WoMo-портрет: Оксана Аверьянова

Ставка на новейшие технологии в офтальмологии всегда выигрывает

Оксана Аверьянова — врач-офтальмолог высшей категории со стажем около 40 лет, кандидат медицинских наук и соосновательница одной из самых высокотехнологичных и эффективных медицинских центров, специализирующихся на лечении глаз. Оксана Аверьянова в интервью WoMo рассказывает о принципах успеха в частной медицине.

Медицина «бесплатная» или качественная?

В наследство от СССР независимая Украина получила симулякр бесплатной медицины: на деле граждане были и остаются лишены бесплатной медицинской помощи. До сих пор в государственных клиниках пациенты должны платить за расходные материалы, приветствуются «добровольные взносы» и другие, явные и скрытые, формы оплаты услуг. Сегодня частные клиники завоевывают все большее доверие и авторитет: частные клиники предлагают современный подход к сервису, высокий уровень медицинского обслуживания, возможность выбора специалиста.

Мы с мужем около десяти лет работали бок-о-бок в НИИ глазных болезней им. В.П. Филатова в Одессе. Это была самая передовая глазная клиника в стране, мы имели возможность расти как врачи и как ученые. Более 15 лет мы работали в специализированных глазных центрах за границей, а в 2004-м нам предложили участие в развитии нового проекта в Украине – создание инновационной офтальмологической клиники.

Для нас же с супругом в далеком 2005-м году наша клиника стала счастливым стечением обстоятельств. Мы дружили с парой из США, в которой женщина нуждалась в лечении глаз: она получила часть лечения на родине, а часть — у нас. Ее муж, бизнесмен, был поражен тем, насколько востребованной и дорогой оказывалась медицинская помощь его супруге в Америке. Он предложил нам идею создания частной офтальмологической клиники, в которой предлагалась бы высококачественная специализированная помощь на уровне высоких мировых стандартов. Идея была для нас интересной профессионально, финансово оправданной. Кроме того, мы имели опыт работы в частных медицинских центрах высокого класса. К тому времени мы более 5 лет работали в центральном королевском госпитале Саудовской Аравии. Так наш инвестор, мой муж, как главврач, и я, как директор, стали партнерами в создании «АЙЛАЗа».

Быть первым — это быть лучшим

В 2005-м году лазерная коррекция не была редкостью в украинской офтальмологии. Но мы поняли, что только лучшие и уникальные технологии способны выделить нас среди конкурентов. При этом мы не знали, насколько эти дорогие технологии быстро окупятся. Одна лазерная машина, лучшая на тот момент, стоила больше $800 тысяч евро. Наши инвесторы спросили, стоит ли брать именно эту: мы уверенно ответили, что только лучшее оборудование позволит нам быстро вырваться в авангард нашего сектора. Так и случилось. Многие наши коллеги, закупившие лазерные машины еще в 1990-х вынуждены были “подтягиваться” к нашему уровню и модернизировать оборудование и подходы, это подхлестнуло конкуренцию в нашей сфере, но и повысило уровень лазерной хирургии в Украине

За 15 лет своей работы клиника «АЙЛАЗ» стала первой в Украине по применению революционных офтальмологических технологий.

Например, ортокератология с помощью ночных линз Paragon – коррекция зрения во время сна!  Когда мы привезли эту методику в Украину, никто не знал о её существовании. Потребовалось время и немало усилий, чтобы убедить наших коллег в эффективности и безопасности применения такого метода коррекции зрения. Сегодня это самый прогрессивный метод коррекции зрения у детей и возможность контроля прогрессии близорукости. Сегодня – это бум в педиатрической офтальмологии.  За неполных 20 лет мы обучили методике более 60 клиник страны и сегодня Украина стала одной из ведущих стран экспертов в применении данной методики.

Кросс-линкинг — лечение кератоконуса, заболевания, которое ранее лечилось только пересадкой роговицы. Кстати, ВОЗ утверждает, что пересадка роговицы является наиболее частой производимой имплантацией среди других органов и тканей во всем мире: сегодня по всему миру ежедневно проводят более 200 000 пересадок роговицы. А мы делаем это с помощью ее фотополимеризации, и именно благодаря нам эта методика была внедрена в Украине.

Мы первыми успешно применили имплантацию внутриглазных контактных линз для пациентов с высокими степенями нарушения оптики глаз, технологию волнового фронта  в лазерной коррекции зрения для достижения максимально высокого корригированного  качества зрения. Мы также внедрили новую хирургическую технологию лечения дистрофии роговицы Фукса.  До нас эти технологии в Украине никто не применял. Мы не только заимствуем передовые технологии у зарубежных коллег, мы успешно разрабатываем собственные уникальные методы.

В этом и состоит ценность и уникальность нашего центра по сравнению с любой сетью клиник: по мировому опыту можно сказать, что такие центры становятся не только мощными клиническими базами, но и научными центрами. Примерами таких клиник являются институт Барракера (Испания), Алио (Испания), Университет Джонса Хопкинска и его  институт глаз Вилмара (США). В Украине примером такой клиники стал наш медицинский центр «АЙЛАЗ» в Киеве.

Организация бизнеса и команда

Проработав много лет в медицинских учреждениях за границей, я понимала, как должен выглядеть сервис, за который с удовольствием заплатят. Однако часть, касающуюся бизнес-плана, на себя сначала взяли наши партнеры-инвесторы, мы учились и перенимали знания.

