Ольга Руднева: «Благотворительность — это иногда такая история, которую ты можешь рассказать через 15 или 20 лет»

Гасить пожары или строить на будущее: Как определиться с балансом

Как сочетать реактивное закрытие острых вопросов и проактивно работать на послезавтра, почему не стоит ждать благодарности, занимаясь благотворительностью, и как не опускать руки, когда те, кому ты помогаешь, все же не справляются, — о своем опыте рассказала Ольга Руднева, директор фонда «АНТИСПИД», в рамках Наверняка BLAGO Марафон.

Представьте себе, что вы идете по дороге в прекрасном настроении, как вдруг вы видите, что горит дом. В одном окне вы замечаете старушку, которая умоляет вас взять ее любимую собачку, дети кричат, все плачут. И вы, вот такой супермен в красно плаще, забираетесь на самое высокое место, вытягиваетесь по струнке и говорите: «Товарищи, успокойтесь и не паникуйте». Все же понимают, что вы сейчас всех спасете, но вы говорите: «Не эффективно тратить человеческие и водные ресурсы на спасение одного дома, где живет пять человек. Давайте научим людей спускаться по водосточным трубам, давайте разработаем долгосрочную стратегию, чтобы дома не горели».

Представьте себе ситуацию, что вы идете в развевающемся красном плаще по улице и видите, как горит дом, а на его фоне фотографируются люди. Вы скидываете плащ, бросаетесь в пламя, спасаете старушку, вытаскиваете собачку, вас качают на руках, вы потушили пожар, все прекрасно! И в этот момент начинает гореть соседний дом. Вы бежите через дорогу и начинаете спасать второй дом, бабушку, собачку. Вас опять качают на руках, все вам аплодируют, и тут через дорогу начинает гореть еще один дом. Вывод в том, что когда вы потушите третий дом, вы найдете самое высокое место, залезете туда и скажите: «Товарищи, нужно разработать стратегию, как сделать так, чтобы дома не горели, потому что человеческие ресурсы тратятся очень не эффективно».

Меня часто спрашивают, как быть: «тушить пожары» или разрабатывать долгосрочные стратегии? И я вам признаюсь, я не знаю, как правильно. Но я расскажу вам о трех историях из своего 14-летнего опыта работы в благотворительности. Они являются для меня основополагающими во всем, что я делаю.

История первая. Женя

Я только-только начала работать в благотворительности, я встречалась абсолютно со всеми людьми, которые нам звонили, старалась всем помочь. Однажды мне позвонила девушка и сказала: «Мой брат умирает, врач отказывается делать ему операцию на сердце, потому что у него ВИЧ-инфекция и гепатит». Я приезжаю к врачу и говорю: «У вас лежит пациент, и вы просто обязаны его прооперировать, если вы этого не сделаете, завтра здесь будут все телевизионные каналы страны, и все узнают, что вы отказались оперировать ВИЧ-позитивного пациента». Он мне объяснил, что на данный момент никто в мире не делал подобную операцию: пациентам с ВИЧ-позитивным статусом не меняли сердечные клапаны, потому что это связано было с тем, что во время операции нужно было остановить кровообращение и пустить всю кровь через искусственную систему. Проблема была в том, что в клинике была только одна искусственная система, которая использовалась многократно, поэтому возможность ее применения для операции ВИЧ-позитивного пациента отпадала автоматически. Но доктор пообещал мне, что если мы достанем необходимую систему, он прооперирует Женю.

Мы начали собирать средства на покупку системы, но перед операцией я пришла к Жене поговорить. Я сказала ему: «Мы затеваем всю эту историю, потому что твоя мама хочет, чтобы ты жил. Ты хочешь это? Ты хочешь жить? Это ведь история на $20 тысяч, но дело ведь даже не в деньгах. Будет 20 врачей, которые будут спасать твою жизнь, кто-то из них может порезаться…» Он посмотрел на меня и сказал: «Я хочу жить». Я ответила ему: «Ты понимаешь, что ты никогда больше не должен будешь употреблять наркотики», и он сказал: «Клянусь тебе, я больше не буду употреблять». Я встала, пришла к хирургу и сказала, что мы делаем операцию. Длилась она около восьми часов, четыре из которых ему не могли запустить сердце. В процессе операции врач порезался, ему пришлось принимать пост-контактную профилактику. Также в процессе операции он сделал научное открытие: выяснилось, что если нагреть кровь, пропуская через систему, уменьшается количество вирусов. В итоге, Женя вышел из больницы, все закончилось хорошо. Спустя полтора года я работала над одним проектом, как вдруг раздался звонок с неизвестного номера, это оказалась сестра Жени. Она сказала: «Женя умер. Перед смертью он сказал попросить прощения только у одного человека — у тебя». Я спросила: «У меня-то за что?» А она ответила: «Он снова начал употреблять наркотики». У меня было такое ощущение, что это не его жизнь оборвалась, а моя. И это я больше не смогу прийти в офис, делать свое дело, потому что я просто не смогу ничего чувствовать больше. Я поняла, что все, что я делала до этого, я делала неправильно. Я была очень зла, но я поняла, что спасать его жизнь было моим решением, а употреблять наркотики — его. И в принципе никто ничего никому не должен. Каждый прошел тот путь, который должен был пройти. В тот момент я приняла одну истину: помогать — это мой выбор, а что будет делать с этой помощью человек, — это его выбор, и ему с ним дальше жить.

