Алла Польова: Если кто-то романтизирует приемы и встречи, должна вас разочаровать: любое мероприятие – это работа

Как это, быть женщиной-дипломатом

Нет времени на весь текст?

Читать спойлер

 Алла Польова за 25 лет дипломатической службы поработала на самых разных должностях и в разных странах. С 2014 года она генеральный консул Украины во Франкфурте. Алла рассказала WoMo о том, почему женщинам-дипломатам сложно сбалансировать профессиональную и семейную жизнь, какие ежедневные проблемы работы консульства, и о том, почему быть женой или мужем дипломата – роль не для каждого

 

 Беседовала Екатерина Федоришина

 

Что для вас быть дипломатом? Есть персональная профессиональная миссия, особый кодекс или собственные правила, которые позволяют быть успешной?

Дипломатия для меня – это, без преувеличения, моя жизнь. По поводу миссии, я склонна избегать миссий и мессианства, потому что это сродни фанатизму, а к жизни я отношусь иначе. Я пользуюсь простым правилом: чтобы добиться успеха, нужно любить то, чем занимаешься, честно выполнять свое дело, не останавливаться на достигнутом.

Легко ли женщине работать в дипломатической сфере? Какие могут быть специфические проблемы?

Быть женщиной – это вообще вызов. Но если серьезно, то в украинском МИДе действительно нет проблем с гендерным равенством. Основное требование министерства ко всем, независимо от пола или возраста, – это профессионализм, преданность работе, желание самосовершенствоваться. Другое дело, недочеты в законодательстве, которые часто ставят женщин дипломатической службы перед выбором: профессия или семья.

Например, существует проблема с беременностью и рождением ребенка во время длительной командировки. С одной стороны, статья 179 Кодекса законов о труде регулирует предоставление отпуска в связи с беременностью, родами и уходом за ребенком (женщинам предоставляется оплачиваемый отпуск в связи с беременностью и родами продолжительностью 70 календарных дней до родов и 56 календарных дней после родов). Но представьте себе реалии зарубежного дипломатического или консульского представительства, где количество дипломатов ограниченно и каждый из них действительно на вес золота! В таком представительстве работа не может остановиться ни на день, не говоря уже о 126 днях отпуска. А если это консульское должностное лицо, которое в некоторых учреждениях вообще может быть единственным специалистом, то ситуация вообще критическая. К счастью, за последние несколько лет МИД разработал огромное количество нормативно-правовых документов, регулирующих деятельность сотрудников дипломатической службы, поэтому есть надежда, что вскоре и эта проблема будет решена.

Бытует мнение, что у мужчины-дипломата жена фактически выполняет профессиональные обязанности как «жена дипломата». Как такая практика выглядит в ситуации, когда главой дипломатического представительства является женщина?

Мы с мужем коллеги, сейчас он работает послом Украины в Греции, поэтому у нас паритет. Но когда-то я была женой генерального консула и, невзирая на пол, выскажу собственное мнение: быть женой или мужем главы дипломатического или консульского представительства – большое мужество и самопожертвование, эта роль не для всех.

Для кого-то быть женой или мужем дипломата – это работа по обеспечению условий для комфортной деятельности своего партнера. Кто-то используют это время для путешествий, кто-то открывает в себе творческий талант, а кто-то посвящает себя учебе или спорту. Но почти в 90% случаев – это потеря возможности профессиональной самореализации и карьерного роста в своей стране.

На сегодня у нас подписаны соглашения с несколькими странами, например, с США и Германией, о возможности трудоустройства членов семьи сотрудников дипломатических и консульских учреждений. Это очень важные соглашения, поскольку благодаря им частично компенсируется потеря возможностей, о которой я упомянула выше. В странах, где нет таких соглашений, мужья и жены обычно работают в диппредставительстве по гражданско-правовым договорам, то есть выполняют техническую работу, не требующую высокой квалификации.

Но на всех людей таких соглашений не хватает, и это часто становится проблемой для семьи, особенно молодой. Еще сложнее женам и мужьям глав зарубежных дипломатических учреждений (посла, постоянного представителя при МО, генконсула, консула-руководителя ведомства), ведь они не имеют права трудоустраиваться. Если кто-то романтизирует многочисленные приемы и встречи, должна вас разочаровать: любое мероприятие (дневное или вечернее, с кофе или бокалом вина) – это продолжение работы дипломата. Если жена или муж не знает язык страны пребывания или английский или просто не любит вечерние мероприятия, это будет дополнительным вызовом для семьи. Но не все так драматично, и данная проблема не является проблемой только украинской дипломатии, это просто издержки профессии, которые следует учитывать перед заграничной командировкой.

