давал отпуск на день её свадьбы. Валерия была вынуждена уволиться с военной части и подала заявление в полицию. Прошло два года, а военная прокуратура до сих пор не вынесла подозрение командиру и не передала дело в суд, рассказала ее адвокат Анна Брицкая в интервью Ассоциации женщин-юристок «ЮрФем».

Валерия Сикал

«Складывается впечатление, что военная прокуратура максимально старается избежать ответственности и подписать подозрение. Возможно, они надеются, что дело как-то потеряет актуальность и о нём все забудут. Мы уже два года имеем такую ситуацию: прокурор не подписывает подозрение, несмотря на действия следствия, которое, на мой взгляд, сделало достаточно много. Следователи собрали достаточно доказательств для подписания подозрения и дальнейшего направления акта в суд. В то же время прокурор не закрывает криминальное производство, например, из-за отсутствия состава преступления. Таким образом, мы даже не можем обжаловать решение», — говорит правозащитница.

По мнению адвоката, командиру не вручают подозрение, потому что он остается в армии — более того, теперь Иванив руководитель военного подразделения в Киеве. Брицкая добавила, что сроки привлечения его к уголовной ответственности прошли, поэтому даже если Иваниву вручат подозрение — привлечь его к уголовной ответственности уже не удастся. Чтобы такие дела не затягивались, в Украине нужно доработать законодательство, поскольку сейчас военным даже некуда сообщить о сексуальном насилии или домогательствах.

Полковник Виктор Иванив/ Фото: zaxid.net

«Наше законодательство несовершенно: статья 154, в которой говорится про принуждение к вступлению в половую связь, не содержит четких характеристик, что именно считается принуждением: это хватание за интимные места, зажимание… При этом, если взять практику по защите женщин от сексуального насилия в США, там для военных действует Единый кодекс военной юстиции (UCMJ), согласно которому создано подразделение, в котором работают психологи и сертифицированные адвокаты. Такое подразделение есть в каждой военной части, чтобы в него могла обратиться пострадавшая. В законодательстве США чётко выписано, что такое изнасилование, сексуальное нападение или принуждение к вступлению в половую связь. В Украине же этого нет. Как итог — наше дело гоняют по кругу: из прокуратуры к следователю и наоборот», — объясняет Брицкая.

Позже о подобной проблеме рассказала подполковница Ольга Деркач. По ее словам, она 12 лет терпела унижения, психологическое давление и неприемлемое поведение от своего руководителя Александра Криворучко. По ее словам, началось все в 2016 году. Девушка рассказала, что военный комиссар подобным образом относился и к другим женщинам в части.

Подполковница Ольга Деркач

Александр Криворучко обвинения отрицал, а в начале февраля написал рапорт на увольнение. Впоследствии стало известно, что военная служба правопорядка Вооруженных сил Украины провела служебную проверку по факту обвинений в сексуальных домогательствах. Анонимное анкетирование, которое провели в областном военкомате, частично подтвердило информацию о домогательствах. Зимой Криворучко подал в суд, требуя признать опубликованную в СМИ информацию про домогательства недостоверной и опровергнуть ее, однако суд не удовлетворил его иск. 

Уголовное производство один раз закрывали из-за отсутствия состава преступления, но в июле снова возобновили расследование, которое продолжается и сегодня.

Ветеранка Юлия Микитенко, которая уже уволилась с военной службы, подтвердила, что девушки редко защищены от военнослужащих высшего ранга.

«Анонимные обращения не рассматриваются. Это происходит так: ты звонишь на горячую линию, оттуда эту жалобу отправляют на командира воинской части, а он — на заместителя по морально-психологическому обеспечению. Заместитель звонит непосредственно командиру, на которого пожаловались, и говорит: «У тебя там какая-то «курица», или «петух», начинают жаловаться». То есть мало того, что человек не решил свою проблему, но и получил, в лучшем случае, выговор, в худшем — буллинг со стороны сослуживцев и командования», — говорит она.

Ещё в 2019 году тогдашний министр обороны Андрей Загороднюк обещал создать комиссию, которая бы рассматривала обращение от военных в отношении сексуальных домогательств. Сейчас же в Минобороны объяснили: никаких поручений о создании комиссии тогда не получили, поэтому наработок в этом направлении нет. Чтобы в Украине появилась хотя бы статистика таких случаев, нужны соответствующие заявления со стороны правительства и Вооруженных сил.

Пока только в Национальной гвардии ситуация понемногу улучшается, поскольку с мая 2020 года факт сексуальных домогательств является основанием для проведения служебного расследования, к которому привлекаются специалисты по вопросам гендерной интеграции органов военного управления.

Что такое «сексуальное домогательство» и «сексуальное насилие» и как с этим справляются в ВСУ

Сексуальное домогательство является частью гендерной дискриминации. В статье 1 Закона Украины «Об обеспечении равных прав и возможностей женщин и мужчин» дается определение сексуального домогательства. Это «действия сексуального характера, выраженные словесно (угрозы, запугивания, непристойные замечания) или физически (прикосновения, похлопывания), унижающие или оскорбляющие лиц, находящихся в отношениях трудового, служебного, материального или иного подчинения».

