Принципы воспитания XXI века

Плохой полицейский-хороший полицейский. Чем разрушительна эта распространенная модель воспитания - рассказывает автор книги "Мужчины с Марса - женщины с Венеры"

Джон Грей – всемирно известный американский семейный психотерапевт, автор 17 книг  об отношениях мужчины и женщины. Многие книги серии  «Марс и Венера» переведены почти на 40 языков мира. Одна из последних работ эксперта – «Дети с небес» — о воспитании ребенка. В ней Грей рассказывает о позитивном родительстве и об опасностях стиля воспитания «хороший полицейский — плохой полицейский». Мы перевели интервью психотерапевта, в котором он кратко излагает свою теорию.

 Что самое главное в воспитании ребенка?

— Любовь это самое важное и лучшее, что родитель может дать ребенку. Разумеется, почти все родители любят своих детей, но мало кто умеет эффективно донести до них свои чувства.  Прекрасно, если и мама и папа одинаково его коммуницируют — это говорит об одинаковом стиле родительства. Если папа строгий, а мама все разрешает или наоборот, это сбивает ребенка с толку.  Он сильнее привяжется к «мягкому» родителю и выстроит защитную стену против строгого.

 — Значит ли это, что подход «хороший полицейский, плохой полицейский» к ребенку неприменим?

— Не стоит его применять к детям. В качестве альтернативы,  я предлагаю другой подход. Он  сочетает в себе и строгость и мягкость. Он придется по душе большинству  родителей, поскольку   подразумевает и заботу и контроль, с приемлемым для ребенка уровнем строгости.

Родители, участвовавшие в моих семинарах, признавались, что не хотят воспитывать своих детей так, как воспитывали их. Получается, что они осознают, как не надо делать, но не знают, как надо. Они мечутся от одной крайности к другой. Возникает логический вопрос, как стать хорошим родителем, избегая негативного опыта наших собственных родителей, которые шлепали, наказывали и кричали на нас?

Именно это участники и имели в виду – физическое или моральное насилие над детьми.

— Как справляться с этими поведенческими моделями, если большая их часть находится у нас на подсознательном уровне?

— Многое из перечисленного идет в ход тогда, когда родители теряют над собой контроль.  Они не знают, что еще предпринять, потому что ничего не работает. А то, что работает сегодня, не работало бы в предыдущем поколении, потому что мир изменился.

У наших детей переизбыток стимулов — они перевозбуждаются от слишком большого выбора и новых свобод. В этой ситуации вседозволенность —  последнее, что им нужно. Им нужны строгие родители, которые в состоянии контролировать детей. Таким наставникам не нужно применять наказания, шлепанья, крик, угрозы и критику,  как способ контроля.

— Ваш подход в корне отличается от того, чему учил доктор Спок. (суть вышеуказанного метода  в том, чтобы воспитывать безжалостно, прим. WoMo)

— Незадолго до смерти доктор Спок отозвал свои советы о шлепании детей. К несчастью, в нашем обществе еще очень много людей придерживается принципа «Пожалеешь розгу, испортишь дитя».

Люди должны понимать, что это изречение пришло к нам из эпохи Римской империи. Таков был воспитательный инструмент того времени. Недавно были найдены останки 100.000 подростков, которых забили до смерти. В то время было принято избивать мальчиков палками до тех пор, пока они не начинали слушаться, а убийство собственных детей было ненаказуемым.

Сегодня такое немыслимо, но родители по-прежнему бьют своих детей, если не ремнем, то рукой. Будто бы, как и предыдущие поколения знают только единственный способ воспитания – розгу.

Сейчас нам известны более эффективные  способы контроля своих дочерей и сыновей. Например, сотрудничество. В душе дети предрасположены к нему, и если уметь поддерживать это стремление, то они более охотно будут идти навстречу.

 — Интернет стал играть определенную роль в образовании детей – сегодня можно даже высшее получить онлайн. Какие рамки должны устанавливать родители относительно Интернета?

— Я не осведомлен обо всех программах, но мне нравится идея собирать группы людей в коммьюнити по интересам. В связи с огромным объемом информации, дети по-другому стали смотреть на мир. Обратная сторона Интернета – повсеместное засилье негатива: пользователи не всегда уважительные оставляют комментарии. А дети до 9 лет не умеют отличать зерна от плевел, они все в себя впитывают, потом «выдают» нам увиденное и услышанное.

 — Это касается насилия по ТВ и в фильмах.

— Естественно. Только после 9 лет и до полового созревания ребенок вырабатывает в себе способность отличать увиденное на экране от реальности. До тех пор для ребенка все реально — он видит насилие, потом его повторяет и считает, что с ним такое может произойти в любой момент. У взрослого человека ум позволяет видеть то, что на экране, реагировать как будто это реально и при этом осознавать, что это не так. Эта способность в мозгах развивается к 14 годам. Мы идем в кинотеатр и понимаем, что видим ненастоящую жизнь, но переживаем, как будто все реально. А дети не могут – для них все реально.

 — У них нет умственного фильтра.

— Совершенно верно, у них нет такой умственной способности как приостановка неверия.  Погрузившись в реальность на экране, они полностью сливаются с ней. Некоторые дети, сталкивающиеся с большим количеством насилия, становятся бесчувственными. Они не сопереживают ни тем, кого постигла утрата, ни тем, кто испытывает боль. Из-за засилья насилия  в обычной жизни взрослые,  да и общество в целом становится бесчувственным.

 — Получается, что ты делаешь все, чтобы ребенок хорошо себя вел, а потом он идет играть с другими детьми, которые не так хорошо воспитаны, и возвращается с их дурными привычками. Что могут сделать родители, чтобы минимизировать влияние сверстников?

— Когда я подыскивал своей дочери школу, то хотел встретиться с детьми из этой школы, учителями. Очень скрупулезно подошел к этому вопросу и помню, как мой друг говорил мне: «Джон, ты слишком беспокоишься о детях. Мир такой, какой он есть. Когда-то они столкнуться с реалиями и к ним надо быть готовыми».  На что я ответил: «Я позволю своим детям столкнуться с реальностью, когда их ум научится интерпретировать реальность».

Мне вспоминается случай, когда моя дочь впервые увидела, как бьют ребенка. Ее саму, разумеется, никто никогда не шлепал. Мы были в аэропорту и стали свидетелями сцены, когда мама лупила ребенка и при этом орала на него: «Не бей своего брата!».  Как такой ребенок не будет агрессивным, если мама использует насилие, чтобы донести до него, что совершать насилие нельзя.

 — Лучший способ изменить мир – это изменить мировоззрение детей. Вместо негатива и недоверия прошлого нужно строить позитивное будущее. Создается впечатление, что начинать нужно с уровня доверия между людьми, особенно между домочадцами.

— Все верно. Воспитывая наших детей по-другому, мы изменяем основу общества. Это напоминает мне историю ребенка на крыше, которому отец говорит: «Прыгай. Я словлю тебя». А мальчик отвечает: «Я боюсь прыгать». Отец настаивает: «Прыгай. Я словлю». Мальчик прыгает, отец отходит, и ребенок падает. Поднимая его, отец говорит: «Это самый важный урок, который я мог тебе преподнести. Никому не доверяй, даже отцу».

Двигаясь в будущее, нам нужно избавиться от такого образа мышления и начать коммуницировать с нашими детьми, а не выстраивать стену непонимания.

Источникhttp://www.dcsi.net/~bluesky/

Мы в Facebook