Арриведерчи: Гид Марина Сорина о туристическом коллапсе в Италии

До встречи в Вероне

Свежее:
Античная Турция: маршрут по стране, которую вы думали, что знали

Писательница и туристический гид в Вероне Марина Сорина говорит, что январь и февраль этого года выдались одними из самых плодотворных и насыщенных в ее карьере экскурсовода. А в марте, с введением ограничительных мер, связанных с эпидемией коронавируса в Италии, туристов в городе практически не осталось. Весь сектор экономики, связанный с туризмом, путешествиями и досугом переживает глубокий кризис и неясно, когда оправится от него. Что сейчас происходит в городе героев Шекспира Ромео и Джульетты и какие уроки мы можем извлечь из итальянского опыта?

Наш регион — «красная зона»

С самого начала распространения вируса по всей стране были введены ограничительные меры, призванные замедлить распространение вируса. Закрыты университеты, школы и детские сады. Обучение при этом не останавливается, школьникам дают по-прежнему задания, проводят защиту диплома онлайн. Помимо государственных, закрыты частные и языковые школы. Закрыты церкви – официально отменены мессы, свадьбы и похороны, то есть хоронят без религиозных обрядов. На самом деле некоторые церкви все же открываются для индивидуальной молитвы, просто нельзя заранее узнать, когда и где будет открыто. Закрыты библиотеки, и, хотя на вторую неделю ограничений наша городская библиотека открылась было только для выдачи книг, но сейчас и это тоже отменили, книги можно только сдавать через специальный ящик. Дальше, как карточный домик, посыпались все культурные мероприятия: кинофестивали, презентации книг, лекции, конференции. Отменили даже национальный референдум об уменьшении количества парламентариев. Закрыты театры, дискотеки, парки развлечений, сауны, городские парки и даже детские площадки.

Теперь о том, что открыто: супермаркеты, бары и рестораны в моем регионе Венето пока никто не закрыл, хотя эта мера тоже обсуждается. Люди ходят на работу, банки открыты, рабочие в соседней квартире продолжают сверлить стены, ходит общественный транспорт. Но есть и заметные изменения: бары закрываются после шести, в аптеках между посетителями и провизорами висит прозрачный пластмассовый занавес, в магазинах скотчем на полу отмечена дистанция в метр, которую должны соблюдать покупатели, в барах отменили обслуживание у стойки.

Однако я заметила, что с начала февраля, даже если никакого официального запрета нет, многие заведения начали закрываться добровольно: «ушли в отпуск», «закрылись на ремонт». Особенно грустно было видеть китайские рестораны и магазины, которые закрылись явно не по доброй воле. Впрочем, их судьбу разделили и многие роскошные отели: если клиентов мало, держать открытым заведение не выгодно, дешевле добровольно закрыть.

Исчезли туристы

Сказать, что в этом году с туризмом будет плохо – это ничего не сказать. Это как цунами, которое смывает волной всех, не разбирая: престижный отель или скромный хостел, блестящий гид или посредственность, толковое агентство или нет. Клиентов в марте не будет ни для кого вообще. Предсказать, какое предприятие устоит, а какое нет – невозможно.

Судите сами: в январе и феврале я лично работала лучше, чем за предыдущие 8 лет моей карьеры. У моих коллег тоже были отличные показатели. Хорошая погода, любовь к Италии, наш профессионализм и умение строить бизнес – все было в нашу пользу. А с середины февраля пошли отказы заказов на март. Все началось с того, что на правительственном уровне отменили школьные экскурсии: весной именно они составляли основной объем работы для моих коллег-итальянцев. И наш контингент, обеспокоенный не столько самим вирусом, сколько риском карантина по возвращении домой, начал отказываться от туров.

В марте в Вероне остались единицы – те, кто заранее заплатил за поездку, и решил не отказываться. Ведь с точки зрения туризма как такового сейчас условия почти идеальные – нет толп, нет групп, уютно и чисто. С хорошим гидом можно получить удовольствие даже рассматривая церкви снаружи. И тем не менее, каким бы ты ни был храбрым, но если отменяют рейсы, куда ты полетишь?

