Михаил Мискун: «В театре зрителя нужно вывести из зоны комфорта»

О невероятной любви к своему делу, человеческих слабостях и возможностях, адреналине, сцене и настоящести

Беседовала Вероника Кирилюк, редактор WoMo

Не так-то просто взять интервью у человека, каждая минута которого занята творчеством. Но, поверьте, это того стоило. Сколько разных тем было поднято во время разговора. Как много интересного о людях, постановках и жизненных принципах рассказал основатель театра-студии BEAT Production Studio, преподаватель техники речи и актерского мастерства Михаил Мискун. Мы поговорили о честности и лицемерии, влиянии негатива на наши отношения и умении притягивать своих людей, как не бояться создавать картину мира, в которой есть место драйву, настоящести и любви.

Михаил, на вашей странице в «Фейсбуке» большая часть постов связана с театром-студией BEAT Production Studio. Он на первом месте в вашей жизни? 

Для меня на первом месте люди и их результат. Когда я вижу, как загораются их глаза и поднимается самооценка, появляются новые ценности и стремления, то вот это самое главное для меня как для педагога. Мне важно не просто рассказать и показать, а вложиться в человека, чтобы он изменился. Поэтому театр был создан для людей, ради людей и, естественно, с ними заодно. Я когда-то хотел его закрыть, но потом понял, что это та психологическая и этическая, моральная и физиологическая «подушка», на которой все держится.

Второе направление, которое мне интересно, – это тренинги. Я готовлю людей к выходу из зоны комфорта, к публичным выступлениям и профессиональной коммуникации.

Почему вам интересно заниматься с людьми?

Я уверен, что у каждого человека все получится. Его нужно уметь заинтересовать и найти в нем самом мотивацию. У меня хватает терпения объяснить, и мне нравится, когда все получается.

Бывает такое, что не выходит?

Конечно, бывает. Но тут, как говорят: «Не мой клиент, а я не его педагог». По-разному происходит: либо у человека не хватило мотивации, либо у меня – фантазии, чтобы эту мотивацию включить. Но я убежден, что если люди приходят и хотят учиться, то уже есть над чем работать.

Если есть огромный потенциал, но нет желания его открыть? 

Знаете, когда я учился у Аллы Заднепровской, это потрясающий коуч и тренер, то она говорила: «Миша, своей любовью можно задавить». Если нет запроса, то не будет и ответа. Такие ситуации из разряда «нельзя заставить человека себя полюбить». Значит, на данный момент ему не нужно раскрывать потенциал либо его интересы поменялись.

Как театр помогает человеку раскрыться? Вы предлагаете участие в постановках или у ваших учеников, когда они приходят к вам, уже есть желание оказаться на сцене?

Есть люди, которые хотят заниматься актерским мастерством лично для себя. А есть те, кто приходит, чтобы играть на сцене. Им важно получить адреналин, обратную связь от зала, попробовать то, что они никогда не сделают в жизни.

У нас есть спектакль «Спробуй ще померти». Если раньше говорили, что он о семи смертных грехах, то сегодня его представляют как постановку о пяти современных фобиях, которые человек сам себе заказывает и в них живет. Это же интересно – обратить внимание людей на совершенно другие вещи, дать зрителю возможность выйти из зоны комфорта.

Случалось ли, что задумка в театре была одной, а результат получался совершенно другой? 

Конечно! Спектакль, о котором я сказал, задумывался как светлая история: герои помогают человеку! А когда стали разбираться, копаться, выяснять, то получился совершенно другой результат. У нас не было финала! Его предложил один из актеров.

Смело, однако! Ведь это же законченное произведение. 

Театр – это коллективное творчество. И сегодня очень часто именно так рождаются спектакли. Раньше вы бы взяли пьесу и поставили ее точно так, как она написана. Сейчас нет таких канонов. Вы можете увидеть пьесу по-другому. Автор дал только повод, а режиссер и актеры видят в нем что-то свое.

