Точки роста: Как сейчас выглядит ситуация с женским лидерством в мире

Примеры из мира кино и бизнеса

Татьяна Пашкина, HR-эксперт

Женское лидерство похоже на родео – очень динамичный и непредсказуемый процесс. Особенно в странах с «молодой демократией» и непосредственно в родных пенатах. Что касается европейских и североамериканских государств – там более-менее с возможностью кухарки руководить государством определились.

Как сторителлер, я с интересом слежу за сюжетами голливудских блокбастеров и наблюдаю радующую сердце динамику. Вот несколько примеров.

 

В Голливуде

Из последнего – «Терминатор». Казалось бы, мужское кино про роботов, апокалипсис в разных видах, драки, победы и прочие войнушки. Но посмотрите, как изменился вес и состав дамских персонажей. Если Саре Коннор досталась роль «девы Марии», как она сама иронично говорит в последнем фильме –  ей доверили исключительно «рожательную роль» мальчика-спасителя человечества, то в последнем фильме предводителем повстанцев в будущем становится обычная девушка, даже не главарь местных сорванцов.

Второй пример – бондиана. Из безголовых сексапильных куколок спутницы Джеймса Бонда в последние годы переросли в коварных и умных стерв (ну, куда без этого) и достойных спутниц, а то и противниц. А уж исполнение роли М блистательной Джуди Денч и вообще попадание «в яблочко». И таких примеров пруд пруди. Фильмы, сериалы – везде дамы «рулят».

Еще один важный фактор: в лидерах видят возрастных дам. Той же Саре Коннор в исполнении Линды Хэмилтон нынче давно 45+, а Джуди Денч и вовсе разменяла девятый десяток. Но это не мешает быть им — во-первых, востребованными, во-вторых, лидерами.

В «мужских» корпорациях

Так это ж Голливуд! – возразите вы. И будете неправы. Многие годы «фабрика грез» является отражением, хоть и не всегда 100% идентичным, окружающей реальности. Давайте посмотрим на первые лица крупных международных корпораций.

Я выбрала семь женщин, ставших СЕО крупных «мужских» корпораций:

Мэри Тереза ​​Барра — американская бизнес-леди, председатель и главный исполнительный директор компании General Motors.

Сафра Кац —с сентября 2014 года генеральный директор корпорации Oracle Corporation.

Вирджиния Мари «Джинни» Рометти —девятый генеральный директор корпорации IBM, первая женщина-руководитель компании.

Мишель Бак — в марте 2017 года она стала первой женщиной-председателем, президентом и генеральным директором американской компании по производству продуктов питания The Hershey Company, заменив бывшего генерального директора Джона Билбри.

Адена Т. Фридман является президентом и главным исполнительным директором Nasdaq.

Вики Холлуб стала первой женщиной, возглавляющей крупную американскую нефтяную компанию.

Мэрилин Адамс Хьюсон — председатель, президент и главный исполнительный директор аэрокосмической и оборонной компании Lockheed Martin.

Таких примеров много – я выбрала дам, завоевавших мужские отрасли или ставших женщинами-первопроходцами на должности СЕО. Гораздо больше успешных примеров среди бизнес-леди, управляющих торговыми сетями и медицинскими клиниками, венчурными фондами и страховыми компаниями, ИТ-компаниями и медиа. И, если в ежегодном международном рейтинге 100 самых эффективных гендиректоров мира по версии Harvard Business Review только четверо из них — женщины, то для бизнес-леди это означает зону роста. На 17 позиции в рейтинге HBR оказалась Нэнси Маккинстри — гендиректор Wolters Kluwer, нидерландской компании, работающей на рынке информационных услуг, на 26 месте президент и CEO Advanced Micro Devices Лиза Су, на 29 позиции —  председатель совета директоров и CEO Ventas Дебра Кафаро, а 37 место у Мэрилин Хьюсон, СЕО Lockheed.

