Богдана Романцова о нобелиатах, читательских комплексах и открытиях

Для того чтобы Украина стала интересна миру как литературная страна, мы должны быть видимы

Автор Зоя Никитюк

«Пока Токарчук не получила Нобелевскую, мы никак не могли продать ее единственную книгу. А теперь ищут любое произведение писательницы», – стыдливо отметила продавщица одного из столичных книжных магазинов, когда я пыталась найти издание нынешнего лауреата. Тогда и задумалась, почему мы даже не слышим фамилий авторов, которым вручают эту награду? Кого из них важно прочитать? И как не комплексовать, если книги известного украинского писателя тебе не нравятся?

Богдана Романцова с детства слышала, что книгами на жизнь не заработаешь. Но она стала магистром литературоведения, литературным критиком, редактором издательских проектов «Темпора». Теперь ее работа – читать хорошую литературу, более ста книг ежегодно на украинском, английском, немецком и польском. Признается, что иногда бывает трудно, но книги – это любовь.

Вы можете не любить какого-то представителя литературы

Богдана, в конце декабря подводить итоги – наша любимая забава. Какие книги в 2019 году поразили вас больше всего?

Из последних – автобиографический текст Тары Вестовер Educated о жизни в закрытой и консервативной мормонской семье. Это произведение стало книгой года по версии Американской ассоциации книгоиздателей, получило награду от читателей Goodreads Choice Award, немало известных людей назвали его книгой года, среди них Барак Обама, который читает прекрасных авторов, таких как Тони Моррисон, Джонатана Франзена, Мэрилин Робинсон, Роберта Пенна Уоррена. Это круто, когда публичные люди несут культуру в массы!

То же самое делает Уинфри, которая популяризирует многих современных американских авторов, тех же Моррисон, Зеди Смит, Кормака Маккарти.

«Денди. Мода. Литература. Стиль жизни» культуроведа Ольги Вайнштейн, которую я прочитала несколько месяцев назад, – еще одна научно-популярная работа, от которой я в восторге. Автор исследует дендизм как изысканную бесполезность жизни.

Если говорить о художественных произведениях, то недавно я перечитала нынешних нобелевских лауреатов Ольгу Токарчук и Петера Хандке. В который раз вернулась к «Богу мелочей» Арундати Рой – дебютного романа, за который писательница получила Букеровскую премию, что с дебютантами бывает не так часто. Также прочитала ее вторую книгу «Министерство предельного счастья».

Среди других художественных текстов – роман польской репортажистки Мартины Бунды «Равнодушие», переведенный на украинский, «За спиной» Гаська Шиян, «1793» Натта-о-Дага и в который раз перечитанный роман «Под стеклянным колпаком» Сильвии Плат. Гаська – очень стилистически ловкая писательница?, Натт-о-Даг – мое открытие на поле скандинавских детективов. А издание Плат не устаю рекомендовать всем знакомым, потому что оно эстетическое, его хочется рассматривать часами. Отмечу блестящий перевод Ольги Любарский, изысканные рисунки Анастасии Стефурак и прекрасную редактуру Анны Процук. Кто еще не прочитал – стоит это сделать!

Если разрекламированных авторов – Забужко, Андруховича, Жадана – совсем не понимаешь, они тебя не цепляют, стоит ли комплексовать по этому поводу?

Литература – это о счастье и удовольствии от погружения в текст. Поэтому ни в коем случае не надо себя заставлять читать книги Забужко только потому, что другие их читают. Вы можете вообще никого из писателей не любить, ни один Торквемада за вами не придет. Я от очень многих классиков не в восторге, и мне нормально. Поэзию вообще не очень понимаю. Многие мои знакомые обожают стихи нобелевского лауреата Элиота, но не я.

Нет смысла читать по списку «50 украинских книг, которые нужно прочитать или умереть» только ради того, чтобы поставить очередную галочку. Каждый найдет своего автора и свой жанр. Например, хоррор не мой жанр, хотя его сейчас активно издают в Украине. Я не очень люблю современный детектив (исключение – скандинавский), не цепляют «жизненные истории» Матиос, Дашвар, Роздобудько. Нравится Жадан, но не весь. Раннего Андруховича люблю, а вот «Любовники Юстиции» не мое.