Например, «Чайка» Чехова заявлена как комедия. Классик так ее видел. Почему?! Что в ней смешного? Кто-то замечает юмор в комедийности судеб, кто-то в самой ситуации. Каждый может увидеть что-то свое и показать ту грань, которую раскрыл.

Что для вас представляет трудность как для создателя театра-студии и преподавателя? 

Нет тут никаких трудностей. Знаете, какая есть сложность как для идейного вдохновителя? Люди! Они тебя окрыляют, вдохновляют и очень часто, к сожалению, разочаровывают.

И вот нужно найти что-то позитивное, чтобы не опустить крылья и клюв (улыбнулся) и двигаться дальше.

Меня в студии называют мамой или папой. Я говорю: «Хотя бы братом» (смеется). Они все эмоционально оголяются. Мы действительно одна большая семья.

Не все это понимают и принимают, многие уходят от нас, потому что меняются их мнения и приоритеты. Иногда это очень болезненно. Порой  неожиданно и неприятно, но тут самое главное – остаться на этом пути и дать понять людям, что мы идем дальше. Это жизнь, это нормально, мы меняемся.

Но я не ставлю себя во главу всего. Ни в коем случае! К нам приходят другие педагоги и режиссеры. Я не последняя инстанция, поэтому, может быть, у нас хорошая атмосфера: каждый чувствует себя значимым. Мы творим и все делаем вместе.

Я узнала в одном интервью о вашем отношении к жизни: никакого негатива. И вспомнила слова скульптора Джонсона Цанга: «Мое хобби – находить хорошее во всем». Вам всегда удается увидеть хорошее вокруг?

Да. Не все со мной согласны, и это одна из причин, почему некоторые люди не задерживаются рядом. Я не люблю роптать, обсуждать, негативить, это только разрушает и ничего не дает в жизни. Я всегда стараюсь найти что-то положительное в любой ситуации, потому что таков закон притяжения: что излучаешь, то и получаешь. Я уже проверил это много раз.

Если мне становится совсем тоскливо на душе либо Луна зашла в ретроградный Меркурий (смеется), я закрываюсь дома, покупаю вкусняшки, смотрю сентиментальное кино и позволяю себе такую слабинку. Я ведь все-таки человек, а не робот.

Здорово, что вы искренне говорите об этом, потому что иногда люди боятся раскрывать те моменты, из-за которых они кажутся слабее. 

Так слабости – это тоже сила! Потому что люди понимают: ты не супергерой, а человек. Это нормально. Просто я к людям отношусь как к детям. А они бывают разные: воспитанные и не очень, у них могут быть зубки, они могут капризничать, но они же дети. Я не могу взять их за ноги и стукнуть головой о стену. В общении с людьми включается энергетика, синергия, и ты понимаешь, это твой человек или нет.

Недавно в интервью Алена Гребенюк сказала мне, что если она попадает в тяжелые обстоятельства, то воспринимает это как театр и играет свою роль. А как вы поступаете?

Я замираю, останавливаюсь и даю пространству возможность решить вопрос. Я теперь понимаю совет: «Остановись и сосчитай до десяти».

Не бывает такого, что ситуации не разрешаются. Просто мы часто спешим. Но когда ты не знаешь, как поступить в том или ином случае, просто отпусти. Я пользуюсь этим правилом, оно всегда работает.

Знаете, чем отличается мудрый от умного? Умный – это тот человек, который выкрутится из любой ситуации, а мудрый – тот, кто никогда в нее не попадет.

Мудрость дает любовь, поддержку и прощение. Только благодаря ей начинаешь понимать, что человек, который тебя предал, просто поменял жизненные приоритеты. Но мы не можем это понять. Мы не любим проигрывать: «Почему он так поступил?!» Наберись мудрости и признай, что человек поменял свои ценности. Ты ему не нужен, и он тоже в твоей жизни уже ничего не может сыграть. Все. Отпусти.

