Эмоциональный труд и гендерные роли в разных парах

Неважно, какого пола ваш партнер. Отношения – это работа. И часть этой работы – общение и обсуждение

Стереотипные гендерные роли есть не только в гетеронормативных отношениях между мужчиной и женщиной, но и в однополых или нетрадиционных парах. Мы все живем в патриархальном, гетеронормативном обществе, которое диктует, как должны сосуществовать партнеры. И эта проблема не исчезает, если в паре две женщины или двое мужчин. Это просто проявляется в различных особенностях или нюансах.

Разговор о проблемах, связанных с эмоциональным трудом, часто превращается в дебаты об обязанностях – кто что делает, когда, как и почему. Эти разговоры могут привести к оскорблению чувств и обидам. Неспособность партнеров прислушиваться к потребностям друг друга в конечном итоге приводит к расставанию.

Как объясняет Кристин Хатчисон, автор книги «Почему женщины устали: цена неоплачиваемого эмоционального труда», большинство девочек растут с явными и неявными установками. И, хотя явные уменьшаются, неявные все еще присутствуют: что должны хорошо делать мальчики, а что девочки, в чем они должны разбираться, чем увлекаться. Особенно это проявляется в семьях, где дети видят пример гетеросексуальной родительской пары.

Кэндис Уолш, которая пишет о взаимоотношениях в парах, рассказывает: «Моя мама говорила: «Посмотри, что нужно сделать и сделай это. Я не хочу просить вас что-то делать». А моя мачеха очень расстраивалась из-за того, что я не смотрела вокруг, чтобы делать то, что нужно. У меня это вызывало огромное сопротивление». Уолш семь лет состояла в браке с мужчиной, а потом начала отношения с женщиной. «В моем сознании произошел фундаментальный сдвиг от созерцательного и мечтательного к внимательному и бдительному состоянию. Я должна была предвидеть то, что нужно было сделать, а не просто следовать чьим-то приказам. Никто никогда не говорил моим братьям подобных вещей. Я не думаю, что моя мама и мачеха были сознательными сексистками. Я думаю, что они продолжали то, чему их научили их матери».

В большинстве семей женщины занимаются стереотипными «мамиными» делами – готовят, убирают и покупают продукты, а папы «стригут газоны» и оплачивают счета. Мы редко делаем что-то для себя. А когда пытаются сделать это, чаще всего слышат укоры по поводу траты денег или о том, что предпочитают проводить время не рядом с мужем, а где-то еще. В однополых отношениях происходит примерно тоже самое – LGBTQ+-сообщество часто становится жертвой собственных ярлыков и ролей – и это неизбежно формирует ожидания обоих партнеров, которые остаются невысказанными.

Звукорежиссер из Сиэтла Мишель считает себя бисексуалом и полиамористкой. Она четыре года состоит в браке с мужчиной. Как человек, у которого были как мужские, так и женские партнеры, она считает, что эмоциональный труд не должен быть гендерным вопросом. Скорее, все должно сводиться к серьезному конструктивному общению.

«Неважно, какого пола ваш партнер или сколько людей вовлечены в вашу семью. Отношения – это работа. И часть этой работы – общение и обсуждение», – делится опытом Мишель. «Даже ванильные отношения выигрывают от обсуждения ожиданий, – отмечает она. – Когда речь идет о феминистской точке зрения, когда мы говорим о том, что мы хотим равенства, часть этого равенства заключается в том, чтобы мужчинам была предоставлена ​​возможность выразить их эмоции. И я думаю, что независимо от того, в каких отношениях вы находитесь – однополых, поли- или в гетеронормативных – вы должны помнить, что в паре всегда есть два человека. И у партнеров будут те же проблемы общения и конфликты, которые возникают в семейной жизни, потому что это присуще любым человеческим отношениям. И это все требует работы».

В тоже время, Мишель признает, что бывают случаи, когда ей необходимо скорректировать свои собственные ожидания – например, когда проблема мужа со здоровьем обостряется, но он отказывается записаться на прием к врачу. «Я не могу быть его мамой – я не могу сделать это для него», – говорит она. «Понимание того, что если вы продолжаете делать для других людей то, что они должны делать сами, вы просто приучаете их к такому поведению. В какой-то момент они скажут: «Ты всегда раньше делала/делал это для меня и это никогда не было проблемой. Почему вдруг сейчас это стало проблемой?». Да, потому что этот вопрос никогда не обсуждался.