Мне кажется, что вообще нет людей, которым чтение не заходит как процесс, иначе мы просто не сидели бы в соцсетях. Однако чтение должно захватывать, а не быть тяжелым трудом через силу. Тем более что украинская литература сейчас очень интересна и разнообразна, что позволяет найти своего автора. Просто ищите!

Поселок Ольги Токарчук и грибы Петера Гандке

Богдана, Нобелевскую по литературе в очередной раз дают писателям, фамилии которых большинство украинских читателей впервые слышит. С чем это связано?

Мне иногда трудно оценить, кто известен, а кто нет, потому что для меня все они известны. Литературное сообщество хорошо знает произведения Токарчук и Гандке. Мы с коллегами в издательстве очень обрадовались, когда Ольга получила премию. Немало ее книг переведено на украинский: «Бегуны», «Веди свой плуг над костями мертвых», «Путешествие людей книги», «Игра на многих барабанчиках» и другие.

Думаю, что рядовой читатель не знаком с произведениями нобелевских лауреатов из-за отсутствия пиара. Например, «Веди свой плуг над телами мертвых» – абсолютно читабельный роман для широкого круга, это детективная история. Казалось, должно заходить, но тиражи в Украине вообще скромные. Есть прекрасная французская автор Мариз Конде, которой прочат Нобелевскую премию не первый год, но ее мало читают в Украине. Есть кениец Нгуги ва Тхионго, который в топе букмекерских ставок уже много лет, однако у нас его читают только те, кто близок к литературным кругам. Феномен обособленности литературного процесса от широких кругов и создает такой вакуум.

Этой проблемы нет в Скандинавии, где вовремя выходят переводы, а в культурную дипломатию вкладывают серьезные средства. Та же Швеция ежегодно отдает миллионы евро на культурные гранты, из которых большая часть касается литературы. Чтобы Украине достичь такого уровня, должно работать Министерство культуры и Институт книги. В последнем программу по продвижению чтения возглавляет Анастасия Евдокимова. Я надеюсь, что ее проекты помогут популяризации чтения.

Почему Токарчук и Гандке – нынешние нобелиаты?

На самом деле они давно на вершине Олимпа и давно заслуживают Нобелевку. Входят в условный топ-100 самых крутых живых авторов. Ольга Токарчук –пример идеалистической Нобелевской премии, символ того, куда движется литература. Отмечу, что из-за своей бескомпромиссности у нее немало конфликтов с властями Польши.

Когда австрийская писательница Эльфриде Елинек получала в 2004 году премию,  она отметила, что именно Хандке заслуживает высшей награды. На самом деле он заслужил Нобелевку лет 15 назад, а вот его политическую позицию стоит осуждать, человеческие качества сомнительны. Вопрос, как примирить эти два тезиса между собой.

Кому книги нынешних нобелиатов не зайдут?

Ольга Токарчук – универсальный автор. Если любите сочетание различных жанров под одной обложкой, читайте «Дом дневной, дом ночной», предпочитаете исторические романы, тогда для вас «Книги Иакова»,для любителей детектива — «Веди свой плуг над костями мертвых».

Хандке также очень разнообразен: драмы, сценарии, рассказы и романы – у него есть все. Однако он специфичен как человек и непростой как автор. Петер – экспериментатор на поле текста, беспощадный к героям, жесткий с читателем. За него не стоит браться, если цель – развлечься, почитать легкую книгу. В своих текстах австрийский лауреат, как правило, не дает читателю надежды и не боится поднимать самые смелые темы. Например, в рассказе «Без желания нет счастья» Гандке описывает самоубийство… собственной матери.

Какие интересные факты нужно знать об этих авторах?

