Юлия Ярмоленко: «Комплимент – это всегда про равноправные отношения, а домогательства – это объективация»

Секс-педагог о согласии, отказе и половом воспитании подростков

Сегодня, когда каждый день то и дело в новостях мы узнаем о признаниях известных людей в том, что они были жертвами сексуальных домогательств, или, собственно, виновниками, в обществе начинают возникать споры о том, что в действительности можно считать домогательствами. А когда такие вопросы начинают задавать дети, несложно и растеряться. Но все по полочкам раскладывает Юлия Ярмоленко, секс-педагог, автор программ по сексуальной грамотности для подростков и взрослых, член Ассоциации сексологов и сексотерапевтов Украины.

Юля, скажите, как научиться различать эту грань между домогательством и комплиментом?

Мне нравится определение, что домогательство – это неприятное или назойливое действие, совершаемое против воли человека и выраженное в оскорбительной, унизительной или иной недопустимой форме. Это могут быть оскорбления (например, дискриминирующие по половому признаку), шутки, анекдоты с сексуальным подтекстом. А также приглашения к различным совместным действиям, телефонные звонки, обещания вознаграждения за определенные действия, принуждения, прикосновения, поглаживания.

Комплимент – это всегда про равноправные отношения, а домогательства – это объективация. В первом случае мы восхищаемся человеком как личностью, какими-то его/ее чертами, умениями, а во втором – видим только объект для своего удовольствия, подкрепляем свое эго. Комплимент всегда приятен обоим, а домогательство – это односторонняя коммуникация.

Когда стоит рассказать детям о том, что такое сексуальные домогательства?

Думаю, что объяснять подобные вещи можно с раннего детства. И, конечно же, самим не культивировать насилие: сексизм, расизм, шовинизм, мизогинию, ксенофобию и т.д.; не рассказывать анекдоты, унижающие какую-то группу людей (например, про «блондинок»).

Из-за сложившегося стереотипа, что когда женщина говорит «нет», это значит «да», у нас в обществе не умеют четко принимать отказы. Как научить детей отказывать так, чтобы было понятно, что это не флирт?

Я бы здесь не разделяла на дочек и сыновей. Потому что воспитание детей как «девочек» (кротких, внимательных, послушных, деликатных, терпеливых, воспитанных) и «мальчиков» (сильных, мужественных, агрессивных, смелых, целеустремленных) как раз и приводит к харассменту, насилию, кэтколлу. Поэтому нужно и тех, и других с детства учить, что «нет» значит «нет», и его надо принимать и уважать. Конечно же, дети учатся этому на практике, а не на словах. Если их «нет» уважается, принимается, не игнорируется взрослыми, то и ребенок будет уважать чужое «нет». И сам/сама не будет бояться сказать «нет». Также важно, чтобы и родители, и другие взрослые также умели говорить «нет» — это лучшее учебное пособие (как отказывать, в каких случаях нужно сказать деликатно и с улыбкой, а в каких четко и безапелляционно). Книга или лекция такому не научат.

Да, когда я прихожу к старшеклассникам, юноши очень часто возражают мне: «Но ведь если девушка говорит «нет», она же подразумевает «да»! Либо хочет, чтобы парень был более настойчивым». И тогда я привожу похожую аналогию, как в известном ролике «Согласие. Просто как чай».

Если вы пришли ко мне в гости голодными, а я как раз приготовила вкусный ужин и предлагаю вам присоединиться к трапезе, но вы по каким-то причинам отказываетесь, я не буду запихивать в вас еду, даже если вижу, что вы голодны. Да и вряд ли такое мое поведение понравится какому-либо человеку. Даже очень голодному. Но вы имеете право передумать, и я, конечно же, с радостью угощу вас ужином. Так ведут себя зрелые люди. Любые отношения должны быть добровольными, честными, без манипуляций, безопасными и приносить удовольствие обоим партнерам.

Юноша, вероятнее всего, будет учиться принципам согласия на примере тех взрослых, которые его окружают: в первую очередь, это отец, дяди, дедушки, старшие братья. Поэтому повторюсь: говорить мало, нужно самим следовать этим ценностям на протяжении всей своей жизни.

Как объяснить подростку, когда он действительно уже может быть готов к сексу? И что делать, если он заявляет, что готов ко всему не только физиологически, но и психологически, «да и ведь мама говорила — только по любви»?

У меня был похожий случай. После мастер-класса подошла 15-летняя девушка и спросила, обязана ли она заниматься сексом со своим парнем. Я сразу же нафантазировала, что он ее принуждает. Но оказалось, что нет. «Он тоже еще не готов, и мы бы хотели подождать. Однако все вокруг твердят, что секс – всегда по любви, и складывается впечатление, что мы обязаны» — объяснила школьница. То есть взрослые преследуют одну цель, когда связывают секс и любовь, а дети это воспринимают по-своему.