У нас есть исполнительный директор, которая руководит процессами. Это не значит, что я совсем в стороне от маркетинга, администрирования, организации работы Центра. Например, я всегда лично собеседую врачей, которых мы берем на работу. Обычно это талантливые, желающие оттачивать мастерство и полные энтузиазма люди. Есть те, кто работает с нами долгие годы. К нашей чести нужно сказать, что мы никогда специально не “переманивали” специалистов из других клиник. Мы с удовольствием воспитываем свои кадры. Это долгий, но оправданный, интересный процесс.

Создание команды — большой труд. У нас много очень сложного и уникального оборудования, с каким бы опытом человек ни пришел к нам, ему надо будет учиться, и кандидаты должны быть к этому готовы. Наши врачи работают только у нас, их около 70-ти человек. У нас нет “айболитов”, которые с чемоданчиками бегают между разными клиниками на приемы. У нас есть и бюджет на участие наших врачей в научных конференциях, особенно тех, кто специализируется в определенной области офтальмологии, ведь мы постоянно расширяем спектр наших услуг и компетенций.

Офтальмология — одна из самых дорогих сфер медицины. Мы понимаем это, поэтому предлагаем нашим пациентам ряд специальных программ, которые могут большему количеству людей воспользоваться нашей помощью. Во-первых, мы исходим из реальной цены процедуры и не делаем скидок. Посудите сами: что означает скидка в 50%? Это либо показатель того, что реальная цена услуги завышена в два раза, так как предприниматель никогда не будет продавать себе в убыток, либо там идут на компромисс в плане качества.

Мы отдаем предпочтение специальным программам с социальной направленностью. Например, недавно у нас стала работать программа для пациентов, сделавших у нас лазерную коррекцию. Миопия обычно передается в семье, поэтому мы предлагаем ежегодный осмотр их детей в течение пяти лет. В конечном счёте наши пациенты получают гораздо большую экономию, чем просто скидка, а мы — получаем лояльность и подчеркиваем наше небезразличие к здоровью молодого поколения. В нашей программе обследования зрения будущих первоклашек “Піклуємося разом” приняли участие несколько тысяч детей.

Быть дальновидными в офтальмологии и бизнесе

Наши пациенты определяют наше развитие — они подсказывают нам в какую сторону развиваться. И так было на всех этапах нашего развития. Мы искали решения для наших пациентов, развивали те технологии, которых не было в Украине.

В ближайшее время мы сосредоточимся на лечении сложных заболеваний роговицы, которые являются альтернативой пересадке — сложной и дорогостоящей операции, которая всегда требует от пациента долгого периода восстановления и сужает рамки социальной и личной активности человека на достаточно долгий период времени.

Второе направление — лечение макулодистрофии, тяжелого возрастного заболевания сетчатки, приводящего к значительному снижению зрения. Мы гордимся тем, что в этом направлении мы прошли очень строгий отбор и утверждены как экспертная клиника несколькими международными организациями по изучению новых препаратов для лечения макулодистрофии.

Всегда актуальным является улучшение сервиса, качества обслуживания пациентов. А это постоянная учеба врачей и постоянное улучшение логистики приема пациентов. Над этим надо работать всегда, поскольку всегда есть какие-то ошибки, а предела совершенству нет.

Работа и отдых: в потоке или в балансе?

Мы с мужем работаем вместе и практически всегда продолжаем говорить о работе дома, во время прогулок на природе и поездок. Удивительно, но это абсолютно не мешает нашим личным  отношениям, наоборот, нам интересны идеи друг друга, мы постоянно что-то новое планируем и придумываем. Даже перед сном я обычно читаю медицинские статьи, а потом обсуждаю прочитанное с супругом.

Когда мы открывали клинику, то два с половиной года не были в отпуске — не до того было. И вот, наконец, мы поехали недалеко, в Крым. Решили сначала вообще не говорить о клинике, отдохнуть от этой темы. Но у нас не сразу получилось найти что-то, кроме офтальмологии, о чем поговорить на досуге. Только через несколько дней работа «отпустила» и мы стали обсуждать темы, которые всегда были нам интересны, пока их полностью не вытеснила клиника. Но даже сейчас наша работа — это наша любимая тема для разговоров.

Ритм работы высокий и, соответственно, высок риск выгорания. Для того, чтобы не выгореть, нам с мужем надо куда-то уехать на пару дней, благо организация работы это позволяет. Мы всегда берем с собой свои ноутбуки и книги, но если сильно устали, то все это остается лежать в чемоданах. А иногда смена обстановки, наоборот, дает интересные идеи, которые тут же хочется обработать.

На неделе у меня бывают свободные дни. Тогда я занимаюсь фитнесом и стараюсь много ходить. Люблю готовить — это моя территория, где я нахожу релакс и самовыражение. Придумать меню, пойти в магазин или на рынок, вдохновенно готовить — для меня это и развлечение, и отдых.

И я, и мой муж — большие ценители хорошего вина. Мы часто ездим в туры по винодельням и винным регионам. Это очень интересные поездки, потому что они не только о вине, но и о географии, истории, культуре. Кстати, красное сухое вино очень полезно для глаз. На одной из конференций по офтальмологии мы с мужем с интересом слушали доклад о благотворном действии красного вина на остроту зрения. Данные говорят о пользе этого напитка. Вопрос, конечно же, в количестве, иногда мы дома шутим: они тогда сказали 40 или 400 грамм вина в сутки? Речь, конечно, об очень умеренном потреблении.