Эми-Ли Гудман: «Что я сказала парню, который меня изнасиловал»

История девушки, которая решила не быть молчаливой жертвой

1

Эми-Ли Гудман, писательница, соосновательница компании по здоровому питанию Zibble

Во вторник 25 июня 2015 года я пошла в караоке-бар с моей соседкой Эмили и ее парнем Шимоном Чодаковски. Мы отмечали мой последний рабочий день, перед тем, как я должна была отправиться на обучение в юридическую школу. Я хорошо знала Шимона, моя соседка встречалась с ним месяц. Да и он был знаком с Брэндоном, парнем, с которым встречалась я.

Мы вернулись домой за полночь, я уже засыпала на диван, когда почувствовала руку Шимона у себя под юбкой. Моя соседка расстилала постель в другой комнате. Он спросил, не хочу ли я заняться сексом с ними втроем. Я оттолкнула его. Шокированная, я извинилась и ушла в свою комнату спать. Проснулась я оттого, что почувствовала, как он залез на меня… и в меня. Я сказала ему «нет», но он не слушал и говорил мне, какая я сексуальная. Я сказала, что мне плохо и сбежала от него в ванную. Закрывшись, я сидела и ждала, пока наконец не услышала, как он вышел из комнаты. Выйдя, я увидела, что моя пижама и нижнее белье лежало у кровати. Я позвонила Брэндону, а затем позвала свою соседку и рассказала, что произошло. Вместе мы позвонили ее отцу в Бостон, а затем вызвали полицию. Они приехали к нам в 4 утра 26 июня и арестовали Шимона. Меня же забрали в больницу, где я провела 12 часов, отвечая на вопросы полиции и врачей. Свой последний рабочий день я пропустила.

Свои показания я давала в суде 23 июля. Его обвиняли по двум пунктам. Около года он со своими адвокатами умоляли меня о сделке, но я не соглашалась, пока наконец мы не встретились в суде 2 ноября 2016 года. Он изменил свою линию защиты, утверждая, что я согласилась на секс втроем. 10 ноября суд присяжных в лице 11 мужчин и одной женщины вынесли приговор по двум пунктам обвинения: насилию и изнасилованию.

На сегодняшний день Шимон приговорен к пяти годам лишения свободы и пяти годам испытательного срока после. Его внесут в списки сексуальных насильников. Судья сказал мне, что ему трудно найти для меня какие-то слова утешения, но он надеется, что со временем мне удастся залечить раны и я снова буду чувствовать себя счастливой и в безопасности. Я знаю, что пережить изнасилование не просто, но надеюсь, что моя история борьбы за справедливость длиной в полтора года все-таки поможет другим женщинам пережить эти темные времена.

В суде у меня была возможность выступить с заявлением о том, как его преступление отразилось на мне. И вот что я сказала парню, который меня изнасиловал:

Ваша честь!

В своем заявлении я хочу обратиться к обвиняемому. Как студентка первого года обучения на юридическом факультете я представляла свое первое судебное слушание иначе. Ночь, когда мы отмечали тот факт, что моя мечта стать юристом начинает сбываться, обернулась ужасной трагедией для меня.

В прошлом году, вместо того, чтобы слушать лекцию по праву, мне пришлось предстать перед 20 незнакомыми людьми и отвечать на самые интимные вопросы. В состоянии шока, боли мне пришлось просить об отсрочке. Это ты, Шимон, подставил под угрозу мое обучение, ведь я чуть было не потеряла свою стипендию в Бостонском колледже. А там, как правило, не делают исключений для студентов. Но я всегда буду благодарна за поддержку, оказанную мне в колледже.

Причина, по которой мне пришлось сделать перерыв в обучение, — это было мое состояние. Я была раздавлена. Только я, смотря на себя в зеркало, видела на себе клеймо: «Ущербная: жертва изнасилования». Никто больше не видел слез и моих внутренних шрамов. Чтобы ты осознал, что сотворил со мной, я расскажу тебе и всему суду о том, кем я была раньше.

Раньше я была уверенной в себе. Я всегда держала голову высоко. Я никогда не сомневалась в своих способностях. Я знала себе цену. Я гордилась тем, какой независимой была. Я была успешной. Я работала в престижной фирме. И к тому времени, когда мы познакомились с тобой, я уже опубликовала две книги.

Та девушка больше не существует. Несмотря на долгие часы, проведенные у психотерапевта, я знала, что последствия для меня были необратимы. Я чувствовала себя отвратительно, когда узнала, что после того, как ты занялся сексом с моей соседкой, ты вошел ко мне в комнату и изнасиловал меня. Я рыдала, не зная, использовал ли ты презерватив. Я боялась, что никому больше не буду нужна такая. Обнимая брата и отца, которые тут же прилетели ко мне, я старалась улыбаться, потому что мне не хотелось, чтобы они видели, во что я превратилась.