Только представьте себе эту цепочку. Каждый не приехавший турист – это, например, не купленный билет на самолет, в музей, на фуникулер, в театр, не заказанный отель, отмененные экскурсия, дегустация, трансфер, не съеденный завтрак обед и ужин, не купленные сувениры, одежда, сыр и вино. Закрытый отель – нет работы для персонала, уборщиц, прачечной, поставщиков еды. Простаивают такси и частные шоферы. И у каждого из оставшихся дома работников – семья, долги, кредиты.

Туризм, который составляет примерно 10% ВВП Италии, обречен на понижение показателей. Конечно, сейчас все утешают друг друга тем, что «это всего на пару дней… ой недель… то есть месяцев», но специфика именно нашего бизнеса такова, что все масштабное планируется заранее. Основной доход – это групповые туры. Тех, кто сам все организовывает — единицы, и они будут ездить, как и раньше. Но, к примеру, у моих коллег, работающих с американскими круизами, заказы отменили вплоть до ноября.

Туризм в первую очередь основан на доверии к стране, ты как бы заключаешь такой мысленный договор: я готов выйти из своей зоны комфорта, да еще и потратить свои кровные, потому что уверен, что там, куда я еду, будет так же или даже более безопасно, красиво, ярко и вкусно как дома. А если Италия будет ассоциироваться не с красотой, историей, искусством, модой, вином едой, а с реанимацией, умирающими стриками и нехваткой больничных мест? Все просто – люди поедут в Грецию, в Египет, куда угодно еще. В прошлом мы радовались, когда Греция из-за дефолта или Турция с Египтом из-за терактов становились менее популярны. «Вот теперь туристы все приедут к нам!» Ага. Теперь – наша очередь быть теми-куда-не-поедут.

Настроение — «карантинное»

Итальянцы ведут себя как любые люди, оказавшиеся в неожиданной ситуации, нарушающей привычный уклад. Общество на всех уровнях, от политиков до пенсионеров, проходит все классические фазы: отрицание, гнев, торг, отчаяние, смирение. Губернатор нашего региона Зайя еще неделю назад был против карантина, и высказывался в стиле «мы же не китайцы, мы не едим живых мышей и моемся каждый день, поэтому нас не коснется». Понятно, что он ставил в приоритет экономику и считал в уме те колоссальные убытки, к которым приведет закрытие фабрик, офисов и магазинов. Сейчас он бросился в другую крайность: дает апокалиптические прогнозы в духе «мы все умрем» и требует принятия жесточайших мер. Ещё один яркий пример – Никола Дзингаретти, лидер демократической партии. Сначала он на камеру заявлял: «Надо не поддаваться панике, ходить в рестораны и радоваться жизни». И сам поступал соответственно, а потом… заболел коронавирусом! Сейчас прозрение наступило для всех: Антонио Декари, мэр города Бари, хотел снять видео из центра города, чтобы как-то людей подбодрить, и неожиданно расплакался на словах «мы стольким пожертвовали, чтобы наш город процветал, чтобы к нам приезжали туристы».

Не только политики, но и простые люди проходят примерно такой же путь. Те шутки, которые месяц назад казались такими смешными вызывают сейчас раздражение. До людей дошло, что как бы ты не относился к вирусу, он существует и может коснуться любого. И даже если ты сам молод и полон сил, ты вряд ли захочешь заразить своих пожилых родителей.

Итальянцам действительно сложнее чем, предположим, шведам, отказаться от привычек, связанных с общением, да и весенняя погода приглашает пойти погулять, погреться на солнышке, что кстати и не запрещено вовсе. В воскресенье 9-го марта в центре Вероны было столько же людей, сколько обычно, дети, старики, собачки. Люди сидели в кафе, заходили в магазины. Но уже в понедельник 10-го числа вечером мы очутились на другой планете, где беда официально касается всех и каждого. Где нельзя выехать за пределы своего района без уважительной причины, которая должна быть подтверждена документально.

