Мой сын не хочет жить: Жизнь с подростком, страдающим от депрессии

Психиатрический диагноз - это "позорное клеймо"?

Автор, пожелавшая остаться безымянной, написала статью о том, как тяжело быть мамой подростка, страдающего от депрессии и склонного к суициду. ChicagoMom, — такой псевдоним выбрала автор, говорит о жизненной необходимости поддержки родственниками, друзьями и группами родителей, находящихся в аналогичной ситуации. Это было бы нетрудно найти, если бы психические заболевания и психологические отклонения не считались в нашем обществе «позорным клеймом».

Мой сын не хочет жить

Депрессия моего сына-подростка почти сломала меня. Разломала надвое и выпотрошила. Я никогда не думала, что буду прятать ножи, кухонные моющие средства b проверять его комнату, унося все острое, ища лекарства, которые он не принял и спрятал. Я никогда не думала, что буду видеть все новые порезы на его руках. Гадать, увижу ли я его живым, когда зайду утром в комнату. Сидеть с ним под кабинетами врачей, ждать результатов анализов. Радоваться, что он начал вновь, редко, но смеяться, и вроде бы, перестал себя резать, пока другие родители гордятся достижениями своих детей: похвальными грамотами, спортивными разрядами, готовятся к выпускному. Знать, что твой ребенок не хочет жить — это ужасно. Твой малыш, который пел и танцевал, носился по двору и был заводилой у соседских ребят, теперь режет руки, чтобы хоть что-то почувствовать. И кажется, что мы ничего не можем сделать.

Черная дыра депрессии

Эта ситуация разрушает все. Жить с кем-то, пораженным депрессией — это как жить на краю черной пропасти. Когда депрессия усугубляется, то эта дыра засасывает всех. Никто и ничто от нее не спасется, не пробьется через мрак. Все страдают от этого: семья, друзья, брак. Но хуже всех тому человеку, который больше всех заботится об этом ребенке. Хуже всех мне, матери. Большую часть времени я занята тем, что слежу за приемом лекарств, звоню психологу и психиатру, вожу сына на прием, стучу в дверь, чтобы спросить, все ли в порядке, хожу на собрания в школу, в страховую компанию, вожу его на физтерапию и миллион раз в аптеку. Это как отдельная работа. О какой моей успешности и карьерном росте может идти речь, когда нужно делать все это, в чем твой ребенок отчаянно нуждается? Плюс огромные расходы на медпрепараты и врачей. Часто мне удается тащить все это на себе, но иногда силы оставляют меня, как в тот день, когда он мне сказал: «Можешь вести меня ко всем психиатрам в мире — я ничего не скажу, даже пробовать не буду, это все бесполезно». Тогда я ушла молча в свою комнату. Я сутки не могла говорить и видеть людей. Из меня словно высосали жизнь, высушили меня до костей. Родительская любовь, оказывается, не так безусловна, как мы думаем. Есть та точка предела. Более того, таких точек может быть много. Мы прячемся от всех, плачем, рвем на себе волосы и нам очень повезет, если рядом будет кто-то, с кем можно поговорить.

«Позорное клеймо»

Тяжело найти других родителей, у которых дети страдают психическими заболеваниями. Ну кто хочет об этом открыто говорить? «Знаете, моего сына чуть не положили в психбольницу, потому что у него суицидальные наклонности, мне пришлось убрать все острые предметы и ремни из дома, а давайте поговорим об этом за чашкой кофе?» Не думаю, что вы захотите пить кофе со мной после такого признания. Психиатрический диагноз — это «позорное клеймо».

Я очень искренне просила своих друзей о помощи и они познакомили меня с мамой одной девочки, у которой тоже была депрессия. Она рассказала мне о закрытой группе в соцсети, в которой родители детей с психическими и психологическими проблемами могут помочь друг другу советом, выслушать, поддержать. Я так рада, что теперь не одна. Иногда я боюсь, что мы никогда не победим болезнь и у нас никогда не будет «нормальной» жизни. Иногда раздражительность и перепады настроения моего сына заставляют меня желать только, чтобы он куда-то усчез. Иногда я фантазирую о том, что у меня «нормальный» ребенок или вообще нет детей. И только благодаря замечательным докторам, поддержке семьи, друзей, общества, мы продолжаем идти вперед и, кажется, с успехом.

Я вспоминаю со стыдом, что когда-то косилась на детей, у которых были поведенческие отклонения, и мысленно, будучи абсолютно невежественной в этом вопросе, обвиняла их родителей. Теперь все по-другому. На месте осуждения и обвинений — любовь и сочувствие, желание помочь и поддержать родителей, которые борются за детей, и детей, которые борются с недугом.

Источник: huffingtonpost.com

— Читайте также: Группы в социальных сетях, которые доводят детей до самоубийства

Мы в Facebook