Вся команда ЦИК меня поддерживала — Анжела Еременко в интервью после скандала из-за поста о вибраторе

Автор блога Bad Mama о слатшейминге и о том, как не реагировать на "разведенку с прицепом"

Bad Mama — Facebook-блогерка, которая пишет о материнстве и жизни женщины с ребенком уже более шести лет. У блога Bad Mama более 36 тысяч читателей. Недавно, после поста блогерки о том, что ей подарили вибратор, а он оказался поломанным, в соцсетях и медиа разгорелся скандал. Дело в том, что Bad Mama — Анжела Еременко — была на тот момент помощницей главы Центральной избирательной комиссии. Ряд медиа написал, что помощница главы ЦИК пишет в своем личном блоге о вибраторах. Анжелу начали шеймить. Однако, к чести украинского facebook-сообщества, была и мощная волна поддержки. Многие мужчины и женщины писали посты о том, что шеймить женщину в ХХІ веке за использование вибратора и откровенность — это дикость. Тем не менее из ЦИК Анжела Еременко уволилась. Спустя три недели после скандала мы пообщались с блогеркой Bad Mama. Это интервью не только об истории с шеймингом, но и о жизни, отношениях, любви к себе и том, что никто не имеет права называть женщину с ребенком “разведенка с прицепом”.

Прошло больше двух недель после поста про вибратор и волны шейминга из-за него. Расскажите, как вы сейчас оцениваете эту ситуацию? Про что она для вас?

В ней есть разные слои. Если говорить про общественность и шейминг, то в нашем обществе, очевидно, есть проблемы с восприятием секса, женщины, матери. Когда выходили материалы обо мне, там были такие претензии: «как она могла такое написать, она же мать» и «как она могла такое написать, она же чиновник». Хотя вряд ли меня тогда можно было назвать чиновником. Эта ситуация для меня — также про стыд, которым в нашем обществе сопровождается тема живого и естественного проявления женщины.

Вы ведете блог не первый год. Там и раньше были посты о сексе, женщинах, телесности. Почему сейчас вдруг так отреагировали?

Я думаю, потому что это соотнесли с моей работой и эта связка создала напряженность.

Может, это эффект определенного круга общения в Facebook, но в своей ленте я не видела гневных отзывов, только посты в поддержку и защиту.

Получилось так, что я написала пост, через некоторое время его подхватили несколько СМИ, и аудитория этих СМИ и начала оставлять негативные комментарии под моим постом. Мои читатели были удивлен, что у кого-то это вызвало такую реакцию. Для моих читателей такие посты не новость.

В личку писали комментарии. Не скажу, что много, но были довольно неадекватные и с сексуальным подтекстом. Не могу сказать, что меня это сильно тронуло. Я понимаю, что есть неадекватные люди, я и мой пост просто стали местом, куда они сливали свою агрессию. В интернете это делать удобно.

Мне кажется, что то, что произошло, выглядит как слатшейминг. Вы с таким сталкивались?

Для меня это волнующая тема. Я писала в блоге, что выходила на Марш женщин второй раз с плакатом «Nasty woman». Часто сталкиваюсь с тем, что если мужчины говорят о том, что у них было много сексуальных партнеров — то это нормально, а если так говорит женщина — то с ней что-то не так, ее шеймят. Почему-то осуждение чаще всего возникает из темы сексуальности.

Я не пропагандирую тему множества сексуальных партнеров. Как раз об этом я никогда не писала. Но двойные стандарты в нашем обществе меня смешат.

Почему решили уйти из ЦИК после волны шейминга? Как реагировали ваши коллеги? 

Я уже несколько месяцев хотела увольняться. Мне нужно было только добрать в команду двух людей и я собиралась уходить с 1-го апреля. Да, как человеку мне конечно было неприятно, что на меня повалило столько негатива. Но я поняла, что это тот момент, когда нужно уходить. Коллеги все меня поддерживали, вся команда ЦИК меня поддерживала. Все были в шоке, что поднялась волна хейта. Я раньше никогда не работала в госорганах и то, что я увидела в этом месте, меня вдохновило и обрадовало.

Как реагировали ваши читатели?