После этой истории у нас был длительный период, когда мы сфокусировались только на долгосрочных стратегиях, только на эффективной благотворительности. В какой-то момент я занималась сбором вещей для наших ребят в военный госпиталь. Я обзвонила всех знакомых, и вот моя лучшая подруга передает гигантский пакет, а там… галстуки. Галстуки! Кому они нужны в военном госпитале? Но оказалось, что галстуки положила не она, а ее муж. Когда она его спросила, зачем, тот ответил: «А если кто-то из ребят, которые находятся в этом госпитале, влюбится и захочет пойти на свидание? Почему бы ему не надеть галстук?» В тот момент я поняла, что в госпитале людей могут интересовать разные вещи, а не только лечение. Из этой истории я вынесла урок: когда мы фокусируемся на эффективной благотворительности, мы забываем, что, спасая одну жизнь, мы спасаем весь мир. Вы никогда в жизни не сможете построить эффективную стратегию, если не будете знать конкретного человека, для которого ее строите. Вы никогда не сможете придумать хороший проект, если не будете сидеть рядом с вашим реципиентом. Вы никогда не сможете правильно отремонтировать детский дом, если не придете в него и не пощупаете каждую его стену. Не бывает такого, что вы только бегаете и «тушите пожары» или строить долгосрочные стратегии. Это микс: одной рукой мы строим, другой — работаем с реальными людьми. Мы выработали для себе принцип: слушать сердцем и принимать решение головой. Слушайте человеческие истории, вникайте в них и заботьтесь о том, чтобы люди, которые работают в ваше команде, знали эти истории. Человеческие истории — это ваш ключ к эффективным стратегиям.

История вторая. Даша

Важно помнить, что благотворительность — история, которая развивается с течением времени. Героиня моей второй истории — Даша. Я услышала о ней в 2004 году, когда ее поставили на антиретровирусную терапию. Ее мать в этот момент была в тюрьме, девочку воспитывала бабушка. Но реакция на терапию была такой, что ее организм просто стал отказывать. Ей срочно нужно было 500 грн на таблетки. 500 грн. 2004-й год. 4 января. Мне звонят из Одессы и говорят, что девочка умирает, и нужны эти деньги. Мы все выходим на работу, чтобы перечислить сумму. 500 грн — такова была цена ее жизни. Деньги дошли, ее перевели на другую терапию. В 2007 году эта девочка подошла к нам на концерте Элтона Джона и сказала: «Меня зовут Даша, вы спасли мне жизнь». В прошлом году мы принимали участие в шоу «Супермодель по-украински» и начали искать ВИЧ-позитивных подростков, которые смогли бы стать участниками проекта. И мы нашли девушку — ту самую Дашу, которой мы спасли жизнь в 2004-м за 500 грн. Оказалось, что участие в проекте была ее большая мечта.

Благотворительность — это иногда такая история, которую ты можешь рассказать через 15 или 20 лет. И поэтому вам необходимо большое терпение. Будьте готовы к тому, что это настоящий прыжок во времени, и очень часто вы свой KPI выполните не завтра и не послезавтра, а измерить вы его сможете через пару десятков лет.

История третья. Лена

В благотворительности важно искать вдохновение и уметь передавать его. Запомните, вдохновение никому не принадлежит, это то, что вы можете пропустить через себя и поделиться с другими. Вы можете встречать десятки людей с историями, от которых мурашки по коже. Не держите это в себе, потому что люди приходят со своими историями в вашу жизнь для того, чтобы вы это передавали дальше. Я черпаю силы именно из историй тех людей, которые меня очень вдохновляют.

Несколько лет назад мы делали проект с известным фотографом Брентом Стиртоном «СПИД. Открытые лица». За него меня часто клеймят в медиа, так как в проекте без прикрас показаны истории реальных людей с ВИЧ/СПИДом в Украине. Работая над проектом, под Полтавой я встретила девочку, у которой совершенно не было кожи на руке из-за уколов наркотиками. Она подошла ко мне и сказала: «Я хочу бросить наркотики, но здесь меня не кладут ни в один диспансер из-за моей руки». Я ей сказала, что если она сделает документы и приедет в Киев, мы положим ее в больницу и поможем ей. Через два месяца она приехала в Киев. Она пять лет бросала наркотики, вила из нас веревки, мы переложили ее в туберкулезный диспансер. А потом она просто исчезла. И вот представьте, мы делаем проект в 2010 году, я еду в Полтаву, а на встречу ко мне идет красивая девушка, которую я вообще не узнаю. Но она обнимает меня и говорит: «Извини, пожалуйста, пять лет назад я так нервы тебе трепала». Когда она прижала меня к себе, я поняла, что это Лена, я почувствовала, что ее рука была вся в шрамах. 12 лет она употребляла наркотики, стояла на трассе, у нее была 4-я стадия ВИЧ-инфекции, у нее был туберкулез. В диспансере мне говорили, что такие пациенты оттуда уже не выходят. Но это девочка вылечилась от туберкулеза, ее ВИЧ-инфекция вернулась во 2-ю стадию, она бросила наркотики, вернулась в Полтаву, нашла работу и строит сейчас отношения с молодым человеком.

Это истории, которые дают мне силы каждое утро вставать и двигаться вперед. Но помните, что благотворительность — это такой «поезд», в котором никто никого не благодарит. Важно не забывать, что люди, которые приходят к вам за помощью, находятся в тяжелой жизненной ситуации. И если вы им помогли и это их спасло, они считают, что это их победа, потому что они заставили себя встать, прийти к вам и попросить о помощи. Вы в этой истории играете маленькую роль — кто-то, кто случился на их дороге. И ведь правда, это их победа. Поэтому благодарность — худший KPI, который вы можете себе поставить. Пусть вашими результатами станет эффективность работы оборудования, исследования, опросы и количество спасенных жизней.

Фото: Эмма Солдатова

— Читайте также: Blago даря: Принципи десяти від Марії Артеменко

Мы в Facebook