Спустя дни, недели, месяцы после нападения я все еще пытаюсь почувствовать себя человеком. Я не могла есть, я не могла спать. Каждую ночь я стояла и ждала рассвета, и только потом засыпала на час-два, потому что ночью я не чувствовала себя в безопасности. Сейчас мне 29 , а я по-прежнему едва ли могу уснуть, и то только при свете ночника. Я страдала от посттравматического стрессового расстройства, мой мозг начал играть со мной в злые шутки. Меня начали одолевать кошмары, где твое лицо нависает надо мной.

И если тебе кажется, что так жить не нормально, ты будешь прав. Все это заставляет меня чувствовать себя недочеловеком. Я не только потеряла доверие к людям, я потеряла веру в себя, в безопасность.

Я чувствовала себя неудачницей. Но я была просто шокирована тем, что ты отказывался брать ответственность и не демонстрировал хотя бы минимальное раскаяние в том, что сотворил. Ты даже пытался убедить меня в том, что это был секс втроем. И я до сих пор пытаюсь понять, какой же это был секс втроем, учитывая, что трое людей находились в разных комнатах, и один из них спал. Ты пытался выстраивать какие-то линии защиты, одну за другой, и мне снова и снова приходилось свидетельствовать и рассказывать о том, что произошло. Ты заставлял меня обнажать раны, которые я старательно пыталась залечить.

В отличие от многих женщин, которые были на моем месте, я никогда не сомневалась в том, что правосудие существует. Наконец-то я поняла, почему так много женщин решают не обращаться в суд. Изнасилование — это самый травматический и разрушающий опыт, который только может быть. Жертва изнасилования думает об одном: а поверят ли ей люди? Я никогда больше не буду задавать себе этот вопрос. И без конца благодарна 11 мужчинам и одной женщине, которые признали тебя виновным.

Я надеюсь, ты усвоишь, что это не алкоголь меня изнасиловал. Это ты. Ты принял такое решение. Не алкоголь засунул мне руку под юбку. Ты изнасиловал меня. Я рада, что 12 присяжных не поддались на заверения твоего адвоката, что это был всего лишь «секс», потому что когда я очнулась и сказала «нет» и «меня сейчас стошнит», ты меня отпустил. Ничто из этого не заставляло тебя вламываться в мою комнату.

Шимон, мы здесь сегодня для того, чтобы ты понес наказание за преступление, которое совершил. Закон предусматривает поблажки для тех, кто совершил преступление впервые. Но мы не знаем, действительно ли это твое первое преступление или это первое преступление, за которое тебя привлекли к ответственности. Основываясь на том, что за ночь ты напал на меня дважды, на твоем неуважительном отношении к женщинам, а также на полном отсутствии раскаяния, я склоняюсь ко второму варианту. Я задаюсь вопросом: почему мне пришлось нести это бремя жертвы? Мне приходилось успокаивать мою рыдающую сестру, когда она в слезах говорила мне, что больше не узнает меня. Мне приходилось искать слова утешения для своего брата, когда он так же со слезами на глазах выслушивал мои сомнения по поводу того, смогу ли я почувствовать себя любимой и привлекательной снова. Я наблюдала за молчаливой борьбой своих родителей, которые не понимали, как же они могут помочь своей дочери пережить боль. Мне приходилось успокаивать свою подругу Эмили, которая со слезами раскаяния просила прощения за то, что это она привела тебя в свою и мою жизнь. Никто из нас не должен нести это бремя.

Так что, когда меня спросили о том, что я думаю по поводу срока наказания для тебя, все, о чем я могла думать, это то, как измерить то, что ты совершил, по шкале от 5 до 25 лет. И это абсурд — ставить на одни весы последствия твоего поступка для твоей жизни и для моей.

Быть жертвой изнасилования в нашем обществе — это словно носить клеймо. В последние полтора года я живу, спрятавшись ото всех, от друзей, от всего мира, потому что мне ужасно стыдно говорить о том, что произошло. Я все еще боюсь, что когда люди узнают о том, что со мной произошло, они будут относиться ко мне как к неполноценному, ущербному человеку. Мне понадобится много времени и сил, чтобы поднять свою самооценку. Но здесь сегодня я хочу тебе сказать, ты можешь изнасиловать мое тело, ты можешь раздавить мое сердце, но знай, тебе никогда не уничтожить мою душу.

Я ухожу из зала суда, чувствуя свою силу, потому что как минимум пять лет, которые ты проведешь за решеткой, заставляют меня поверить в то, что правосудие существует. Я надеюсь, это станет уроком не только для тебя, Шимон, но и для всех мужчин, которые считают, что тело женщины предназначено для того, чтобы они ими пользовались. Услышь меня четко и ясно: женщины во всем мире будут вас призывать к ответственности. Сегодня я хочу поддержать всех женщин, кто до сих пор молчит, чувствует стыд и потерял веру в свои силы. Я с вами. И я это делаю и для вас тоже. Я надеюсь, моя история борьбы за справедливость придаст вам отваги и напомнит, что вы не одиноки.

Женщины всего мира, мы должны перестать мириться со статусом выживших жертв. Мы намного больше. Знайте, что вы можете и должны бороться.

По материалам: cosmopolitan.com

— Читайте также: Мужской взгляд на домашнее насилие над женщиной

Мы в Facebook