Подвидом сексуальных домогательств является сексуальное насилие, то есть противоправное посягательство на половую неприкосновенность человека. Согласно ч.1 ст.153 Уголовного кодекса Украины, под сексуальным насилием следует понимать «совершение любых насильственных действий сексуального характера, не связанных с проникновением в тело другого лица, без добровольного согласия потерпевшего». Среди примеров сексуальных домогательств на рабочем месте:

  •  демонстрация двусмысленных материалов, которые смущают или оскорбляют другого человека (демонстрация картинок, рассказывание пошлых анекдотов);
  • попытки вовлечь в нежелательный разговор о сексе и личной жизни;
  • демонстрация обнаженных частей тела без согласия другого человека;
  • обещание вознаграждения за секс или, наоборот, угрозы/месть за отказ от близости (например, выговоры, лишение премий, сверхурочная работа, предоставление проживания в ненадлежащих условиях, урезание зарплаты, препятствование повышению по службе.

В ВСУ с марта 2021 работают над разработкой механизма предотвращения и противодействия сексуальным домогательствам и насилию по половому признаку. Алгоритм разрабатывают при участии общественной организации «Юридическая сотня» и партнерских организаций «Женское ветеранское движение» и Института гендерных исследований.

«Полгода назад была создана рабочая группа. Я лично обратилась к представительницам общественности, к ветеранкам, и мы начали разрабатывать этот механизм. Сейчас он находится на завершающей стадии. Работники военной службы правопорядка отрабатывают алгоритм действий. Интересно было бы включить в этот механизм разработанный чат-бот, я буду говорить об этом», — говорит советчица Главнокомандующего ВСУ по гендерным вопросам Виктория Арнаутова.

Она добавила, что 28 октября пройдёт презентация разработанного механизма, который должен помочь бороться с домогательствами в армии. На вопрос, проводился ли в армии анонимный опрос военнослужащих для изучения проблемы домогательств, Арнаутова ответила, что «в ВСУ нет такой возможности».

«Мы используем в этих случаях исследования общественных организаций, таких как Институт гендерных исследований, «Невидимый батальон». К тому же, ко мне поступают личные жалобы от женщин, поэтому я владею определенной информацией. Когда наши руководители и командиры говорили, что такого явления, как домогательства, в армии не существует, я была с этим категорически не согласна. Поэтому мы создаем механизм, который позволит собирать и анализировать жалобы. Мы должны сделать так, чтобы люди поверили, что механизм достаточно независимый, что проверки проводятся и принимаются действительно справедливые решения», — говорит она.

Советчица добавила, что в рамках механизма будет создана отдельная линия для случаев домогательств или насилия, куда сможет позвонить пострадавшая/ий. По словам Арнаутовой, на линии будут работать операторы, обученные идентифицировать случаи домогательств. Также они будут предоставлять психологическую и юридическую помощь и, возможно, будут перенаправлять к медикам в случае необходимости.

«Есть два варианта рассмотрения таких дел. Первый — если человек хочет остаться анонимом. Эти данные будут кодироваться при приёме жалобы. Дальше будет работать сеть: будут включаться в этот процесс советчики, работники подразделения, чтобы изъять командира. Поскольку очень часто как раз командиры и являются обидчиками в таких ситуациях. Второй вариант — это когда начальник гендерного подразделения готовит решение для главнокомандующего или начальника генштаба на счёт проведения проверки», — говорит Виктория Арнаутова.

При том, что тема домогательств табуирована, такие случаи приводят к психологическим проблемам, влияющим на боеспособность всего сектора. Пострадавшие увольняются со службы или менее охотно продолжают работать, тратят время не на выполнение служебных обязанностей, а на защиту себя от домогательств. Так, организация «Невидимый батальон» инициировала создание чат-бота, разрабатывать который помогали специалисты из проекта «Veteranius», который помогает ветеранам освоить профессию в IT.

Написавшие чат-боту смогут анонимно получить необходимую помощь или узнать телефоны горячих линий. В начале диалога бот спрашивает пол и вашу роль (свидетель, пострадавший или же интересующийся проблемой сексуальных домогательств), предлагает рассказать свою историю или оставить контакты. Также можно узнать контакты общественных организаций, которые предоставляют психологическую или юридическую помощь. Среди них – «Юридическая сотня», «Ла Страда», «Open Doors» и «Lifeline Ukraine», которая предоставляет срочную психологическую помощь в случаях острой депрессии или мыслей о самоубийстве.

Найти чат-бот можно на сайте «Невидимого батальона». Приложение встроено в страницу, поэтому как только вы её откроете, вам сразу будет предложено сообщить о своей проблеме. В дальнейшем, чтобы открыть чат-бот, нужно будет нажать на восклицательный знак в правом нижнем углу страницы. 

В «Невидимом батальоне» считают, что для минимизации случаев сексуального насилия нужно, в частности, усовершенствовать законодательство (например, четко определить термины «сексуальное домогательство» и «сексуальное нападение», чтобы было легче привлечь виновного к ответственности, дополнить Уголовный кодекс). Ратифицировать Конвенцию Совета Европы о предотвращении насилия в отношении женщин. Обновить военные уставы, добавив гендерно чувствительную терминологию и положения, в частности положения о сексуальных домогательствах и сексуальном насилии. Ввести этический кодекс для военнослужащих, в котором будет говориться о недопустимости таких действий и о наказаниях за них. Создать отдельную структуру, которая будет заниматься исключительно фактами насилия в армии, и открыть горячую линию для пострадавших, куда они смогут обращаться анонимно, обеспечить юридическую и психологическую помощь пострадавшим, а в случае необходимости — отправить на реабилитацию. Также в ВСУ должны работать психологи.

Материал подготовила Ярослава Жуковская