Женская сторона миграции: О чем мы забываем подумать

Каково быть одновременно женщиной и иммигранткой?

Виктория Покатис, главный редактор WoMо

Миграция стала для нас чем-то обыденным. Теракты, войны, релокация, временные заработки за границей или просто работа в красивом месте, где-нибудь в провинции Египта удаленно. Люди стали мигрировать намного чаще и все чаще причины — повысить комфорт своей жизни. Приблизительно в мире около 266 млн человек  являются международными мигрантами. И почти половина из них (47%) – женщины. Готовясь к лекции  Media migration labs «Гендерные вопросы при подготовке журналистских материалов про мигрантов», я заметила, насколько действительно по-разному переносят вынужденные частичные или полные миграционные перемещения женщины и мужчины. 

Однажды в Чехии

В Чехии провели исследование, в котором изучили показатели здоровья и дискриминации на рабочем месте на примере украинских мигрантов – отдельно женщин и мужчин. Базой для сравнения были сами чехи. После Бархатной революции в стране началось полное преобразование общества – от социалистического/коммунистического режима к демократической парламентской системе, основанной на свободной рыночной экономике. Этот процесс трансформации, наряду с продолжающейся глобализацией и переходом к постмодернистскому обществу, привел к значительному притоку иммигрантов — более 500 тыс. по данным за 2018 год. Самая многочисленная группа иммигрантов – украинцы, 122 000 легально зарегистрированных мигрантов по данным за конец мая 2018 года.

Большинство этих мигрантов приехали в основном по экономическим причинам и причинам, связанным с работой, и в основном они заняты в:

  • строительстве,
  • некоторых отраслях промышленности,
  • сфере услуг,
  • в сельском хозяйстве.

Как вы себя чувствуете?

Выполняют они неквалифицированные, ручные, низкооплачиваемые работы. В исследовании, где сравнивались данные украинских мигрантов и жителей Чехии, приняли участие 1 498 работающих человека в возрасте от 18 до 62 лет. Из них 38,1% респондентов приехали из Украины и 61,9% жили Чехии. Наиболее распространенные индикаторы, отражающие здоровье человека, основаны на самооценке здоровья (СОЗ). Знания о СОЗ могут помочь понять состояние здоровья и потребности мигрантов. Так вот о плохой самооценке здоровья сообщили 23,6% всех респондентов. Самый плохой показатель был у украинских женщин.

Больше всего респонденты жаловались на перегрузки в работе и риск инцидентов (26,7% из общего количества участников опроса). Мужчины чаще всего жаловались на цейтноты в сочетании с риском аварии: говорили об этом 18,5% украинских мужчин и 43,2% чешских мужчин. Женщины больше говорили о цейтноте в сочетании с рабочими перегрузками – на это жаловались 20,3% украинок и 25,9% чешек.

Более того, самый низкий уровень здоровья (СОЗ), обнаруженный у высокообразованных иммигранток, может указывать на их разочарование работой, поскольку они вынуждены выполнять ручной труд, который не требует интеллектуальных усилий и совершенно не соответствует их образованию и, возможно, ожиданиям. Они чувствуют, что теряют свой человеческий капитал. Это может способствовать ухудшению их СОЗ. Для женщин обычно важно поддерживать и развивать свои «социальные структуры» и связи, будь-то в семье или более широких социальных структурах. Это требование сложно выполнить за границей, поскольку часть семьи, включая детей, часто остается дома в Украине (почти половина украинских респонденток были замужем), а из-за жестких условий работы иммигранток у них нет времени на общение с соотечественницами или чешскими знакомыми. В то время как мужчины могут выполнять свою основную функцию «кормильца», устраиваясь на работу и усердно ее выполняя, женщины должны выполнять и другие задачи.

Вопросы дискриминации

Тоже касается и дискриминации: 29% мужчин-украинцев ответили, что на их рабочих местах присутствует дискриминация против 4% чехов. Среди женщин голоса разделились в соотношении 38% и 7% соответственно. Женщины, по сравнению с мужчинами, чаще всего подвергаются воздействию только одного фактора дискриминации (украинские женщины 27,5%, чешские женщины 38,9%).

Фактически, выводы исследования еще раз доказывают, что женщины-иммигранты, выполняющие ручной труд, подвергаются совокупному бремени социально-экономических и гендерных нехваток и лишений, параллельно проходя опыт маргинализации. Они крайне подвержены всем типам дискриминирующих нагрузок на рабочих местах, рассмотренных в исследовании, кроме того их самооценка здоровья чаще всего находится на низком уровне.