Казалось, мы такие молодцы, за день привыкли к новым правилам, готовы никуда не выходить, но в целом всё остаётся как раньше. Внезапно, вечером 11 марта – новый виток ограничений: закрыты все магазины кроме продуктовых, аптек, табачных и газетных киосков и банков. И этот выбор ясно даёт понять, что для общества важнее всего: еда, здоровье, информация, деньги и… немного вредных привычек!

Например, если ты живешь на границе своей области, а ближайший супермаркет – в соседней, то теоретически ты не имеешь права туда отправиться, даже если он совсем рядом. Если утром ты едешь на работу, у тебя должна быть бумажка, на которой написано: я еду на работу оттуда-то туда-то, подпись, дата, и если тебя проверят, то оригинал заберут. Соответственно, выезжая из дома желательно сделать несколько таких авто-сертификатов. За ложные данные – тюрьма. Что парадоксально, поскольку суды ограничили заседания, а в тюрьмах – бунты и требования расселить их или отпустить домой тех, кому осталось совсем немного до освобождения.

Воспользоваться моментом

Я по натуре оптимист. Я верю, что те, кто любит Италию, не бросят ее в беде, и что определенный процент людей будет ездить сюда все равно. Паузу в работе я воспринимаю даже с благодарностью: это время, когда можно сделать все то, что откладывала, заняться самообразованием, творчеством. Чаще созваниваться с подругами, привести в порядок цветы на террасе, удалить лишние фото с телефона, перечитать кучу книг и пересмотреть кучу фильмов. Мой муж – преподаватель, он тоже остался без работы, поэтому мы решили, что я буду его обучать русскому, а он меня – французскому. Мы оба – иностранцы, и привыкли к ограниченности ресурсов, к экономии. Запасы сделали сразу, как только появилось смутное ощущение что впереди – кризис.

Мне все равно очень грустно. Ведь в личном выживании нет радости, если гибнут окружающие. Сколько раз я произносила эти слова во время экскурсий, рассказывая о средневековой Вероне! А теперь этот же принцип применяется и к современной реальности. Вот, например, открыли в январе ресторан бразильско-японской кухни – там было полно народу, но сейчас он закрыт: смогут ли хозяева покрыть инвестиции, вложенные в старт бизнеса? У моего дома открыли мини-пиццерию, с любовью выложили печь золотой мозаикой: теперь пиццерия закрыта. Знакомая купила квартиру, чтобы сдавать туристам: у нее заказы были расписаны на год вперед, а теперь все отказались — как она будет теперь этот кредит возвращать? Даже на цветочный магазин у дома я смотрю с грустью: без свадеб, похорон, шумных праздников в честь защиты диплома, кому они будут нужны? Кто вспомнит об украшении балкона, если всем предстоят экономические трудности? Да, может быть государство как-то поможет, – приостановили же выплату по кредитам, но и у самого государства убытки будут значительные. В общем сложности будут, и я не завидую тем, кто должен был сделать этот выбор: ввести ограничительные меры, чтобы замедлить распространение вируса ценой экономики, или оставить все как есть — и пусть будут жертвы, но экономика будет продолжать крутиться, и репутация станы не пострадает.

Мой совет украинцам: меньше эмоций, паники, страха, трезвый практичный подход к ситуации. Храбрость в этой ситуации — не продолжать жить как раньше, но и не нагнетать ситуацию. Обеспечьте запас продуктов для своей семьи, для стариков и других людей с ослабленным иммунитетом. Берегите нервы, фильтруйте информационное поле и больше заботьтесь друг о друге.

 

Материал подготовила Татьяна Гордиенко.

Серия репортажей от первого лица «Мир на карантине» регулярно выходит на WoMo.ua с целью познакомить наших читателей с личным измерением эпидемии коронавирусом, с реальным положением вещейв отдельно взятых странах и городах через свидетельства непосредственных участников событий и с историями всех тех, кто делит с нами глобальный опыт нелегкого испытания.

Мы в Facebook