Очень поддержали меня. Я не смогла осилить все комментарии под вторым своим постом, где описала ситуацию. Я не ожидала такой мощной поддержки. Поддерживали даже люди, которые меня раньше не читали и до этой ситуации ничего обо мне не знали. Я не могу сказать, что я блогер, у которого есть конкретная тематика. Я просто сейчас пишу об ощущении себя, о своей личности, понимании, кто я такая. Я не могу сказать, что у меня есть целенаправленная идея дальше бомбить по этой теме, потому что это хайп. Нет. Я просто человек и я на что-то реагирую. Пожалуй, это и вся концепция блога, который я веду. Например, сейчас пишу колонку для одного издания о ситуации, когда партнер хочет секса, а ты — нет. Насилие начинается как раз с того момента, когда ты чего-то не хочешь, но начинаешь делать через силу, чтобы получить одобрение или избежать конфликта. Буду писать о том, что не стоит заниматься сексом с партнером, когда вы этого не хотите. Для этого существуют секс-игрушки, а партнер должен быть достаточно взрослым человеком, чтобы знать, как удовлетворить свои потребности без вас.

Также не могу сказать, что волна хейта меня как-то особо напугала. Я давно веду блог. У меня были посты, которые набирали по 45 тысяч лайков и там в комментариях такое творилось! Там чуть ли не Библию цитировали. Когда человек пишет мне комментарий, я понимаю, что он пишет мне не обо мне, он пишет о себе.

Как считаете, почему так складывается, что в отношениях мы часто решаем переступать через себя и делать то, чего не хотим?

Конечно же, все ситуации индивидуальны. Но то, что касается тела и уважения к собственному телу, то переступать через себя нельзя. Это потом имеет очень конкретные негативные последствия. Например, после этого секса, на который вы не очень-то и хотели соглашаться, вы будете меньше или не будете вовсе чувствовать уважение к себе. И это будет транслироваться на другие сферы жизни. А во всем остальном, конечно, отношения требуют вклада от партнеров, но вклада ненасильственного по отношению к себе.

Я часто наблюдаю, что к подобным выводам приходят люди примерно нашего с вами возраста. Нас в этом плане ничему не учили. То есть не было принято задавать себе вопросы: что я чувствую, что я думаю, хочу ли я этого. И теперь получается, что многие впервые открывают для себя другой подход.

Это грустно. Грустно, что этого не было раньше. Грустно, что люди, которые растили нас, и те, кто растил их, жили в жутких условиях выживания, где человеческая личность и ее потребности отодвигались на второй или даже на третий план. Но нам повезло.

Мои взгляды на этот вопрос многослойные. Я закончила философский факультет и еще тогда получила базис. А потом пошла в психотерапию, она длится уже более 4 лет. Мне кажется, что каждый человек должен прочувствовать, что и в какой ситуации ему экологично делать, начиная от отношений с собой и заканчивая отношениями с другими людьми. Я часто пишу это, когда речь идет о материнстве. Никто не научит вас, как вести себя с вашим ребенком и как правильно поступать. Бывают идентичные ситуации, в которых вести себя нужно по-разному. И этому невозможно научить, только эмпатия, только связь с ребенком дает это почувствовать и понять.

Мне кажется, что с чувствами у многих людей в нашей стране есть проблемы. Чувства никогда не ставили на первый план. Мы не умеем в них разбираться. Терапия учит их распознавать и помогает с ними совладать в дальнейшем.

Где-то я видела комментарий, в котором кто-то сделал вывод, что большинство мизогинных замечаний вам делали женщины. Так часто бывает, что именно женщины проявляют по отношению к другим женщинам самую жесткую форму мизогинии. Как думаете, почему?

