Устойчивое сочетание: 4 инсайта о партнерстве с компонентом diversity

О барьерах и ускорениях в альянсе сильных личностей в семейном или партнерском форматах

Семейное дело, классическое партнерство представителей разных поколений и предпринимательство с компонентом diversity – разные модели, но итог один – сильный и устойчивый бизнес. Участники SHE Congress знают, в чем его секрет – в правильном альянсе.

Своим опытом поделились Мирослава Дрогомирецкая, основательница сети авторских клиник эстетической стоматологии, главный ортодонт МОЗ Украины, доктор медицинских наук; Татьяна Микаилова, социальный предприниматель, соучредительница Edutainment.az, управляющий партнер RED Communications, возглавляет 100 Business Women of Azerbaijan; Лейла Сеидзаде, социальный предприниматель, соучредительница Edutainment.az, идейный партнер 100 Business Women Of Azerbaijan, Посол движения DigiCom в Азербайджане; Слава Баранский, cооснователь LIVE.LOVE.

Слава Баранский

Я подсчитал, что из 15-ти проектов удачными у меня были только два. В одном из них партнерами являются мужчины, а во втором моим партнером стали и женщина, — серьезный корпоративный менеджер, мама четверых детей Наталья Емченко, и мужчина — также серьезный корпоративный менеджер Вячеслав Сухомлинов. И я заметил, что в нашем трио Наталья играет роль некого катализатора, иногда смягчителя, иногда ускорителя. Ее заслуга в том, что мы развиваемся очень органично, очень красиво, многие нас любят, и мы не стремимся кого-то победить.

Для меня одной из самых важных вещей является понимание того, кем вы хотите быть в партнерстве. Я и сам вступал в такие партнерства, где два очень амбициозных человека за все хватаются, пытаются тянуть все на себе и просто «убивают» друг друга. Они не могут договориться, начинается сражение, внутренняя конкуренция. Мне понадобилось много лет и много разных неприятных историй, чтобы понять, какая роль подходит мне. Мне подходит роль «№2». Осознание этого пришло ко мне два года назад. Я наконец-то понял, что мне не нравится быть вот тем «ветровым стеклом», которое принимает на себя удары. Мне нравится креатив, нравится заниматься дизайном, создавать программы. Но мне абсолютно не нравится, когда приходит плохая новость, и я первым должен принять решение. И раньше я этого не понимал, брал на себя ответственность и был несчастным из-за этого. Я заметил, что мне приятнее поддерживать интеллектуально и морально партнера, который машет мечом и сражается с врагами.

И второй вывод: часто, вступая в партнерство, люди думают, что как-то все само собой будет, как-то они долетят. Не долетите. Потому что, если вы не договоритесь заранее, что будет с вашими долями и кому они отойдут в случае, например, вашей смерти, что будет, если кто-то из партнеров через два года вдруг решит перестать вообще этим делом заниматься, то вы не будете знать, что делать. Мы свои договоренности разворачивали на два года и мы точно знаем, что будет, когда эти два года окончатся, а это произойдет через семь месяцев. Это очень важно и это имеет огромное значение. Тем более в украинских реалиях. Я заметил, что наш менталитет таков, что мы принимаем много нелогичных решений. Именно поэтому важно все четко обозначить при любых договоренностях. И не имеет значения, друзья ли вы, враги, родственники: если вы смогли договориться, то ваш бизнес будет работать, вы будете знать, к чему вы идете и когда вы это все закончите.

Мирослава Дрогомирецька

Я заміжня вже 38 років, я мати трьох дітей, маю трьох онуків, а четверта онучка вже на підході, і ми з чоловіком ведемо сімейний бізнес вже більше 22 років. Все починалося із приватних кабінетів, тоді ми із чоловіком розуміли, що не хочемо жити, як усі. Ми бачили на той момент, а це були 90-ті роки, що стоматологія зовсім іншою є у світі. Ми були першопрохідцями, які створили приватні кабінети для людей, тому що були впевнені, що українці заслуговують на зовсім інші умови, ніж постійне очікування в чергах, біль і так далі.

Якщо вам говорять про стоматологію, напевно, ви думаєте, ну, що в ній такого? Сьогодні на кожному розі є стоматологічна клініка. Але щоб бути особливим, треба мати певний хист. І ми особливі, тому що сповідуємо певну філософію, певну концепцію – так звану dental body energy. Ми даємо більше, ніж просто красива посмішка, — це здоров’я.

Коли наша клініка у Львові почала розвиватись, моєму чоловікові запропонували посаду у Києві. І він вчинив по-джентельментськи, відступивши і надавши мені право реалізувати себе у цьому бізнесі. Отже, я теж розвивалася як клініцист, захистила докторську, вела громадську діяльність, була управлінцем. І врешті цей вічний шпагат, в якому я знаходилася, став для мене тягарем.

Коли моїм синам було 10 – 11 років, ми зібрали сімейну раду і спитали у них, ким вони хочуть бути. Звичайно, нам хотілося, щоб хтось із них був стоматологом. Якимось чином я розуміла, що мені потрібно певні цінності в сім’ї розвивати, щоб об’єднувати, і що бізнес не повинен роз’єднати моїх дітей. Отже мої діти мали право вибору. Час ішов, мої діти росли, і на сьогоднішній день у бізнес прийшов мій молодший син. Він прийняв управління компанією. І не тому, що він мій син, а тому, що він заслуговує на цю посаду. І я прислуховуюся до нього.