Для Ольги Токарчук очень важны работы Карла Юнга, поскольку она по специальности психолог и многие из них изучала в университете. Наверное, именно поэтому так тонко чувствует героев. Думаю, многим авторам не помешало бы образование психолога, поскольку время героев-картонок давно прошло. Сегодня уже не получится изображать всех, кроме главного героя, совершенно плоскими. Другой интересный факт: Токарчук живет в небольшом поселке рядом с Вроцлавом и возвращается в город только с наступлением сильных морозов. Она живет на грани культуры и цивилизации, хутора и урбанистического пространства. Писательница возвращает нам забытую территорию, ведь в то время, когда большинство романов повествуют о жизни в городе, она пишет о маленьких полузаброшенных поселках. Такое изменение фокуса и внимание к мельчайшим деталям жизни – еще одна из причин присуждения ей Нобелевской премии.

Хандке – одиозный человек, которому не чужды капризы. В одной статье я читала, что Петер любит вышивать и собирать грибы. Последнее увлечение своего рода медитация, о котором он даже написал книгу. Кстати, этот факт объединяет Гандке с Гюнтером Грассом, другим лауреатом Нобелевской премии по литературе. А засветился во всех СМИ молодой Петер именно благодаря ссоре с Грассом, когда еще был в так называемой «Группе 47».

Если мы не будем вкладывать в культуру большие средства, то окажемся в пропасти

Одно из правил Нобелевской комиссии – шорт-листы и документы, связанные с выдвижением кандидатур, держатся в тайне 50 лет. Слышали, чтобы в этих списках были фамилии украинских авторов?

Читала, что номинировали Павла Тычину, и это тот случай, когда писатель абсолютно достоин награды. Все школьники иронизируют над текстами позднего Тычины, однако его ранняя поэзия – это пример высокого модернизма европейского уровня. Не побоюсь утверждать, что он сильнее многих авторов-нобелиатов. Среди других возможных номинантов – Николай Бажан. Читала также, что, вероятно, номинировали Олеся Гончара, однако он, по моему мнению, все же не дотягивает до нобелевского уровня. А вот кто еще был в тех закрытых списках, узнаем спустя время.

В 1985 году номинировали Василия Стуса. Сделал это немецкий писатель и переводчик, нобелиат 1972 года Генрих Белль, который возглавлял тогдашний ПЕНн-клуб (международная правозащитная неправительственная организация, объединяющая писателей. – Авт.). Думаю, Белль руководствовался гуманистическими соображениями, веря в возможность таким образом спасти украинского писателя. К сожалению, Стус трагически погиб в том же 1985 году (в карцере, отбывая очередное наказание. – Авт.).

Кого бы посоветовали почитать из нобелевских лауреатов?

Я люблю произведения Ишигуро, Льосы, Леклезио, Сарамаго, Моррисон, Беллоу, Кавабаты. За серьезной прозой, написанную женщинами, советую идти к Дорис Лессинг и Эльфриде Елинек, за драмой – к Сэмюэлю Беккету и Гарольду Пинтеру, за веселыми текстами – к Дарио Фо и Шмуэлю Агнону.

И в завершение немного философский вопрос: почему стоит тратить деньги на украинские книжные выставки в разных странах и на популяризацию чтения?

Такие книжные выставки – культурная дипломатия в действии, которая, кроме всего, приближает нас к Нобелевской премии. Для того чтобы Украина стала интересна миру как литературная страна, мы должны быть видимы. Чтобы у нас покупали права на переводы, мы должны выйти вперед, чтобы на нас упал свет прожектора. Если мы в Украине тихо что-то делаем, мы никому не интересны и не нужны. У нас не такой большой рынок, как,  например, в США: они могут даже не экспортировать свою книжную продукцию и все равно хорошо себя чувствуют.

Да, у нас немало представителей литературного мира, которыми гордимся. Гаська Шиян получила литературную премию Европейского Союза. «Музей заброшенных секретов»  Оксаны Забужко этого года вошел в список 20 лучших романов века. Творческая мастерская «Аграфка» имеет немало наград за свои иллюстрации. Наши книжные стенды на выставках выглядят вполне по-европейски. Но следует вкладывать больше денег в отрасль, поскольку культура – один из сверхмощных двигателей развития страны, влияет и на политическую ситуацию. Если мы не будем инвестировать в культуру, окажемся в пропасти, как бы мы ни пытались продвигать себя другим способом.

 

Мы в Facebook