Хиллари Клинтон: «Я не считаю себя бесчувственной, но если я произвожу такое впечатление, я не могу винить людей за это»

Кандидат в президенты США рассказала, каково быть женщиной в большой политике

Женщине в деловом мире, а особенно в политике, приходится не просто. Если ты слишком эмоциональна, тебя считают сумасшедшей, а если сдержана — хладнокровной стервой. Это подтверждает и кандидат в президенты США Хиллари Клинтон.  На страницах проекта «Humans of New York» она поделилась, каково это — быть женщиной в большой политике. 

Я сдавала вступительный экзамен по праву в огромной аудитории Гарварда. Моя подруга и я были единственными женщинами в помещении. Я нервничала. Я была выпускницей колледжа. Я была не уверена, справлюсь ли. И пока мы ждали начала экзамена, несколько мужчин начали выкрикивать: «Вы не должны быть здесь», «Есть много вещей, которыми вы можете заниматься». Возгласов становилось все больше. Один из них сказал: «Если ты займешь мое место, меня призовут в армию и отправят во Вьетнам. Я умру!»

И они не шутили. В воздухе царило такое напряжение… Но я не могла ничего ответить. Я не могла им позволить помешать мне, я не хотела провалить экзамен. Поэтому я просто опустила глаза вниз и ждала, когда же наконец зайдет проктор. Я знаю, что со стороны выглядела холодной или, может, бессердечной. Но мне довольно рано пришлось научиться контролировать свои эмоции. Это было очень непросто. Потому что тебе приходиться защищать себя, оставаться стабильной, но в то же время ты не хочешь выглядеть отгороженной от всего мира. А это именно то, что я чувствую иногда. И только я несу ответственность за то, какой меня видят люди. Я не считаю себя бесчувственной или холодной. Как и мои друзья. Как и моя семья. Но если я произвожу такое впечатление, я не могу винить людей за это.

Cr3GKaEWAAAj3Ww

Я не Барак Обама. Я не Билл Клинтон. Они оба ведут себя так естественно, что, конечно, нравятся людям. Но я замужем за одним и работала на второго, так что я знаю, сколько усилий они приложили, чтобы создавать такое впечатление. И это не происходит по щелчку. Они работают над собой и репетируют свои выступления. Не то что бы они пытались изображать кого-то другого. Просто презентовать себя в лучшем свете — это тяжелый труд.

Вы должны вести себя так и общаться таким образом, чтобы люди вокруг сказали: «Хорошо! Я ее понял». И для женщин это может быть намного сложнее. Ведь кто ваши примеры для подражания? Если вы хотите участвовать в предвыборной гонке в сенат или на пост президента, ролевыми моделями для вас будут мужчины. А ведь то, что срабатывает в их случае, не срабатывает с женщинами. Женщин рассматривают будто через увеличительное стекло с какого-то совсем иного угла. Это не плохо. Это факт. И, на самом деле, это довольно забавно. Если я пойду на какое-то мероприятие, где передо мной будет выступать мужчина, который будет бить себя в грудь и кричать, как важно выиграть выборы, — людям это понравится. Я хочу делать то же самое, потому что меня волнуют те же вопросы. Но я уже извлекла урок: я не могу быть такой же пылкой в своих выступлениях. Я люблю размахивать руками, но, по всей видимости, это несколько пугает людей. И я не могу слишком повышать голос. Потому что это может расцениваться как «слишком громко», «слишком резко», «слишком то или это». И это забавно, потому что я вот уверена, что людям в первом ряду такое нравится.

Источник: humansofnewyork.com

— Читайте также: Мишель Обама: «Как же будет здорово открыть газету, взглянуть на первую страницу и не увидеть своего имени в заголовке»

Мы в Facebook