Независимо от статуса мигранта, международные мигранты могут подвергаться риску плохого физического и психического здоровья и часто исключаются из правовых рамок, касающихся охраны труда и техники безопасности. Профессиональное здоровье мигрантов обычно хуже, чем у не-иммигрантов. Мигранты подвергаются риску не получить такой же уровень медицинского обслуживания из-за сочетания нескольких факторов, включая правовой статус, языковые и культурные барьеры, при этом они выполняют низкоквалифицированную работу и работу с высоким риском для здоровья.

Связь между детсадом и женской занятостью

Мы знаем, что уход за детьми играет важную роль в принятии экономических решений женщинами, в том числе в их участии на рынке труда. Рабочий документ Лаборатории гендерных инноваций в Восточной Азии и Тихоокеанском регионе Всемирного банка показывает, что улучшение доступа к услугам по уходу за ребенком повышает участие женщин в рабочей силе в Индонезии на 13%. Эти данные также предполагают, что доступ к услугам по уходу за детьми может повлиять и на доступ женщин к информации и возможностям.

Это важно для работников, поскольку вероятность нелегальной миграции выше для тех, кто использует неформальные каналы, чтобы узнать о возможностях выехать из страны на работу. Риски незарегистрированной миграции выше, чем риски официальной миграции, и относительно выше для женщин. Женщины чаще, чем мужчины, подвергаются эмоциональному и физическому насилию в результате неофициальной миграции, и, как и мужчины, они также рискуют стать жертвами финансовой эксплуатации.

Неофициальное трудоустройство за границей

Женщины с большей вероятностью говорят, что они получат информацию от неофициальных брокеров или официальных частных бюро по трудоустройству, тогда как мужчины с большей вероятностью будут получать информацию от государственных учреждений, из интернета или у друзей. Эта разница в информационных каналах статистически значима.

Респонденты, получающие информацию из официальных источников, более осведомлены – почти в два раза чаще знают, какие необходимы документы, – чем те, кто полагается на неофициальные источники. Источники информации также связаны с тем, где люди планируют зарегистрироваться или подать заявку на миграцию: люди, которые получают информацию от (неофициальных) брокеров, с гораздо большей вероятностью будут оформляться через них.

Всемирный банк опросил 13 000 индонезийцев в возрасте 18-40 лет. И получил такие данные. Только 12% респондентов, которые заявляют, что заинтересованы в миграции, могут назвать все документы, необходимые для оформления. Среди тех, кто не заинтересован в миграции, таких людей 10%. В этом пункте нет гендерного разрыва: мужчины и женщины одинаково плохо информированы.

Нейтральна ли миграция относительно гендера

Домашние роли и обязанности не распределяются между мужчинами и женщинами равномерно во многих частях мира. Женщины обычно несут непропорционально большую ответственность за неоплачиваемый домашний труд, включая уход за детьми, что ограничивает их мобильность. Таким образом, поиск официальных источников информации о миграции требует более высоких альтернативных издержек для женщин, которые сталкиваются с большими ограничениями во времени. Бюро по трудоустройству и другие государственные учреждения обычно расположены далеко от сельских населенных пунктов, которые являются источником многих рабочих-мигрантов. Оформление миграционных документов в Индонезии – длительный и сложный процесс, требующий дополнительных временных затрат от женщин-мигрантов. Неофициальные брокеры – более удобный вариант, поскольку они, скорее всего, будут находиться в сельской местности и готовы приходить к потенциальным мигрантам домой и помогать им с оформлением документов.

Эти данные напоминают нам, что миграция не является нейтральной с гендерной точки зрения. Причины, места, способы, риски и последствия миграции для женщин, отличаются от тех, которые присущи мужчинам. Политика, направленная на улучшение результатов миграции, должна основываться на понимании этих различий, например, на упрощении процедур миграции и повышении доступности и адресности информации о ней.

В материалах СМИ не только не признается, что женщины сталкиваются с уникальными проблемами во время миграции, но и то, что они вносят значительный вклад в страну, в которой поселяются. В отчете Национального совета деловых женщин отмечается, что 40% предпринимателей-иммигрантов в Америке – женщины, а 13% всех компаний, принадлежащих женщинам, управляются женщинами, рожденными за пределами США.

Согласно отчету New American Economy, женщины-иммигранты играют важнейшую роль в качестве опекунов и поставщиков услуг по всей стране. Как предприниматели и работники STEM (науки, технологии, инженерии и математики) они помогают стимулировать экономический рост и инновации. Эти истории остаются незамеченными, поскольку по-прежнему не признается важная роль женщин в экономике и не учитывается их голос.

 

 

Мы в Facebook