Письмо нерожденной дочери: Папа, меня будут называть шлюхой

Анализ пронзительного ролика от Care Norway

Популярный в сети ролик «Dear Daddy» находит отклик в сердцах многих женщин. Почему нас объединяет опыт пережитого насилия, раздумывает журналистка Анджела Нативидад.

В «Игре престолов» есть такой эпизод, когда Серсея Ланнистер, которая, вообще-то, отрицательный персонаж, спрашивает у своего врага, как поживает ее дочь, живущая в другом королевстве. На что он отвечает: «В Дорне не обижают маленьких девочек». Серсея смягчается и ее ответ объясняет почему она стала злой садисткой: «Маленьких девочек обижают везде».

«Дорогой папа» — ролик от благотворительной организации  Care Norway в виде письма еще не родившейся дочери отцу идет к истокам этой идеи.

Корни зла

Хоть раз в жизни вы назвали какую-нибудь женщину шлюхой. Может быть, тогда вы еще были ребенком. Вы пробовали пользоваться неприличными словами как и все мы, а потом, наверное, стали старше и умнее и поняли эффект этих слов, и перестали их употреблять. Мы все через это прошли. Но проблема в том, что когда человек понимает насколько это плохие слова, ущерб-то уже нанесен. Мы уже приложили руку к раскручиванию спирали жестокости, которая и ранит маленькую девочку, и навсегда повредит ее самооценке как женщины в будущем.

Согласно данным Всемирной организации здравоохранения каждая третья женщина в мире стала жертвой физического или сексуального насилия со стороны мужчины-партнера. Это огромная цифра. И ролик для Care Norway «Дорогой папа» утверждает, что неприличные шутки в адрес женщин и девочек и наше снисходительное отношение к людям, которые их отпускают — вот что подкармливает это статистическое чудовище.

Ролик представляет собой откровенное письмо нерожденной дочери, полное благодарности отцу, с котором она еще не встретилась.

Насчет мальчиков

«Дорогой папа,» — начинает она. «Я хочу поблагодарить тебя за то, что ты так заботишься обо мне, хотя я еще не родилась. Я знаю, что ты уже стараешься, как Супермэн, и даже не разрешаешь маме есть суши!»

Это теплое начало сопровождают кадры, в которых мужчина садится в машину и нежно смотрит на свою беременную подругу. Но вскоре история развивается на темной и нестабильной территории. «Я хочу попросить у тебя кое-что,» — продолжает голос девочки: «Внимание: это насчет мальчиков.» Дальше показываются лица мальчиков, помладше и постарше, которых наша нерожденная еще героиня встретит в своей жизни. В их лицах, казалось бы, нет ничего угрожающего, но со временем появляется чувство, что что-то не так. «Я же буду девочкой, а это значит, что к годам 14  мальчики в классе будут обзывать меня шлюхой, сукой и всякими еще словами,» — говорит девочка.

С детства непристойности ходят за женщиной как тень, а в подростковом возрасте обидные комментарии можно услышать и от парней, и от девушек. Мы все терпели эти шутки и сами их отпускали, как говорит голос за кадром, «скорее для прикола, конечно. Такой мужской юмор. Так что ты не будешь слишком беспокоиться об этом, я это понимаю.»

Эта последняя фраза открывает нам слишком болезненную правду: если что-то плохое случается с девочками, они чувствуют, что это их вина. Потому что если кто-то нас оскорбляет, то наши отцы, которые любят нас, привычно не обращают на это внимания, смеются, или сами позволяют себе говорить непристойности.

Недооцененная опасность

Матерные слова и тупые шутки — не тот тип опасности, от которой будущие отцы готовятся защищать своих дочерей и, наверное, до того, как дочка вступит в пубертатный период, они не понимают, в чем опасность, а мы-то ее чувствуем на подкожном уровне. Поэтому нам приходится придумывать всевозможные защитные тактики, включая классическую: парень начинает вести себя агрессивно по отношению к вам, и вы должны придумать «игривый» ход, чтобы казалось, что вы вроде и в игре, но хотите, чтоб он перестал. Осудить и поднять тревогу — нет, этого мы не можем сделать из инстинкта самосохранения и из-за боязни осуждения другими. [contextly_sidebar id=»VNrAgUYk5aOUp4f4XxLY1uOyBxLqeIAm»]

Если бы мы остановились здесь, одного этого уже было бы достаточно. Но для нашей героини все становится мрачнее, потому что речь не об общих проблемах девочек вроде оскорбительных дразнилок. Речь об очень конкретных последствиях. Примерно к 16 годам мальчики позволяют себе вольности, когда девушка выпила. «Папа, если б ты меня видел, тебе было бы так стыдно, потому что меня просто использовали,» — говорит она.

В 21 год ее изнасиловали — мальчик, с которым она выросла, потому что их отцы ходили вместе в бассейн. А когда она наконец-то находит Мистера Совершенство, который со временем становится все менее совершенным, она осознает, что, несмотря на то, что ее воспитывали и учили, что надо быть сильной и независимой женщиной, в ней прорастает молчание и покорность, которые и позволяют насилию случаться.

Ответственность отцов

«У меня не тип жертвы,» — настаивает она, хотя ее одолевают смешаные чувства: любовь и ненависть, огромная неуверенность в том, сделала ли она что-то неправильно. Настоящий мастер-класс о том, как девочки загоняют вглубь себя стыд за нанесенный им же вред.

Ролик заканчивается пронзительной просьбой, которая напоминает вам, что вся эта история была предисловием к просьбе и свидетельством отчаянной необходимости не только извиниться, но и оправдать себя заранее за просьбу, хотя просит она что-то, что может спасти ее жизнь. [contextly_sidebar id=»E7A6hpvDGrh7UHkoK58ORHeSw4u7bDUm»]

«Одно тянет за собой другое, поэтому, пожалуйста, останови это до того, как оно сможет начаться,» — говорит она. «Не позволяй моим братьям называть девочек шлюхами, потому что они никакие не шлюхи, но вдруг однажды какой-то мальчик подумает, что так и есть? Не мирись с оскорбительными шутками дядек в бассейне, или даже твоих друзей, потому что какая-то правда в шутках всегда есть.»

«Я знаю, что ты защитишь меня от львов, тигров, пуль, машин и даже от суши, рискуя собственной жизнью. Но, дорогой папа, я появлюсь на свет девочкой. Пожалуйста, сделай все возможное, чтобы именно это не стало главной опасностью в моей жизни».

Это просьба, которую могла бы произнести и Серсея. И в этом конкретном случае мы бы были с ней солидарны.

Источник: adweek.com

Мы в Facebook