Тенденция радует, но отмечу два важных фактора. Первый фактор – этот мировой тренд сложился не сразу. Считается, что первым шагом стало принятие в 1963 г. Акта о равной оплате труда в США. И только спустя полвека – в 2010-2020 годах – мы наблюдаем активное перемещение женщин на СЕО-позиции. Прошло фактически полвека, чтоб аккумулировать достижения в устойчивый механизм карьерного роста и женского лидерства.

Второй фактор – массовость сдвигов. Означает ли, что практика стала повсеместной и может ускорить процесс?

«В настоящее время около 50% наших сотрудников — женщины, и 65% руководителей наших подразделений — женщины. Мы пришли к этому не сразу — это заняло 15 лет».  – уточняет Нэнси Маккинстри, гендиректор Wolters Kluwer.

При этом многие американские компании до сих пор «выравнивают» зарплаты женщин и мужчин, работающих на одинаковых позициях. Так что повсеместной благости пока нет, хотя процесс активно оптимизируется. В Европе тоже ситуация неравномерная – по данным Еврокомиссии, в среднем европейские мужчины зарабатывают на 16,3% больше женщин. Наименьшая разница в зарплатах — 5,5 % — в Италии и Люксембурге. Различный уровень зарплат объясняется тем, что женщины реже занимают руководящие посты и берут чаще мужчин отпуск по уходу за ребенком. Кроме того, женщины чаще выбирают низкооплачиваемые профессии. Если говорить про более гендерно развитые страны, там разрыв зарплат больше — в  2019 году женщины в Германии заработали на 20% меньше, чем мужчины, сообщила Федеральная служба статистики (Destatis), а по итогам 2018 года женщины зарабатывали на 21% меньше мужчин. В Эстонии разрыв составляет 27%, а в Украине «всего» 21%. Следует учесть, что разницу более чем в 20% комиссия ЕС считает важным фактором для изменения ситуации и, в частности, намерена финансировать проекты по продвижению женщин на руководящие должности – но нам это «не грозит».

А что у нас?

Женское лидерство похоже на одуванчик, прорастающий сквозь асфальт – медленно, но упорно пробивает себе дорогу. По данным Global Gender Gap, лишь в 19% украинских компаний в топ-менеджменте присутствуют женщины, а в каждой третьей украинской фирме одним из совладельцев является женщина. Даже в прогрессивном и лояльном к дамам секторе ИТ руководителей женского пола не так уж много. По данным украинского представительства ООН, доля женщин в руководстве украинских компаний IT-сектора — 25% (37 799 женщин и 112 729 мужчин).  Если посмотреть базы резюме украинских сайтов по трудоустройству, в графе «топ-менеджмент» только каждое пятое резюме – от представительниц прекрасного пола.

Иногда, устав биться о «стеклянные потолки» корпоративных культур некоторых офисов, дамы уходят в предпринимательство и там реализуют свое лидерство. И, поскольку привыкли все выращивать с малого, начинают в небольших стартапов – за последние 3 года количество женщин-предпринимателей в малом бизнесе в Украине увеличилось на 8 000.

Не знаю, смогут ли все предпринимательницы пережить карантинные ограничения, но если исторически роль женщины лидера измерялась количеством «горящих изб» и остановленных на скаку коней, то два месяца простоя для них – это просто возможность оглянуться, выдохнуть. И придумать новый бизнес, пока старый на паузе.

Если говорить об офисных реалиях, то и здесь все не так уж безнадежно – даже в наших условиях неработающих квот и прочих послаблений для льготных категорий – я вижу возможности для женского лидерства. Пока у нас традиционно первым лицом видится твердая рука и лидер-вождь, шансов у дам не очень много. Но «подающих патроны» такому боссу дам в формате директоров по маркетингу, финансовых директоров и директоров по персоналу (если уцелеют от сокращений) на нашем рынке труда достаточно много. И, возможно, в ближайшие годы на страницах и сайтах деловых медиа появятся новые лидеры женского пола, которым уже не нужны будут «избы и кони», чтоб доказать свое лидерство. Я с нетерпением жду этого времени.

 

Мы в Facebook