Специалист по моделированию поведения Анна Чаплыгина: Вы должны дать себе право убить

Анна Чаплыгина, специалист по этикету и моделированию поведения

Я сейчас напишу очень страшную вещь. Дичь — для людей, которые не были в определенных обстоятельствах. Но очень важную для тех… вы сами поймете, что я пишу именно вам. Вы должны дать себе право убить. В целях самозащиты, но убить.

На днях Владимир Зеленский подписал закон, позволяющий украинцам использовать оружие в военное время. По сути это разрешение на убийство. Я дала себе это право раньше — 27 февраля. Осознанно.

Почему важно не получить это право, а дать себе самому?

Начну с короткой справки о моем воспитании, чтобы показать — даже такое тепличное растение, как я, может пройти путь до права убивать.

Мой папа был народным учителем. Это высшее звание, которое может быть у преподавателя. Папа никогда не повышал голос. Меня никогда не наказывали телесно. Со мной всегда говорили на равных. Мне ничего не запрещали, но объясняли, что и как работает — остальное было моим личным выбором и личной ответственностью.

Меня воспитывали по «царскому» принципу: что можно обычным детям, то нельзя детям учителя.

Еще мой папа занимался греко-римской борьбой (бальными танцами, шахматами, фотографией) и объяснял мне основные принципы. Папа учил, что с моим телосложением при прямом контакте у меня нет шансов в силовом преимуществе. Но есть шанс одного грамотного удара. Бить нужно внезапно; максимально сильно и точно; не рукой, а всем корпусом; по доступным болевым точкам.

Никогда этот прием не отрабатывала вживую, только в голове прокручивала. И однажды он мне пригодился. Исполнила так, словно каждый день во время зарядки повторяла. Сработало при моей комплекции на мужчине, выше на голову. Потому что я и доли секунды не раздумывала — бить или не бить. Просто в стойку и всем корпусом. Неожиданно. Потому что однажды решила, что никто не имеет права касаться меня без моего разрешения.

В момент реальной угрозы, которая сегодня однозначна, вы, как человек гуманный, цивилизованный, можете потерять драгоценные доли секунды — потому что начнете взвешивать: а вам точно не показалось; а вам точно хотят причинить вред; а убивать — это грех или не грех? И еще тонна вопросов, имеете ли вы право…

27 февраля сложилось так (без деталей, потому что в нашем комплексе еще остались люди), что вход именно в наш подъезд был не защищен. А в лесу в эти дни зачищали танкистов и кадыровцев. Выход в убежище был заблокирован — на лестничной площадке могли оказаться «гости». И дверь в квартиру, если кому-то очень понадобится — тоже не защита.⠀

Моя безопасность была лишь моей ответственностью. Поэтому я достала все два ножа, которые были у меня в доме, и начала выбирать. Тесак или маленький? Второй можно спрятать в рукаве. Стала у зеркала и потренировалась. Спрятать, выпустить. Как держать. Затем обстоятельно задумалась — где может быть незащищенное место у экипированного кадыровца. Чтобы сразу потренировать высоту удара и саму линию удара, как при этом держать нож. Зачем? Чтобы выиграть те самые доли секунды. Две ночи я засыпала с ножом на прикроватной тумбочке.

Напоследок. Еще 12 лет назад перед венчанием я проходила катехизу — объяснение, зачем мне это все. У меня к священнику было только два вопроса. Первый: под какую статью/закон подпадает курение? Второй: можно ли убивать в целях самозащиты, если есть заповедь «не убей»?⠀

Повторю вам слова священника: «Если вы своим действием сохраняете жизнь себе или второму человеку, которого хотят убить, то убийство не считает грехом». Просто примите решение — снимите у себя предохранитель, и пусть вам это все не понадобится.

* На фото женщина, которая никогда не могла подумать, что через 10 дней даст себе право защищаться до последнего.

Колонку публикуем с разрешения автора. Пост автора по ссылке