Ювелирная революция: Бренды, для которых оправа важна не менее карата

Лучшие друзья девушек - концептуальные дизайны

Ювелирная отрасль считается одной из самых традиционных: фокусируется на классике и не подвержена инновациям. Само определение ювелирного украшения довольно формально: оно должно быть изготовлено из драгоценных камней и металлов, чем и отличается от бижутерии. И высший эшелон ювелирной индустрии формируют те бренды, которые смогли к роскоши материалов добавить мастерство работы с ними, и его многие взращивают веками. Однако среди компаний, создающих предметы роскоши, есть те, кто понимает украшение как объект дизайна, кто смог традиционные ювелирные изделия сделать визуально инновационными. В нашей подборке именно такие бренды и дизайнеры ― те, кто бросил вызов условностям жанра.

Bulgari

Итальянскому Дому Bulgari исполнилось 133 года, и за это время он стал воплощением средиземноморского стиля ювелирных украшений: богатых по цвету, сложно орнаментированных, насыщенных аллюзиями на римское наследие с его четкими геометрическими мотивами. В истории Bulgari есть все: и уникальные заказы, и знаменитые клиенты, и внимание к современному искусству, и авангардная работа с новыми для отрасли материалами и их сочетаниями. Также у бренда сформировались образы и коллекции, которые стали его визитной карточкой, в частности, Serpenti и B.Zero1. Змеи Serpenti появились в 1940 году, и сейчас это коллекционная редкость, так как изделия выпуска 1960-1970-х пользуются неизменной популярностью на аукционах и продаются дороже заявленной стоимости в несколько раз. В коллекции Serpenti есть множество версий — от высокоювелирных, полностью покрытых драгоценными камнями, до минималистичных, где с помощью золота и камней прочерчен лишь геометрический узор рептилии. Именно так выполнена коллекция Serpenti — кольца, серьги и часы-браслет (их выпускают с 1940-х) с секретом, где под крышкой с сапфиром-кабошоном спрятан миниатюрный циферблат.

Коллекция B.Zero1, флагманскими украшениями которой стали кольца с характерными для римского стиля надписями, — это полигон для проектов Bulgari с дизайнерами и художниками, которые вносят свои акценты в украшения. Это, например, сотрудничество с художником и скульптором Анишем Капуром, а также с легендой современной архитектуры Захой Хадид. Кольца и подвески под названием B.Zero1 Design Legend — пример того, как может выглядеть в небольшом объекте знаменитая бионическая деконструкция ― фирменный прием Захи. И это, к сожалению, один из последних проектов архитектора, но тем и ценен.

JAR

Уроженец Бронкса, выпускник Гарварда Жоэль-Артур Розенталь — один из самых эксцентричных дизайнеров украшений на планете. Он работает уже 30 лет, принципиально на заказ, в год изготавливает не больше 80 изделий, как это делали ювелиры в прошлом. Более того, его бутик на парижской площади Вандом всегда закрыт, не имеет витрин и открывается только по запросу. Естественно, у Розенталя нет сайта и социальных сетей, а есть поразительные изделия, в создании которых ювелир проявляет такое новаторство, что собирает массу эпигонов. К примеру, именно Розенталь впервые использовал титан, высокотехнологичный легкий металл, а также черненые металлы, чтобы подчеркнуть красоту драгоценных камней. Его примеру теперь следуют многие.

Hermès

Малоизвестным, но крайне интересным направлением работы дома Hermès является создание ювелирных украшений. Их неординарность во многом объясняется тем, что проектирует изделия Пьер Харди, эксцентричный дизайнер, первой специализацией которого является обувь. В свое время он работал в Balenciaga, в 1990-е перешел в обувной департамент Hermès, а последние 15 лет занимается украшениями. Стиль Пьера Харди — это гиперболизированные объемы, неожиданные вплетения приемов, почерпнутых из бижутерии, и геометрия со смыслом, к примеру, символ вечности восьмерка в браслетах и кольцах на два пальца. Пьер Харди действует со смелостью, свойственной всем неофитам, пришедшим в ювелирное искусство из других отраслей: он не боится 32-каратный розовый опал оправить в колье на всю грудь и не выглядеть при этом нуворишем.

