Хейди Рехман: Модная индустрия всех форм и размеров

Женщины за устойчивое развитие

Rose & Willard — британский бренд одежды, которым руководит Хейди Рехман. Она пришла в моду с высокого поста в сфере финансов, где 15 лет занималась торгами на бирже. Ее лондонский Fashion-стартап устанавливает свои правила: на работу она нанимает женщин с маленькими детьми, а в модели приглашает не лидеров мнений и известных личностей, а женщин разных возрастов, размеров, религий, национальностей. Казалось бы, модная индустрия должна поддерживать дайверсити и креативность. Но Рехман говорит, что на практике ее часто критикуют за это..

Рехман утверждает, что мода все еще тяготеет к определенным условностям. Ее стартапу четыре года. Бренд специализируется на одежде для работающих женщин. Все шьется в Лондоне. Блузки, брюки, жакеты, платья — современного силуэта и классически элегантные. Дизайн Хейди Рахман создает сама. «Я столько лет искала одежду, которая бы была стильной и качественно сделанной! В модных бутиках все было слишком трендовое и очень дорогое», — говорит она. Для того, чтобы создать качественный продукт и работать напрямую со швеями, Рехман разместила производство в Лондоне. Это радикальное решение, если помнить о цене аренды и оплате труда в этом мегаполисе.

Мамы на работе

Но это инвестиция в женщин. Два года назад у Хейди состоялось собеседование с женщиной, которая как раз закончила курсы кройки и шитья. Она 15 лет проработала в офисе, но решила сменить карьеру. Она сказала Рехман, что хотела бы работать с ней, но у не двое детей и ей нужен гибкий график. «Многим работодателям такая просьба, тем более, от работника с небольшим опытом, показалась бы перебором. Но я увидела в этой женщине энтузиазм и упорство, и решила пойти ей навстречу. Вместе мы составили ей такое расписание, чтобы она могла успевать и работать и быть с семьей,» — рассказывает Рехман.
Сейчас, оглядываясь назад, Хейди считает, что это было одно из самых правильных решений. С тех пор она сделала ставку на мам: «Они идеально подходят на эту позицию. У них развит очень важный навык — тайм-менеджмент. Я обнаружила, что работающие мамы умеют железно соблюдать тайминги, иначе они бы просто не справились с семейными обязанностями. Это делает таких сотрудниц очень продуктивными. И это отличный пример для всех остальных в команде». К этому добавляется и лояльность. Женщины, у которых есть семьи остаются лояльными компании, которая идет навстречу их нуждам. Это помогает предприятию фокусироваться на задачах и росте, а не на поиске все новых работников взамен тех, что ушли.

Условности и мода

Есть еще одна вещь в модной индустрии, который раздражает Рехман — излишества и неразумный расход ресурсов. “Каждый день производится слишком много всего. Все новые и новые коллекции и сезоны у каждого бренда — это просто слишком. Слишком много, неоправданно много всего. Мода просто чрезмерна», — говорит она. Ее бренд работает по принципу «лучше меньше, да лучше», концентрируясь на долговечных и качественных вещах. «Я не могу конкурировать с дорогими брендами, у которых есть свои сети магазинов, но я и не хочу делать дешевые однодневки. Я хочу, чтобы люди долго пользовались моими вещами,» — говорит Хейди. — Мы создаем модели, делаем выкройки, раскраиваем ткани, шьем и продаем их в одной локации Лондона. Это совсем не похоже на глобальную торговую сеть». Хейди и ее команда заботятся о том, чтобы отходов было как можно меньше.

Рехман говорит и о том, что во многих крупных компаниях, которые владеют модными брендами, например Kering и LVMH, в руководстве больше мужчин, чем женщин. В то время, как потребителей модной продукции, в основном, женщины. И эти женщины очень разные.

В прошлом году Rose & Willard провел серию рекламных кампаний, в названиях которых было только одно слово. Например, уверенность. Серия же называлась “Язык тела” (Body Language). Рехман экспериментировала, размещая фото моделей разного возраста, телосложения и этнического происхождения. Фидбек от посетителей был смешанным: одним понравилась честность, другие советовали приглашать более традиционных моделей. «Я делаю это, потому что я очень хотела это увидеть. Как женщина не белой расы из скромной семьи, я хочу открыть некоторые двери, которые для таких как я, сейчас закрыты». Семья Рехман — люди из рабочей среды, а сама она начинала карьеру в финансовой сфере, где доминируют мужчины.

Она хочет, чтобы как можно больше женщин поняли, что любая норма относительна. «На самом деле никакой нормы нет. Мы можем делать моду или финансы такими, какими хотим».

 

Источник: forbes.com

— Читайте также: Селфи-мейд: Кайли Дженнер — самая молодая миллиардерша в истории

Мы в Facebook