Леся Ковальчук: няня дороже мамы, или Эффект прерванного контакта

Об отношениях няни с ребенком и холодности мамы в проявлении чувств

Беседовала Вероника Кирилюк, редактор WoMo

 

Сегодня родителям уже не обойтись без услуг няни. Но иногда ребенок адресует свои чувства и потребности именно ей, а не маме. В результате у малыша формируется более глубокий контакт с чужим человеком, нежели с близкими людьми. Почему это происходит и какую угрозу представляет в будущем для ребенка, рассказала Леся Ковальчук, психолог и руководитель центра психологической помощи Genius.People

 

Леся, какое количество времени, проведенного с ребенком, можно считать нормой?

В психологии понятие нормы весьма условно, и в данном случае нужно понимать один очень важный момент: няня нужна больше маме, чем ребенку. В зависимости от ее режима жизни и тех обстоятельств, в которых она находится и воспитывает детей, определяется количество рабочих часов няни. То есть если женщине нужно выйти на работу, то загруженность няни будет определяться рабочим днем мамы.

А если мама берет няню в качестве помощницы, которая на время освобождает ее руки, то опять-таки количество часов будет зависеть от того, чем и как женщина хочет заполнить свое свободное время.

Все очень индивидуально и определяется не тем, как правильно, а тем, как удобно и нужно женщине, потому что няня должна выбираться именно под нее. Ребенок в первый период своей жизни (младенчество и младший дошкольный возраст) целиком и полностью находится в поле влияния своей мамы. Он ориентирован на ее эмоциональное, психологическое и физическое состояние. И поэтому няня нужна для того, чтобы маме было хорошо.

Когда родители злоупотребляют услугами няни?

Это можно заметить по настроению и состоянию ребенка. Если ему не хватает родительского внимания, он будет пытаться его каким-то образом получить. Например, малыш заболеет или создаст ситуацию, которую может решить только мама. Либо он всю ночь не спит, поэтому мама находится возле него и т.д. То есть ребенок все равно будет всеми силами пытаться взять свое, когда ему чего-то недостает.

Если же женщина холодна в проявлении чувств, то малыш создает более глубокую связь с посторонним человеком, нежели с ней. Он выбирает себе другую маму.

Вспомните, сколько произведений посвятил няне А.С. Пушкин. Наверно, это случилось не просто так, если он, будучи уже взрослым и влиятельным человеком, все равно упоминал в стихотворениях Арину Родионовну. Она была важной персоной в его жизни. И если вы проанализируете его творчество, то, возможно, не сразу найдете его упоминание о маме.

Я не помню стихотворения А.С. Пушкина, посвященные маме.

Вот и я не помню. Он все время писал о няне, мы знаем ее имя с детства. Арина Родионовна, по сути, стала для него мамой. И не обязательно, чтобы это произошло из-за какой-то травмирующей истории. Например, мама умерла или куда-то уехала и не вернулась, просто есть такие женщины, которые не могут осуществить контакт с ребенком в силу того, что у них у самих были такие мамы. Это называется эффектом прерванного контакта. В результате у ребенка формируется более глубокий контакт с няней, чем с собственной матерью.

Можно ли говорить об эффекте прерванного контакта, если ребенок начинает называть няню мамой, а маму – именем няни?

Не всегда. Маленькие дети иногда могут путаться. И если ребенок пару раз назвал няню мамой, то это не значит, что женщина должна хвататься за сердце и бежать пить валерьянку. Малыш просто перепутал. Его нейронные связи еще не так четко работают, как у взрослых, и если он находится на том этапе развития, когда учится все называть словами, для него слово «мама» еще не имеет того смысла, который в него вкладываем мы.

Но если взрослые видят, что ребенок все свои чувства и потребности адресует няне, то речь идет об эффекте прерванного контакта.

Какие именно потребности?

Потребности во внимании, в любви, защите, общении, ласке, развлечениях и т.д. Ему хочется играть, обнимать, целоваться. Ребенку нужно что-то спросить, узнать, ему важно что-то пережить, о чем-то поделиться, и он не к маме бежит, а к няне. Все свои базовые потребности он решает с этим человеком.

Если женщина замечает такое поведение ребенка, то как ей снова наладить контакт с малышом?

Здесь как раз и кроется коварность, потому что женщина с прерванным контактом этого не заметит. Он потому и называется прерванным, что мама не замечает своего ребенка. И даже если у нее на глазах малыш станет направлять свои чувства и потребности няне, она будет интерпретировать все совершенно иначе. Такая мама не увидит в поведении ребенка никакой угрозы.

Она не будет делать из этого проблему, потому что, как правило, фокус внимания женщины, у которой прерванный контакт, направлен на что-то другое. Она не забьет тревогу и, наоборот, будет рада, что удачно подобрала няню для малыша.

Для женщины, у которой прерванный контакт, главное – чтобы ее не трогали, а ребенок и няня не создавали проблем.

Чем это чревато для ребенка?

Он впитывает и поглощает эмоции, состояние, программы и сценарии няни. В результате появляется раздвоенность, так как у него есть и мамины программы, и нянины. И ребенок должен все внутри себя «уложить». Как это происходит – другой вопрос. В данном случае речь уже идет о внутреннем конфликте: «Так я чей? Кому я принадлежу на самом деле?»

Ребенок становится дезориентированным человеком, которому во взрослой жизни очень трудно найти свое место и понять, кто он.

Как чаще всего поступает человек, у которого нарушена связь с мамой?

Например, поменять кучу работ и ни на одной не зацепиться, у него может быть много жен, потому что он как бы ни с кем и со всеми одновременно. Он может ездить в Индию. Это человек, который везде и нигде. Вот такие могут быть последствия из-за эффекта прерванного контакта.

Продолжение следует…

Фото (1) из личного архива Леси Ковальчук

 

Мы в Facebook