Я, если честно, не считала, кто такого писал больше — мужчины или женщины. Но насчет ненависти женщин к женщинам, я думаю, что это в плоскости конкуренции и детского мировоззрения, когда ты не знаешь своего места в этом мире, должен постоянно с кем-то бороться, конкурировать и доказывать, кто хуже, а кто лучше. Женщины, которые хейтят других женщин, хейтят сами себя. Мы осуждаем других людей только тогда, когда с нами резонирует что-то в них. Это не значит, что мы при этом осознанно проговариваем в голове «я ненавижу себя», но в каком-то смысле эти слова звучат внутри нас по отношению к себе. Мы всегда будем себя сравнивать с другими, что рождает долю агрессии. А вот когда человек приходит к пониманию, что все мы разные, но одинаково ценные, тогда это агрессивное сравнение полностью исчезает. Женщины вокруг тебя могут быть успешными, красивыми, желанными и это ничуть не умаляет твоей собственной ценности.

У многих мужчин есть образ и представление, какой должна быть женщина, как она должна себя вести, и женщина, которая понимает, чего хочет, и ведет себя соответственно — это некий вызов. Но быть такой женщиной намного интересней и мужчинам не стоит их бояться.

Как думаете, в чем причина слатшейминга? В какой плоскости для вас эта тема?

Я думаю, что отчасти это из-за религиозности. Эти стереотипы о том, что женское тело грязное во время месячных, или дихотомия «мадонна — шлюха», когда-либо тебя записали в жертвенные и святые, ну либо во вторые, и между двумя крайностями пропасть. А еще потому, что многие мужчины в нашем обществе боятся женщин, которые знают, чего хотят. Мне нравится в этом смысле выражение Фаины Раневской «Не знаешь, нравится ли тебе парень — подбрось трусы. Прилипли? Значит нравится». Возможно, оно пошлое или грубоватое. Но это же правда. У многих мужчин есть образ и представление, какой должна быть женщина, как она должна себя вести, и женщина, которая понимает, чего хочет, и ведет себя соответственно — это некий вызов. Но быть такой женщиной намного интересней и мужчинам не стоит их бояться.

В историю со слатшеймингом может попасть любая из нас?

Конечно. Если любое ваше действие или вообще что угодно пойдет в разрез с чьими-то жизненными установками, вас будут шеймить. Конечно, к мужчинам наше общество тоже выдвигает много требований. Мне кажется, что каждый человек может попасть в такую ситуацию. Но все женщины попадают в такие истории чаще.

Как вы считаете, для чиновников (хотя вы не были чиновницей) есть запретные темы, на которые публично высказываться непозволительно? Это нормально или это общественное табу на человечность?

Я думаю, что определенные требования к публичной деятельности, а особенно к чиновникам, все же должны быть. Если бы я работала в том же ЦИК, как член комиссии, вряд ли я позволила бы себе написать о своем сексуальном опыте. Потому что когда мы берем серьезную публичную ответственность и представляем какую-то из ветвей власти, мы должны понимать, что мы по сути отдаем себя в аренду. И мы должны быть осторожными, потому что представляем группу людей, а точнее государство. 

В моем же случае все не совсем так. Думаете, я не сомневалась лично, могла ли я такое написать или нет, когда разразился скандал? В глубине души я была уверена, что никакой ошибки я не совершила, просто потому, что я не шла на эту должность, отдавая себя в аренду, как Анжела Еременко. Часть блогера Bad Mama во мне присутствует. Возможно, поэтому я и решила уволиться, чтобы продолжать делать то, что я хочу, без малейшего оттенка сомнений. Все мои знакомые пиарщики, которые работают с госструктурами, говорили мне, что я права.

В теме секса у мужчин больше свободы. Но я убеждена, что и женщины рано или поздно эту свободу получат

У человека на высокой должности должен быть какой-то определенный уровень самоцензуры?

Да, конечно. Если, например, речь идет о народном депутате, то это человек, который представляет интересы определенной группы людей, своих избирателей. Но бывает так, что в более личных вопросах позиции и интересы депутата и его избирателей расходятся. И это может повредить тем интересам, которые совпадают. Поэтому я считаю, что нужно воздерживаться от демонстрации личной жизни и особенно табуированных тем.

Когда в соцсетях обсуждали вашу историю, люди вспоминали случаи, когда депутаты в зале заседаний Верховной Рады заказывали в переписке проституток или занимались чем-то похожим на мастурбацию. Не буду называть фамилий, наши читатели и так вспомнят, о ком идет речь. Это были громкие скандалы, и эти народные депутаты — мужчины. Их осуждали, но реакция общества была скромнее, будто от мужчин что-то подобное и ждали, и им простительно.