Какие ежедневные задачи стоят перед вами как главой консульства?

Работа консула – это работа на вулкане, который каждую секунду может проснуться. Ежедневно нужно быть готовым к нестандартным ситуациям. У многих консульская работа ассоциируется с оформлением виз или паспортных документов – скучной работой клерков за окошком. На самом деле именно за окошком начинается работа, которая требует профессиональных знаний, четкости и темпа: это и обработки документов, и консультации различными средствами коммуникации, в том числе через социальные сети, посещение арестованных/заключенных, изучение имущественных дел, содействие официальным делегациям и обычным гражданам Украины, которые попали в затруднительное положение.

Я не буду перечислять все функции, но, поверьте, их много. Приведу лишь один пример. После запуска нового рейса Киев – Франкфурт авиакомпании WizzAir мы поняли, что теперь у нас проблем добавилось. В силу специфики работы второго франкфуртского терминала, политики аэропорта по lowcost и абсолютной безмятежности наших граждан начались массовые задержки на рейсы именно этой компании. Мои коллеги изучили ситуацию на месте: несколько раз приезжали в аэропорт и успокаивали разъяренных пассажиров, не попавших на свой рейс, общались с работниками аэропорта и авиакомпании. В итоге у администрации аэропорта сейчас на рассмотрении наше письмо по решению этой проблемы.

А вообще, когда я пять лет назад приехала во Франкфурт, то поставила перед собой как главой ведомства задачу – показать украинцам, проживающим за рубежом, что консульство – это не то заведение, которое хочется обойти десятой дорогой. В консульстве не надо просить, бороться, кричать, консульство – это место, где каждому гражданину Украины действительно помогут.

Я человек не жесткий, но у меня были достаточно жесткие требования к коллегам: обязательное уважительное отношение к посетителям, предоставление максимума необходимой информации и содействие в оформлении документов. За несколько лет мы собственными силами ввели современные методы ведения приема посетителей, упразднили бесконечные очереди. Перевели большинство консультаций в соцсети, что дало возможность быстрее, менее формально и почти в режиме реального времени отвечать на вопросы. Мы начали устраивать в консульстве интересные мероприятия, на которые через соцсети приглашали не только представителей диаспоры, но и всех желающих.

Сегодня я горжусь тем, что нашу работу положительно оценивают не только коллеги из МИДа, но прежде всего украинцы, проживающие в нашем консульском округе. Конечно, есть и критика, но это нормально, она стимулирует к совершенствованию. Хотя большинство отзывов свидетельствуют о компетентности и классном отношении к посетителям, а именно этого я и добивалась с самого начала.

Чем привлекает вас работа дипломата? Если бы не дипломатия, какую работу или профессию выбрали бы?

Я обожаю совершенствовать работу, упорядочивать неупорядоченное, вводить что-то новое. И когда мне удается сделать задуманное, тогда я действительно счастлива. А такие моменты бывают часто.

Но была одно событие, которое до сих пор меня не отпускает. В 2014 году я работала начальником управления консульского обеспечения Департамента консульской службы. Об аресте Олега Сенцова, Александра Кольченко, Геннадия Афанасьева и Алексея Черния мы узнали одними из первых и одними из первых поняли, что процесс именно над ними будет показательно жестоким. Для меня дело Олега Сенцова и Александра Кольченко было личной болью. Нет ничего хуже, чем невозможность помочь, понимание того, что правил, существовавших ранее, уже не будет, что понятие «справедливость» теряет на твоих глазах свой смысл.

Конечно, никто не собирался сдаваться, и борьба продолжалась, но этот первый опыт изменения привычного порядка оставил ощущение если не проигрыша, то чего-то недоделанного. В прошлом году на Франкфуртской международной книжной ярмарке возникла спонтанная идея провести молчаливую акцию перед российским стендом с требованием освободить Олега Сенцова. На стенде Украины в тот день было много известных личностей: Мустафа Джемилев, Андрей Курков, Юрий Прохасько, депутат европейского парламента Михаэль Галер (давний друг Украины). И представьте мою радость, когда ровно через год на книжной ярмарке во Франкфурте Олег Сенцов выступал на украинском стенде! Это было замечательно!

По поводу другой профессии, не знаю кем, но кем-то была бы, и вы бы все равно взяли у меня интервью.

 

Фото из архива героини

-Читайте также: Анна Тополь: «Я не стала бы техническим директором в IBM, если бы коллега-коуч не подтолкнула меня к выдвижению на звание заслуженного инженера»

Мы в Facebook