Интересно, что большинство нетрадиционных пар уверены, что в их отношениях больше возможностей для открытого обсуждения эмоционального труда, чем в гетеронормативных отношениях.

Лиз Ричардс, доцент колледжа Сент-Роуз в Олбани, штат Нью-Йорк, уже три года живет с женщиной. Эмоциональный труд постоянно обсуждается в ее семье, что открывает больший потенциал для равенства. Например, жена Лиз кормит грудью дочь, что является «серьезным физическим трудом», по словам самой Ричардс. Сама же Лиз вносит свой вклад в домашнее хозяйство другими способами, например, моет посуду, готовит ужин или делает что-то еще, что нужно сделать по дому. «Мы живем вместе и подтверждаем свое решение о совместной жизни миллионы раз в день своими действиями, тем, как мы поддерживаем друг друга и вносим вклад в семью».

Однако Ричардс реалистична в своих ожиданиях. Она говорит, что никогда не будет точного разделения 50/50 ни в финансовом, ни в эмоциональном, ни в физическом плане, особенно если в семье есть дети. «В конечном счете, все сводится к взаимному уважению и ценности: вы цените то, что ваш партнер привносит в отношения? Вы цените это, даже если вы «делаете больше» в данный момент? Мы с женой никогда не ведем счет того, что делает каждый из нас».

Точно так же Корт (транс-идентифицированный мужчина) и его жена Бекка Дорн-Медейрос, не очень акцентируют внимание на равномерности распределения. «Я думаю, что наше разделение обязанностей можно назвать органичным, — говорит Корт, — мы берем на себя то, на что у нас есть личная энергия. Когда мы оба чувствуем себя уставшими, мы общаемся и разрабатываем план».

Несмотря на то, что четырехлетний ребенок пары называет Корта «аба» («папа» на иврите), мужчина говорит, что он склонен брать на себя «больше домашних обязанностей, которые традиционно считались бы более женскими». Они с женой нашли способ распределения домашних дел и воспитания детей, не связанный с гендерными нормами.

Эмоциональный труд, конечно, не ограничивается домашним хозяйством и воспитанием детей. Сюда относится также управление социальным календарем пары, что часто может стать предметом спора. Чаще всего это становится обязанностью того, кто больше времени проводит дома. Но, что если один из партнеров дома работает? Ведение календаря, договоренности о встречах с друзьями, выбор мест для отдыха могут стать для него дополнительным бременем. Часто уважение к работе людей, ежедневно посещающих офис, гораздо больше, чем уважение к деятельности удаленных сотрудников или фрилансеров.

И, даже если человеку нравится заниматься организацией свободного времени пары, этот вопрос периодически должен обсуждаться. Ведь наши предпочтения имеют свойство изменяться со временем. К примеру, одному из родителей нравилось посещать школьные собрания. Но через несколько лет постоянных посещений, ему это надоело. Необходимо обсудить этот вопрос и принять решение о том, кто и какие школьные мероприятия будет посещать.

Общение в отношениях должно стать постоянной составляющей жизни партнеров. Это позволяет избежать недовольства, обид и невысказанных ожиданий.

Автор, справа, со своим нынешним партнером, слева

Эмоциональный труд не ограничивается романтическими отношениями. Он присутствует и в дружеских отношениях, и в рабочей среде. Если мы не будем обсуждать вопросы эмоционального труда, это может стать проблемой и разрушить отношения. Причем, неважно, это отношения с мужем, женой, другом, ребенком или коллегой.

Чтобы ваши ожидания оправдывались, вы должны о них говорить – это один из основных факторов сохранения отношений.

Сегодня вопросы эмоционального труда только начинают обсуждаться. Кристин Хатчисон говорит: «Мы должны говорить об этом и четко устанавливать свои границы. С психологической точки зрения проблема в том, что это бессознательные убеждения, а нужно сделать их сознательными. Нам нужно создать мир, в котором люди могут сказать: «Это хорошо для меня, а это для меня плохо; Я хочу сделать это, я не хочу делать это; Здесь мои границы». Но для того, чтобы осознать эти вещи внутри себя, нужно хорошо потрудиться».

 

Мы в Facebook