Да, возможно. Для меня это еще не решенный вопрос, почему общество в таких ситуациях не предпринимает никаких действий. Идут разговоры, обсуждения, СМИ снимают сюжеты, но это ничего не дает, потому что нет того рычага, который бы позволил людям отозвать такого депутата. Мне кажется, это широкая тема. Она, в том числе, и про развитость институтов гражданского общества. 

Да, конечно, в теме секса у мужчин больше свободы. Им больше позволяют. Но я убеждена, что и женщины рано или поздно эту свободу получат. Не для того, чтобы заниматься сексом в Верховной Раде, а для того, чтобы иметь равные с мужчинами права.

Встречала также осуждение, может ли чиновница красить губы красной помадой или ходить без лифчика. Как вы считаете?

Немного смеюсь, потому что не ношу лифчик — мне неудобно. И я выбираю свой комфорт в этом вопросе. Пару раз надо мной подшучивали на работе, но это были просто шутки. Пытаюсь представить ситуацию, в которой женщина не могла бы красить губы красной помадой. И что значит эта красная помада? Она вызывает какую-то реакцию? Ну, может, учительнице в школе не стоит так делать и одевать откровенные наряды, потому что это не та работа, где это уместно. Но если речь идет об обществе взрослых людей, то это выбор каждого. Я лично себя в этом никогда не ограничивала.

Все пытаются разобраться, есть ли какие-то универсальные правила, как должно быть. Я же считаю, что универсальных правил нет. Каждый случай индивидуален. Но я могу судить только о себе, поэтому не стану говорить, как должно быть.

Почему вы начали вести блог Bad Mama?

У меня родилась дочь и я поняла, что для того, чтобы пережить происходящее, мне нужно это описывать. Особенно какие-то нестыковки своих стереотипов и реальности в теме материнства. Этот разрыв в стереотипах и новых знаниях я и начала описывать.

Вы этот разрыв уже преодолели?

Да, думаю преодолела еще в первый год жизни дочери. Вот приведу пример. Есть такой стереотип, убеждение, что когда маленький ребенок лежит и плачет в кроватке, то его нужно оставить и дать ему порыдать, чтоб не привыкал быть на руках якобы. И вот я помню, когда дочери было месяцев 9 и мы были дико уставшие с мужем, мы сидели в соседней комнате и слушали этот плач. Меня хватило на 3 минуты. Я подумала, что не могу сидеть и ничего не делать, мне самой плохо, а не только моему ребенку, который плачет. И тогда я поняла, что в материнстве, как и во всем другом вообще, важно слушать себя. Это и о культуре чувств, которая у нас отсутствует, и никто их не обсуждает.

Блог за эти годы трансформировался?

Да, конечно. Его пик был примерно три или два года назад. Но я поменялась за это время. Раньше это было чисто мамское комьюнити, а потом это начало меняться. К трем годам жизни ребенка женщину отпускает эта первая мощная хватка материнства, ребенок проходит первый кризис, немного сепарируется. А у женщины появляются время и возможность оглянуться назад, задумываться о своей личности и своей жизни. В тот момент я начала писать более нейтрально. Я поняла, что меня начала уже давить тема материнства, и мне хотелось из нее выйти и начинать писать о другом. Но я не знала, как правильно это сделать, потому что уверенно чувствовала себя только в теме материнства. А когда прошлым летом я дописала книгу, я поняла, что мой ребенок вырос, и я хочу делиться другими темами, которые меня волнуют. Например, об отношении к одиноким женщинам, о том, как сама женщина относится к своему одиночеству, к сексу, к работе, к смелости. Для меня блог — это отдушина. И место, где я могу оставаться собой и это транслировать.

Часто сталкивались с шеймингом по отношению к одиноким женщинам с детьми?

Да. Один раз даже расплакалась. У меня тогда был тиндер. И у одного парня в анкете я встретила такой термин, аббревиатуру «РСП» — это значит «разведенка с прицепом». Так мужчины называют женщин с детьми. Я загуглила и мне попалась настолько дикая инструкция, как мужчине вести себя с такими женщинами, что от них можно получить, и это было так пошло, так некрасиво. Я очень чувствительный человек — я расплакалась.

