О каких аспектах материнства не пишут в глянцевых журналах

Мамы зачастую испытывают не только радость от появления ребенка, но и другие, противоположные чувства. О которых их никто не предупредил. Гештальт-терапевт Елена Бартош взяла на себя эту миссию

О счастье материнства говорится и пишется очень много. Какая это радость держать его в руках, кормить грудью, видеть улыбку. И это все правда. Но кроме радости, есть и другие чувства, о которых говорить не принято, в которых женщины боятся и стыдятся признаться даже себе. О них и рассказывает известный гештальт-терапевт Елена Бартош.

Существует огромный пласт темы, о котором не предупреждают ни в женских консультациях, ни в глянцевых журналах. О том, что будет трудно и тревожно.

Одна приятельница сказала мне, родив первенца: «Почему меня никто не предупредил?» А о чем предупреждать было? Что прилив счастья после благополучного разрешения сменяется постоянной тревогой за младенца?

Поэтому я и хочу поговорить о том, о чем не пишут в журналах с нарядными радостными мамами на обложках и предупредить о предстоящих сложностях.

Зачать, выносить и родить — это только начало. Теперь начинается самое интересное. Если раньше тревоги матери были обращены в основном к себе, в себя, то теперь ребенок отделился, он живет отдельной жизнью и при этом полностью зависит от матери, от ее состояния и настроения. А в глянцевых журналах мама веселая, добрая, нежная и ребенок улыбается, такой спокойный и румяный.

А что же делать с этим, кричащим, кряхтящим, неспокойным? Вдруг ему не хватает молока? Вдруг он болен? А если болен, что делать? Надо ли всю ночь следить, дышит ли? Надо ли будить, чтоб проверить реакции? Одни говорят, что кричит — это хорошо, пусть развивает легкие. Другие – что накричит грыжу. А у подруги ребенок вообще не кричит. А с обложки смотрят такая радостная мама и такой довольный малыш… значит, у нас все не так, неправильно?

Многие люди испытывают сомнения в своей полноценности, и тема материнства — это только одна из многих возможных. Самооценка родителя сильно зависит от ребенка. Ребенок здоровый, веселый, спокойный — значит, я хорошая мать. Ребенок болен, капризничает, грустит — я плохая мать.

Понятное дело, что о плохом никто не мечтает, и мало кто думает. Наверное, это и к лучшему — иначе бы род человеческий вымер уже давно. Но мне кажется, это зачастую такое сознательное незнание, оберегающее. При мыслях о ребенке возникают идиллические картинки прогулок с коляской или за ручку, купания в ванночке, совместных игр… Скорее всего, это будут какие-то общие, стереотипные картинки.

Нужно ориентироваться на «сознательное родительство», которое предполагает не только и не столько плановое зачатие и прием витаминов во время беременности. Речь идет прежде всего об осознанности родителей, способности к рефлексии, пониманию себя, своих поступков, знании своих слабых мест и ресурсов и к кому обратиться за поддержкой в случае необходимости.

Как-то доводилось встречать фразу «Бог дал зайку, даст и полянку». То есть, раз ребенок зачался и родился, все остальное прилагается. Звучит нелепо, но отражает убеждения очень многих, к сожалению. Причем речь идет далеко не только о материальном положении.

Допустим, ребенок накормлен, одет и у него есть своя кроватка, а может даже и своя комната. Та самая полянка, в общем. Но есть ли у мамы силы? Может ли она внимательно относиться к происходящему с ребенком? Не наказывать невниманием, не игнорировать, не исчезать надолго из виду? Выносимы ли для нее возникающие чувства?

Накапливается усталость, не удается выспаться, изменился режим дня. Прежние домашние дела тоже требуют времени и сил. Накапливается раздражение, со временем оно превращается в злость. Женщина чувствует себя несчастной. Иногда под раздачу попадают близкие, чаще всего муж. Может начаться депрессия. А ведь сама по себе злость не опасна, она, скорее всего, маркер усталости. Надо отдохнуть, попросить о помощи, надо разрешить себе эту помощь получить. А вот бить, трясти, наказывать ребенка — нельзя.

Идем дальше. Тревоги. У ребенка болит живот. Он беспокоен. Вдруг он заболел? Все ли я делаю правильно? Тревожность возрастает, неуверенность увеличивается. Хочется закрыться, замкнуться, уйти в себя, не видеть, не слышать. Но нельзя. Тоже верный путь к депрессии — функционировать формально, но не переживать происходящее.

Некоторый уровень тревоги необходим, чтобы быть внимательной к ребенку. Плохо, когда она становится чрезмерной, зашкаливает, не позволяет быть в контакте с ребенком и с собой.

Вскрываются старые травмы. У многих детство было непростым, оставившим после себя тяжелые переживания, часто непережитые. Рождение ребенка, к сожалению, не излечивает, а усугубляет. Ребенок только начинает жить, ему еще нечего дать другим, он только берет из окружающего мира то, что предлагают ему близкие. Из отношения родителей он формирует представление о себе — какой я? Хороший ли? Нужный? Важный? Родитель, сам не получивший такого опыта в детстве и не осознающий своего дефицита, к сожалению, не может полноценно поддержать ребенка.

Что же теперь, не рожать? Или настраиваться на муки и страдания? Думаю, что важно знать, что может быть. Не пугаться неприятных чувств, не уходить от них в депрессию. Признавать. Допускать. Обращаться за помощью. Быть в контакте с собой, быть в контакте с ребенком. Помнить, что счастье материнства не предполагает счастливого смеха и беззаботного щебетания 24 часа в сутки. Усталость, раздражение, страх, нетерпение, тревога, растерянность, злость — это нормально, это бывает, это пройдет. Все будет хорошо. Вы справитесь.