Анджелина Джоли: «Изнасилование не имеет ничего общего с сексом»

Актриса и режиссер о трех мифах, подпитывающих культуру насилия

То, что сексуальное насилие — это не только преступление, но и один из барьеров на пути гендерного равенства, очевидно далеко не всем. Но абсолютно понятно актрисе и режиссеру, послу доброй воли ООН Анджелине Джоли. В своем выступлении на министерской конференции по вопросам миротворчества ООН в Ванкувере Анджелина поделилась своим мнением, почему, несмотря на десятки законов и резолюций, сексуальное насилие в отношении женщин по-прежнему не прекращается, а в конфликтных зонах случаи изнасилования и подавно превращаются как в нечто самой собой разумеющееся. Публикуем ценные смыслы из ее выступления.

Защита жертв войн является непреложным законом с момента принятия Женевских конвенций, которые гласят, что гражданские лица не должны становиться объектами нападения. Но, несмотря на это, женщины и дети сегодня составляют подавляющее большинство жертв военных конфликтов.

Законы, запрещающие атаковать школы и больницы, регулярно нарушаются в Сирии, например.

Законы, обязывающие помогать пострадавшим, регулярно нарушаются и в Мьянме, и в Йемене, где миллионы людей гибнут сегодня от голода.

И, несмотря на законодательные запреты, сексуальное насилие по-прежнему применяется сегодня в качестве военной тактики в 19 странах. Оно включает в себя и массовые изнасилования, и сексуальное рабство, и применение насилия в качестве пыток.

Прошло 68 лет с момента подписания четвертого протокола Женевской конвенции, в котором говорится, что «женщины должны быть особенно защищены от любых посягательств на их честь, в частности, от изнасилования, принуждения к проституции и любой другой формы покушений на их нравственность».

Прошел 21 год с момента, когда ООН пообещала увеличить количество женщин в миротворческих операциях, однако эксплуатация беззащитных гражданских лиц по-прежнему имеет место, а среди миротворцев число женщин все еще менее 4%.

Прошло 17 лет с момента, когла Совет Безопасности ООН своей Резолюцией 1325 призвал выступить против исключения женщин из мирных переговоров, а также призвал защищать женщин и девочек от сексуального насилия и положить конец безнаказанности.

И возникает вопрос, как так, что по прошествии стольких лет с таким количеством законов и резолюций женщинам все еще приходится просить о защите своего базового права — права на жизнь без насилия?

Сексуальное насилие повсюду — в той индустрии, где я работаю, в бизнесе, университетах, политике, армии, — по всему миру. И оно влияет на мужчин так же сильно, как и на женщин.

И это причина, почему во многих регионах мира женщины остаются в подчиненном положении по отношению к мужчинам. Это ключевое препятствие, мешающее достижению равенства. Прекращение гендерного насилия является жизненно важным вопросом для достижения социальной справедливости во всех странах.

Я хочу рассказать вам о трех мифах, которые, как мне кажется, подпитывают культуру насилия. И нам придется их преодолеть всем вместе.

Миф первый. Такое поведение является сексуальным

Слишком часто подобные преступления против женщин становились предметом шуток, описывались как незначительное правонарушение людьми, которые не могут контролировать себя из-за болезни или страдающими сексуальной зависимостью. Но человек, который жесток с женщиной, не сексоголик. Он – насильник.

За последнюю неделю в Демократической Республике Конго были открыты 46 дел по обвинению боевиков в изнасиловании детей. Они поверили, что кровь девственниц подарит им некую магическую защиту. Некоторым жертвам было не больше 18 месяцев. По данным ООН, почти каждая беженка-рохинья либо стала жертвой изнасилования, либо свидетельницей групповых изнасилований. Данные организации «Врачи без границ» говорят о том,  что половине жертв изнасилований меньше 18 лет, а одной из них не больше года.

Это не имеет никакого отношения к сексу. Это имеет отношение к злоупотреблению властью. Это преступление.

Миф второй. Даже если сексуальное насилие в конфликтной зоне считается преступлением, оно рассматривается как меньшее преступление, потому что это неизбежный аспект распада общественного порядка

Сексуальное насилие не является центральным вопросом во время мирных переговоров или подписания соглашений и не считается достаточно серьезным преступлением, чтобы возбудить уголовное преследование и посадить в тюрьму тех, кто несет ответственность.

Но сексуальное насилие — это такое же оружие, которое может быть использовано для преднамеренного воздействия, для достижения военных или политических целей. Оно дешевле, чем пуля, и имеет долгосрочные последствия. Представьте себе следующую картину:

Вы в своем родном городе. Вот, улица, на которой вы живете. Внезапно в стране начинается конфликт. Однажды ночью вашу улицу блокируют грузовики. Вооруженные мужчины спрыгивают с машин и начинают врываться в квартиры к людям. Они не пропускают никого, и, конечно, же каждую ночь насилуют женщин и девочек на глазах у их семей. И, возможно, некоторых мужчин.

А теперь подумайте, как это повлияет на вашу семью. В ту ночь. На следующий день. Спустя месяцы и годы. Это повлияет на всех вас. Эмоциональная боль. Травма. Стигма. Позор. Психическая нестабильность. Представьте, что бы вы почувствовали, если бы знали, что не в состоянии отвратить беду от своей семьи. Представьте, что бы вы почувствовали, если бы спустя месяцы или годы вам сказали, что ради мирных соглашений обо всем нужно забыть, ведь нужно двигаться вперед.

Это та реальность, в которой живут миллионы семей сегодня. Это происходит изо дня в день, и намного чаще, чем нам кажется. Это повсюду — на телевидении, в газетах. Так почему же до сих пор нет никаких изменений? И тут мы переходим к третьему мифу.

Миф третий. Даже если мы понимаем, что изнасилование не имеет ничего общего с сексом, что это преступление, которое используется как оружие, многие люди по-прежнему верят, что мы не в состоянии что-либо изменить

Да, это сложно, но не невозможно. У нас есть законы, институции, опыт. Мы можем находить преступников. Чего нам не хватает, так это политической воли. Тут я хочу остановиться на роли военных.

За последние несколько лет я встречалась с военнокомандующими, которые готовы браться за решение этой проблемы. В Кении в этом году я познакомилась с миротворцами, которые обучались, как выявлять и реагировать на сексуальное насилие. А Канада, Великобритания и Бангладеш объявили о создании сети военоначальников, пообещав лично работать с военными офицерами для увеличения числа женщин в своих вооруженных силах. 

Я благодарю вас за эти обязательства и надеюсь, что они станут началом. Выполняя эту работу, вы не только поможете укрепить свои общества, но и сыграете свою роль в том, чтобы показать: преступник не находится выше закона, и ни один выживший не находится под ним. И я настроена сделать все возможное, чтобы поддержать ваши усилия.

Источник: HuffPost Canada

Фото: Дэррил Дик и UNHCR

— Читайте также: Врятовані з неволі: Три історії жінок, що пережили сексуальне рабство

Мы в Facebook