Практика прощения: Как научить дочь дружить «инклюзивно»

Прививка от культурной модели "злых девчонок"

Лиза Маккрохан, мама, блогер и психотерапевт, говорит об агрессии среди девочек и о том, как нам использовать свои детские травмы, чтобы уберечь дочерей от буллинга, воспитать их теми, кто дружит «инклюзивно».

Когда я была маленькой

Я очень хорошо помню, как пошла в новую школу, когда мои родители переехали. Это была католическая школа, и два месяца я просила родителей, чтобы меня перевели в государственную. Жестокие девочки называли меня «Лиза Акнеман» (моя девичья фамилия — Аккерман), потому что 6-й класс принес с собой обычные для подростков проблемы с кожей.  В общем, мои родители прислушались и перевели меня в государственную школу. В первый же день группа девочек пригласила меня сесть к ним за стол в столовой, и я так обрадовалась: «У меня есть друзья!» Я была так благодарна, чувствовала себя комфортно, потому что мы все в семье такие, мы живем «инклюзивно», мы приглашаем, любим и создаем пространство для других людей, я думала, что все люди — такие. Новые подруги меня расспрашивали, мной интересовались.

Через неделю я зашла в столовую и увидела, что все места за этим столиком заняты. Я подошла и тихо спросила: «А для меня места не найдется?» — в ответ «лидеры» что-то прошептали другим, все повернулись ко мне и засмеялись в лицо. Я чувствовала себя уничтоженной. Никто из ребят не позвал меня за свой стол. Я увидела один пустой столик и села туда. Так я обедала два месяца — в полном одиночестве, пока кто-то из учителей не обратил на это внимания и не посадил меня за стол к другим детям. Я проучилась в этой школе еще два года, пока мы жили в Огайо, и у меня даже есть об этих годах хорошие воспоминания. Одна из моих самых близких подруг появилась у меня именно в те годы, мы дружим до сих пор. Но тогда, я помню, те две девочки-«лидеры» продолжали буллинг. Это были такие подруги, которые зовут тебя, ты с облегчением думаешь: «О, мы снова друзья, круто!», а они это делают только, чтоб оговорить тебя потом и унизить. Самое удивительное, что не все с возрастом перерастают это. Я наблюдаю такое поведение у взрослых женщин по отношению к другим взрослым женщинам.

Что значит дружить «инклюзивно»

Как психотерапевт я понимаю, что люди обижают других людей, потому что им самим плохо. Я давала консультации и жертвам буллинга и тем, кто его инициирует. Консультируя родителей я вижу, как они сознательно или подсознательно вспоминают собственный опыт обиды, отторжения, предательства. Эти старые травмы, даже если они излечены, приближают нас к нашим детям, делая нас ласковее. Что лично я вынесла из истории со «злыми девчонками»? Благодаря им я стала тем человеком, который общается и живет «инклюзивно»: я вижу аутсайдеров и стараюсь вовлечь их в общую деятельность, я приглашаю, включаю, делаю людей частью общего. Мой внутренний мир тоже «инклюзивный», я практикую майндфулнесс и сопереживание, поэтому я научилась создавать внутри пространство, которое «включает в себя все», даже негативные моменты. Я практикую прощение. Тех двух девочек, которые обижали меня, я простила (хотя они никогда не просили прощения). А что насчет других людей, которые сделали мне больно? Или тех, кому сделала больно я? Я ищу прощения, прошу прощения, учу прощению. Прощение включает все. Оно и есть «инклюзивностью». В семье мы стараемся слушать друг друга, помогать детям называть их эмоции, быть рядом с ними, помогать преодолевать проблемы. Да, у нас бывают и «плохие» дни, когда не хватает терпения, когда мы ссоримся, но мы и это стараемся включить в понятие «наша семья» — человеческая, несовершенная, любящая семья. И мы стараемся включать других людей в нашу семью, в наши жизни и сердца через сопереживание, слова поддержки, присутствие, помощь.

Как говорить и что делать

Совсем недавно моя четырехлетняя дочь рассказала, что ее обижают в садике. Мне было очень жаль ее, потому что я живо вспомнила опыт своих школьных травм. Хорошо, что вокруг меня много мам, которые за «инклюзивную дружбу». Когда-нибудь, я надеюсь, наши дочери смогут рассказать такие эпизоды о своем детстве:

  • Моя мама слушала меня и гладила меня по голове, а я ей рассказывала, что у меня произошло и что я при этом ощущала.
  • Моя мама не «влетала» в ситуацию, чтобы ее быстро «разрулить». Она не впадала в панику и не позволяла собственным страхам влиять на ситуацию. Она садилась рядом и спрашивала меня: что я думаю, что мне нужно. Она ждала и слушала все, что было сказано и о чем сказано не было, она создавала для меня безопасное место, в котором я могла исследовать свой внутренний мир, назвать мои чувства и принять правильные решения.
  • Мои родители были всегда на моей стороне в тех ситуациях, когда требовалось вмешательство взрослого. Они не действовали под влиянием страха или гнева.
  • Моя мама не «спасала» меня. Она помогала мне стать сильнее. Она знала, когда нужно заслонить меня собой, а когда сесть рядом и помочь преодолеть ситуацию.
  • Я научилась говорить: «Так не пойдет!», «Хватит!» и «Я ухожу!»
  • Я научилась четко видеть ситуацию. Я научилась не думать сразу, что это что-то не так со мной. Я научилась заботиться о себе.
  • Я научилась называть своими именами то, что происходит со мной и другими, делая это с сопереживанием.
  • Я научилась преодолевать трудности с другими девочками и женщинами так, чтобы каждая из нас почувствовала, что ее тело, чувства и опыт — ценны.
  • Я научилась находить «моих» женщин и формировать наше «племя». Я научилась просить о помощи. Я научилась быть вместе с людьми, которые ценят и усиливают друг друга.
  • Я научилась заступаться за себя и за других перед лицом несправедливости: на игровой площадке, в школьном коридоре, на переговорах по мирному урегулированию на международном уровне.
  • Я научилась инклюзивности, я научилась принимать людей и идти рядом с ними.

Вот так я работаю со своей дочерью, так работают со своими девочками другие мамы, которые хотят, чтобы наше общество стало лучше, добрее, чтобы наши девочки были добрее друг к другу. Это средство от культурной модели «злых девчонок»: обнимать, вовлекать, любить, подбадривать и заботиться, формируя, таким образом, модель поведения с другими женщинами.

Источник: lisamccrohan.com

— Читайте также: Frienemies: Наши дочери и их «милые» подруги

Мы в Facebook