Каждый человек готов к началу половой жизни в разном возрасте. Кто-то в 16, кто-то в 21… Готовность должна быть не только физиологическая и психологическая, но и информационная, моральная. Если парень или девушка не способны прийти в аптеку и купить презервативы – они не готовы к сексу. Если не способны сказать «да, я хочу с тобой секса», «для меня важно использовать презерватив», не хотят брать на себя ответственность за возможные последствия – нежелательную беременность, заболевания, изнасилование – они не готовы к сексу. Если не понимают, что такое равноправные отношения – опять же не готовы. Правда, у нас и большинство взрослых не готовы к сексуальным отношениям, поэтому и играют в опасные игры, когда «нет» обозначает «да» или «может быть». Это одно из свидетельств психологической незрелости. С такими людьми лучше не иметь ничего общего.

Какие вопросы подростки задают вам после ваших лекций чаще всего?

У меня даже несколько постов было на эту тему. К примеру, за сентябрь и первую половину октября у меня было 17 встреч с подростками от 11 до 16 лет, и некоторые их вопросы родители просто обязаны прочитать:

— А что будет, если не использовать презерватив?
— Почему бабушки не могут рожать детей?
— Вы уверены, что секс — это хорошо и приятно?
— Скажите, обязательно ли заниматься сексом во взрослой жизни? Можно как-то без этого?
— Месячные так называются, потому что идут месяц?
— Если я рожу ребенка и не смогу кормить его грудью, — это очень плохо?
— Почему порнографию нельзя смотреть до 18 лет?
— Как узнать, что уже можно заниматься сексом?
— У меня к вам только один вопрос: как вы можете говорить на такую тему и не смеяться?

Еще насмешили 12-летки, они спросили, можно ли бить мальчиков между ног, а когда я сказала, что нет, это может привести к серьезным последствиям (например, к тому, что в будущем у мужчины не будет детей), сделали круглые глаза: «У мужчин могут быть дети?». Или, к примеру, в марте у меня была очень интересная группа из девочек 10-12 лет. Тема — гигиена, физиология, безопасность. О сексе участницы заговорили сами.

— А правда, что наши родители думают, будто мы о сексе ничего не знаем?
— Так и есть.
(Дружный смех).
— Они странные. Сразу мама закрывает мне глаза на постельных сценах в фильмах, а потом хочет поговорить на какие-то щепетильные темы. Простите, но я уж лучше с подружкой такое обсужу.
— Сто процентов. Я всегда притворяюсь, что ничего не знаю и не понимаю, чтобы об этом не говорить с родителями.
— Меня тоже мама как-то спросила во время рекламы презервативов: знаешь, что это? Говорю «нееееееет» и изобразила удивление. Она и отстала. А мальчишки еще во втором классе в школу их приносили. Так что я в курсе.
— А я как-то проснулась ночью в туалет, и слышу — у родителей секс. Пришлось до утра терпеть, так и не смогла уснуть, чуть не уписалась. Было стыдно, неприятно. Везет тем девочкам, у которых туалет рядом с их комнатой…
— А если бы родители говорили с вами об этом с самого детства?
— Наверное, это было бы лучше. Потому что рассказы про аистов и капусту — это даже не смешно.
— Да, и мне про аистов говорили!
— И мне! Но вот как-то странно, что взрослые соглашаются на секс добровольно. Целоваться с языками и все остальное, что показывают в фильмах, — даже смотреть как-то противно. Это же не обязательно во взрослой жизни?

А что нужно рассказать подростку о видах секса, чтобы он понимал, если вдруг «практикует» нечто под давлением что-то, что ему не нравится, то это не нормально?

Мне кажется, что акцент тут должен быть не на видах секса, а на правилах безопасности: что никто не имеет права тебя принуждать к чему-либо и ты можешь отказаться от участия в чем угодно на любом этапе. И если что-то произошло, что тебя сильно огорчает, расстраивает, имеет какие-то неприятные последствия, — это не значит, что ты плохой или плохая. Это значит, что нужно попросить помощи и поддержки. И говорить об этих вещах нужно с 2-3 лет, а не в 10-12, когда уже может быть поздно.

Тема насилия – очень сложная и глобальная, обсуждать различные ситуации нужно постоянно. Этому нельзя научить за один день и даже год. Да и отличное знание правил безопасности не гарантирует эту самую безопасность на 100%, к сожалению. Поэтому задача родителей и других взрослых – создать такие отношения, чтобы ребенок/подросток не боялся прийти к нам после того, как случилось что-то страшное. Потому что если человеку не к кому прийти со своей бедой и не у кого получить поддержки и помощи, выход часто один — шаг в окно… И чтобы этого не произошло, важно каждый день давать вербальную и невербальную поддержку своим детям. Это и есть основа сексуального образования.

— Читайте также: «Сама винувата і не мужик»: Як стереотипи грають проти дітей, коли вони зазнають насильства

Мы в Facebook