Що стосується win-win, то ми з чоловіком знайшли систему компромісів, і в бізнесі, і так само у подружньому житті, щоб мати стабільність та змогу розвиватися. Не буває так, що у win-win виграють двоє. Двоє ідуть на компроміси. Виграє один, а другий має бути в гармонії, дозволяючи партнеру виграти, і йому приємно від цього. Йому комфортно бути другим, бо бути першим, брати на себе відповідальність, не кожному до снаги. От у цьому я і відчуваю власне гармонію компромісів партнерства.

Мені здається, що партнерство, це як і одруження – тобі може пощастити, або ти шукатимеш усе життя того ідеального партнера. А як його знайти? Це залежить від того, із яким колом ти спілкуєшся, які цінності проголошуєш. Тобі повезе на такого ж однодумця або не повезе. Він може бути прекрасним професіоналом, але підлою людиною. Це виключно суб’єктивні враження, але на що ми заслуговуємо, те нам доля і дає. Ніхто не заставляє йти в партнерство. Це ми робимо певний вибір, ідучи за певними відчуттями.

Татьяна Микаилова

Делать бизнес женщинам в Азербайджане – это сложно, это борьба, но если ты это не любишь, то это невозможно делать. Если бы мы с Лейлой не верили в то, что мы делаем, если бы мы не хотели помогать, если бы мы не видели необходимости и улучшений, не получали обратно огромное количество откликов, мы бы не смогли это сделать. Я говорю сейчас не о сражениях с мужской силой, а о том, когда тебе говорят: «Что у вас там за организация? 100 Business Women of Azerbaijan? Их всего 100, да? А что, у нас больше не нашлось?» Мы говорим, что «100» — это условно, на самом деле, их больше. «Да вы что! Что в Азербайджане есть больше 100 женщин, которые занимаются бизнесом?», — отвечают нам. Вопрос в том, как мы, женщины, такое отношение допускаем. Потому что у нас растят девочек таким образом, что они, прежде всего, будущие матери и жены, а дальше – все остальное.

Я вам могу сказать по своему опыту: когда женщина создает бизнес, она все время ищет партнера, потому что она боится. Ну, честно – мы боимся. Боимся больше, чем мужчины, потому что мужчины думают: ну потеряю, и что? А женщина думает: боже, что все скажут, как я буду выходить из дома и как все на меня будут смотреть? Для меня самым большим уроком стал вывод: если ты можешь купить, то не продавай себя. Не вступай в партнерство, а купи эту услугу, но не входи в партнерство с этим человеком, потому что ты себя обрекаешь.

В случае с Лейлой все по-другому. Иногда мы садимся и начинаем писать одно и то же. Это не волшебство, а опыт и работа над собой. При этом она на 12 лет младше меня, у нас на двоих пятеро детей, она к бизнесу только присоединилась, а я в нем более 10 лет.

Для меня важно оставаться честным в любом партнерстве, но и, прежде всего, быть честным с самим собой. Потому что тяжелее всего не врать себе. Всем остальным можно, а вот себе – нет. Чтобы я сделала по-другому? Наверное, не влезала бы в партнерство из-за денег. Еще замечу, что бизнес-партнерство – это брак, это семья, которая отбирает у вас много времени. Мне повезло с Лейлой, потому что мы делаем социальный бизнес, дети наши с нами, и это позволяет как-то балансировать. И, наверное, самое главное — это расходиться красиво. Как и в браке, ты всегда должен быть готов к разводу. И завещание тоже лучше написать. Мы с Лейлой договорились, что просто поделим все и красиво расстанемся друзьями. Мы год были врагами, потому что мужчины пытались нас поссорить. Поэтому честность очень важна. Мы проговорили эту ситуацию, и когда мы поняли, какими разменными монетами мы были, нам стало страшно. Но мы поломали все матрицы, мы объединились и работаем в социальном бизнесе.

Лейла Сеидзаде

Я считаю, что партнерство учит безграничному доверию. Я 10 лет работаю в корпорациях, а в социальном предпринимательстве я недавно. За это время у меня уже приключилась неприятная история с женщиной-партнером, когда дружба сначала переросла в бизнес-партнерство, а закончилась тотальным предательством из серии, когда партнер берет абсолютно все проекты, уходит и начинает сам их реализовывать.

Да, женщины объединяются в патриархальном обществе, но мы очень часто друг другу становимся врагами. Да, женщины хорошо знают, как помочь другим женщинам, как их понять, но в то же время я вижу, как женщины тормозят друг друга. А еще женщины в нашей стране ведут себя, как страусы, то есть не хотят видеть реальное положение дел. У меня была ситуация, когда мне после выступления на конференции сказали, что нельзя было так правдиво говорить и что после моего выступления все себя чувствовали очень плохо. Я рассказала, что добиться успеха в бизнесе можно ценой того, что вы все время платите: няне, родственникам, умаляете, просите, ругаетесь с мужем. В общем-то, это «кровавая» затея – быть успешной женщиной. И мне сказали, что такие вещи не надо рассказывать. Татьяна мне тоже часто говорит, что нельзя быть столь категоричной.

Что бы я сделала сегодня по-другому – я бы не входила в партнерство с человеком, которого надо тащить и развивать из жалости. Таким было мое первое партнерство, и так я больше не поступлю. А win-win для меня: раз уж вы вдвоем, втроем, то у вас есть роскошь сохранять друг друга, ограждая от чего-то или переключая на что-то иное. Этот элемент партнерства очень важен для меня.

Записала Ира Керст. Фото: Алена Владыко, Эмма Солдатова

— Читайте также: Анастасия Дивинская: «Насилие — это преступление. Именно так нужно его воспринимать и не молчать о нем»

Мы в Facebook