Мне не было в тот момент страшно, что у меня не будет больше отношений. Хотя когда-то такой страх был. Но мне стало так грустно оттого, что есть другие женщины, которые этому верят, встречают таких мужчин и на самом деле считают себя «разведенкой с прицепом». И это меня очень сильно расстраивает.

Как вы считаете, когда женщины начинают думать о том, что они с этими стереотипами жить не хотят и делиться своими переживаниями, какая трансформация с ними случается?

Конкретно в моем случае моя трансформация началась тогда, когда я сама перестала себя считать «разведенкой с прицепом». Потому что когда я развелась, я вообще не представляла, как это — пойти на свидание, когда у тебя 3-летний ребенок. А как об этом рассказать? Это же огромная пропасть между человеком, у которого есть ребенок и у которого нет детей. Я помню, какая я сама была, как могла сорваться и уехать куда-то, куда хочется, и это была норма. А сейчас у меня такой возможности нет, нужно планировать, и не понимаешь, как это объяснить другому человеку и кому это может быть интересно. 

Но проблема в том, что когда ты саму себя считаешь ущербной, это отношение к себе ты транслируешь и другим. Когда ты начинаешь сама себе давать ответ на вопрос, кто ты и чего ты стоишь, то если вдруг со стороны тебе вдруг прилетит «эй ты, разведенка с прицепом», то тебя это уже не заденет. Потому что ты будешь понимать, что на самом деле человек говорит не о себе, а выражает таким образом свое достаточно скудное мировоззрение. Когда женщина приходит к пониманию и ощущению, что она красивая, умная, сексуальная и желанная, то ничто со стороны ее не может затронуть. 

Вообще я считаю, что нужно идти к психотерапевту и решать свои проблемы. Потому что пытаться решить проблемы общества, не решив свои, — это гиблая затея. Я себя мессией не считаю и не думаю, что пишу посты, чтобы изменить общественную точку зрения. Скорее, я пишу это для такой же девушки, как я, которая боится и чувствует себя уязвимой. И я знаю по себе, что меня бы в свое время такие посты очень поддержали в мыслях об одиночестве или неверии в то, что можно найти мужчину, который будет любить тебя с ребенком. Сейчас говорю это и мне даже смешно. Потому что в реальности, когда я начала любить и ценить себя, я ни разу не встретила мужчину, который бы мне что-то оскорбительное сказал из-за того, что у меня есть ребенок. Наоборот, я думаю, что у меня такая замечательная дочь и такие хорошие с ней отношения, что мужчине, который будет со мной, повезет. И это не про эгоизм или нарциссизм, а про реальное положение дел.

Расскажите, почему решили написать книгу?

Я давно хотела написать книгу. Мне нравится писать. Когда я пишу, я не чувствую времени. Это как медитация, я выхожу из этого процесса намного более наполненной. Я писала эту книгу 2 года в голове. А когда села реально писать, то написала за 3 недели. У меня есть склонность к депрессиям. Я с этим боролась всю жизнь. А потом пошла в психотерапию, когда поняла, что все время чувствую себя несчастной и не знаю, как это решить. В нашей стране есть много девушек и женщин с подобной историей. Все мы росли в сходных условиях. Главным моим вопросом была нелюбовь к себе, кто я, как мне себя найти. И ты находишь тонны информации на эту тему, но она тебе абсолютно не помогает. Поэтому я и решила написать книжку для такой же девушки, как я, с моими ответами на вопросы любви к себе и поиска себя.

Книжка уже готова, напечатана. Я продаю ее только на своем сайте. Я напечатала небольшой тираж, 1000 экземпляров, и увеличивать его не буду из экологических соображений. Я выпустила электронную версию, она есть на сайте. Будет вторая книжка, которая описывает уже не отношения с самой собой, а отношения с другими людьми. И вот ее я даже печатать не буду, а сразу сделаю электронную версию.

Интервью специально для WoMo провела Анастасия Багалика