Viren Bhagat

Хотя Индия и является родиной ювелирного искусства, но собственных техник и мастерства не показывает — слишком сильна в этой стране традиция мерить золото и драгоценные камни на вес и покупать килограммами, не заботясь о мастерстве выполнения изделий. Однако из этого правила есть исключение — ювелир из Мумбая Вирен Багат, представитель династии ювелиров, занимающихся этим ремеслом более ста лет. Его называют «индийский JAR» за любовь к стилю ар-деко, мастерское его сплетение с национальными мотивами и жанрами и изобретенные им техники работы с драгоценными камнями. В частности, Багат усовершенствовал традиционную плоскую огранку бриллиантов — он обрабатывает их так, что получаются очень тонкие «лепестки», а это гораздо сложнее реализовать, чем стандартные классические огранки камней. У Вирена Багата тот же подход к клиентам, что у Жоэля-Артура Розенталя: только индивидуальный заказ и ни одно украшение не повторяется.

Lydia Courteille

Если вы бывали в «палатах диковин» со скарабеями, подкованной блохой и старинными куклами, знайте, что парижский независимый ювелир Лидия Куртей вдохновляется тем же, только из разных концов света ― от Индии и Тибета до джунглей Амазонки. Свою коллекцию она так и называет ― Curiosity Cabinet. По образованию Лидия Куртей биохимик, работала реставратором украшений и винтажных часов и так увлеклась этим занятием, что 30 лет назад открыла свой бутик в Париже. С тех пор она делает поражающие своей сюрреалистичностью украшения, в которых традиционные ювелирные мотивы выглядят так же, как природа на картинах Сальвадора Дали. Лидия Куртей любит добавлять в свои изделия фрагменты винтажных украшений, которые находит в лавках арт-дилеров, и работает с нетипичными для ювелирного искусства камнями и материалами, к примеру, с хризоколлой, эбонитом и разнообразными опалами.

Van Cleef & Arpels

Дом Van Cleef & Arpels — один из брендов, ключевых для понимания французского ювелирного стиля с его особой утонченностью, холодноватым, но совершенным по технике подбором драгоценных камней, с тонкими линиями и силуэтами украшений. В 1904 году Van Cleef & Arpels начинал свою историю как семейная компания, чуткая к новым веяниям, поэтому одним из первых подхватил волну стиля ар-деко, стал работать над собственными техниками и изобрел «таинственную закрепку» драгоценных камней и начал изготавливать ювелирные ридикюли-минодьеры.

В послевоенное время французы увлеклись приемами, почерпнутыми из мира моды — так появились браслеты в форме кружевных манжет, броши-банты и, самое главное, колье Zip, форма и функция которых вдохновлены застежкой-молнией. Воплотить задуманное оказалось непросто: золото — мягкий металл, и сделать «молнию» полноценно функциональной трудно. Однако Van Cleef & Arpels с 1950-х сделали множество версий Zip. Все они открываются и закрываются, более того, являются трансформерами — колье можно застегнуть дважды и надеть как браслет, а его кисточку отсоединить и надеть как брошь или подвеску.

Michelle Ong

Социолог по образованию Мишель Онг превратила свое детское хобби в профессию и стала одним из самых влиятельных ювелиров Гонконга. И не только: она, к примеру, создавала украшения для фильма «Код да Винчи». Особенность стиля Мишель Онг — тщательная работа с традиционными восточными мотивами, которые она трансформирует в универсальные, сохраняя при этом их колорит. Ее украшения натуралистичны, в дизайне старается передать все нюансы предмета, которым вдохновляется: если это утренний осенний лист, то на нем будет паутина и капли росы, если это раковина, то видны все ее изгибы.

Мишель Онг основала благотворительную организацию First Initiative Foundation по сбору средств на культурное образование и развитие искусства в Гонконге, а также растит троих детей. На вопросы о балансе карьеры и семьи она отвечает так: «Вам понадобится все планировать и сильно уставать, но это возможно. Главное, что когда я провожу время со своей семьей, то должна убедиться, что 100% моего внимания уделяю родным и не отвлекаюсь на дела».

Заглавное фото: Mark Rabadan

— Читайте также: Нина Мищенко: «Если тебе интересно, ты не сможешь делать свое дело плохо»