Я слушаю вас и понимаю, что вы с открытым забралом выходите в мир. Вам не трудно так жить?

Людей, которые со мной, именно моих людей, больше. Они меня греют, поддерживают, даже если появляются на время. Они просто приходят, совершают свою миссию в моей жизни и уходят. Я всегда говорю: «Значит, это не мой человек, а я – не его».

Вы чувствуете ответственность за других людей?

Да. Это то, что я вкладываю в слово «педагог». Я помню свою первую учительницу Аллу Аполлоновну. Как она нас любила! Это отношения из разряда «мама, папа, брат, друг, поддержка».

Я из тех людей, что если мне звонят знакомые и близкие: «Миша, надо», я поднимаюсь и лечу. У меня нет такого: «Ой, не могу». Для меня люди важнее всего. И они мне этим же отвечают.

На что вам не жаль потратить время?

На путешествия и на крутое обучение, чтобы ух (смеется)! Чтобы я вдохновился и еще что-нибудь придумал! Я бы занялся пиаром, мне очень интересно это направление. Научился бы монтировать видео, серьезнее стал бы учить английский.

Режиссер Жан-Люк Годар однажды сказал: «В кино должно быть начало, середина и конец. И не обязательно в такой последовательности». В вашей жизни все последовательно или то, к чему вы стремились много лет назад, происходит только сейчас?

А к чему я стремился много лет назад?! Когда я уезжаю отдыхать, близкие говорят: «Главное – не взорви нам мозг, когда вернешься».

Поэтому ответ на ваш вопрос: нет! Начинка вообще может быть неожиданной! Это прекрасно и приятно! Да ну! Если все запрограммировано, это же скучно.

Для человека важно самовыражение или признание?

Все зависит от его запроса. Есть фраза «Счастье не в конце, а счастье по дороге». Все мои знают, если мне надоест, я напишу в общей группе: «Друзья, мы закрываемся». Я не боюсь потерять деньги, в меня никто финансово не вкладывался, мне важен процесс.

Чего не хватает зрителю на сцене?

Настоящности! Не в смысле раздеться на сцене и показать обнаженное тело. Нет. В Европе же по большому счету нет театральных вузов. У них театральные школы. И актеры, которые там обучаются, – они настоящие! Когда мы смотрим кино, в котором герои без ботокса, укладок, искусственности, то при этом ощущаем эстетику, понимаем, что есть определенная мысль в картине или спектакле – вот чего иногда не хватает! Люди все еще живут стереотипами академического театра. Я не против, но хочется больше настоящести.

Я вспомнила, что в Венеции людям делали маски, которые точь-в-точь повторяли лицо человека. Потом многие стали менять маску. Сегодня люди часто ее надевают?

Сейчас такое время, когда люди либо прогрессируют, либо деградируют. Когда вы развиваетесь, прорабатываете какие-то моменты, читаете, обучаетесь, идете вперед, дольше живете и лучше выглядите, то нет времени, желания и надобности надевать эту маску, потому что вы заняты другими вещами.

Но некоторые копаются в грязном белье, живут еще по каким-то старым принципам, и я уверен, что в этом случае присутствует маска лицемерия. Мне это неинтересно. Я из тех людей, кому важно услышать четкий ответ: да или нет. Если я тебе не нравлюсь, то скажи мне об этом, и мы расстанемся в хороших отношениях.

Я не люблю фигу в кармане и обсуждения за спиной. И я могу об этом прямо сказать. Многим моя позиция не нравится.

Я поступаю так по одной простой причине: моя совесть должна быть чиста. Как говорила Фаина Раневская Марине Нееловой: «Деточка моя, говорят, значит, замечают». Я же не говорю о таких людях? Значит, мне это не нужно. У меня своя мантра: «Пусть у всех все получится».

Фото из личного архива Михаила Мискуна

Мы в Facebook