Почему нам так тяжело решиться на перемены

И как бороться с внутренними страхами провала

solОльга Соломатина, медиа-тренер, выпускающий редактор группы спецпроектов ИД «КоммерсантЪ», автор книг «Писать легко. Как писать тексты, не дожидаясь вдохновения», «101 совет по работе со СМИ», «Женщины-легенды: сильный слабый пол».

«Отец предостерегал меня, что фантазировать опасно, поскольку мечты приносят разочарования», — вспоминает Боно, солист U2. Именно поэтому, считает певец, – вопреки родителям он стал не только мечтать, но и воплощать самые безумные затеи. Его отец всю жизнь проработал на почте и увлекался оперой. Он мечтал петь, но из мечты ничего не вышло. Видимо, от боли и предостерегал он сына. «Если бы я послушал, — признается Боно, — я стал  бы как многие, которые умирают в семнадцать, но откладывают свои похороны до семидесяти. Мало приятного быть живым мертвецом, похоронившим право на риск».

Пользуясь случаем, в любой аудитории перед началом занятий я всегда прошу поднять руки тех, кто выбирал себе профессию сам. Наблюдаю ничтожные единички. Мы живем в азиатской парадигме, где старшие всегда мудры и прозорливы, младшие должны безоговорочно им подчиняться. Или иногда устраивать подростковые бунты, но потом все равно подчиняться. Или наказываем себя.

Когда я партизанскими тропами пошла учиться на коуча – промежуточный маскировочный шаг на пути к профессии психотерапевта, которой мне учиться после школы запрещала мама — вы не представляете, как у меня на занятиях начала болеть спина. Это было любопытно и странно, потому что спина – мое скользкое место, и я только прошла курс у мануального терапевта. Я знала, что со спиной, с физиологической точки зрения, все в порядке. После первой же коуч-сессии я узнала, что моя мама внутри меня самой таким образом охраняет меня от рискованных поступков. Реальный родитель стал внутренним. Вера мамы в то, что освоение новой профессии ставит под удар все мои предыдущие достижения, сжала мне мышцы. Боль должна была заставить меня одуматься. Обратить внимание на опасность, которой я себя подвергаю. Это как мамина мантра «только не бросай «Коммерсантъ». Мы редко разговариваем, но пару раз в год мама успевает произнести эту фразу голосом Банши или сирены. Я вздрагиваю. Не бросаю. Хотя иногда думаю: почему бы и нет?

Принцесса Диана чувствовала себя на месте, предназначенном ей природой, когда работала воспитателем в детском саду. Однако это не устраивало ни ее мать, ни королеву Елизавету, а уж тем более британское общество. Леди Ди лишили выбора, и сейчас мы знаем, к какой трагедии привело это насилие.

По мне, так очень любопытно, какую профессию выберет ребенок. Например, после десятилетий репрессий и формальной судебной системы, в лихих 90-х, неслучайно многие дети стали юристами. Они хотели с помощью знания законов или причастности к государственной системе правосудия защитить себя и близких.

Моя бабушка, учительница украинского языка и литературы, учила детей писать правильно и излагать свои мысли о литературных произведениях так, как от них ожидали. При этом на одну украинскую школу в УССР приходилось двадцать российских. То есть бабушка несла знания, которые пытались уничтожить. Мама стала журналистом и формально влияла на умы куда большего числа людей. Я и сестра выбрали «помогательные» профессии. Фактически мы учим людей говорить и писать — доносить до аудитории то, что им важно и нужно. Мне любопытно, чем будут заниматься мои сыновья. Интересно, как семейная история отразится в их выборе. Мне совершенно не хочется выбирать профессию за детей. Однако мой подход в нашей стране мало популярен.

Я наблюдаю любопытную тенденцию. Родителям, как и многим из нас, как будто стыдно или страшно признаться себе в истинных желаниях. Они воплощают их через детей. Клиентка, которая мечтала о танцах, а стала программистом, отправляет дочь в хореографическое училище. Девочка успешно пляшет, пока странная болезнь не заставляет ее отказаться от танцев. Видели бы вы, как убивалась мать, и насколько равнодушна была дочка.

Наверное, вы сталкивались с тем, что заставить другого делать то, что ты считаешь для него правильным, гораздо труднее, чем сделать это самому. Например, проще выучить любой иностранный язык, нежели заставить заговорить на нем ребенка. Тем не менее, наблюдаю такое нерациональное вложение сил повсеместно.

Если у родителей были на наше будущее определенные планы, страх не оправдать родительские ожидания крепко сожмет ваше тельце в своих лапах. Разочаровывать папу и маму тяжело. До поры до времени можно хранить свою настоящую страсть в секрете, конечно. Но послушайте, вы уже взрослый человек, вы действительно так же близки с мамой, как в старшей группе детского сада? Ей и вправду обязательно знать всю правду о своем сыне или дочери? Или вы хотите, чтобы мама знала, что вы думаете ослушаться ее наставления, и она успела вас остановить? Или пришло время подростково – демонстративного бунта?

Ловушка в том, что мы вроде бы выросли, но наши родители успели стать нашим внутренним голосом. Прислушайтесь, что он говорит вам, когда вы читаете эти строки. А что внутренний голос сказал, когда вы случайно ударились о косяк или пропалили проект? Никого не напоминает?

Хотите узнать лучше, какой он – ваш внутренний голос? Тогда сделаем упражнение. Представьте свое самое ужасное профессиональное поражение. Возможно, вы представляете, что вас с треском уволили, вы забыли слова во время выступления на конференции, не смогли ответить на простой вопрос, опоздали на заседание членов правления, забыли отправить договор на подпись. Фантазируйте. Хорошенько представьте картинку, которую рисует ваше воображение. Теперь запишите в столбик все чувства, которые на вас нахлынули.

1

2

3

4

5

Записали? Пишите теперь ощущения, которые появились в теле.

1

2

3

4

5

Получилось? Тогда сейчас самое время записать слова, которые скажет в случае провала ваш внутренний голос. Запишите их, пожалуйста.

1

2

3

4

5

Так какой он – ваш внутренний голос? Ехидный злобный и мстительный? Тот, который в трудную минуту добивает окончательно. Или поддерживающий доброжелательный? Может быть, голос нейтрален? Он не замечает ваши провалы, а заметит ли достижения? Слова, которые прозвучали в вашей голове, никого, случайно, не напоминают?

Перечитайте ситуацию, которую вы нафантазировали и познакомьтесь – это ваш самый большой профессиональный кошмар. Что самое ужасное может случиться, если страх станет реальностью? Вас четвертуют, вы покраснеете и сгорите от стыда?

Знаете, иногда полезно пережить провал для того, чтобы понять, что и после него можно жить. Так же как предпринимателям рекомендуют пройти процедуру банкротства до тридцати лет. Чтобы представлять, что и это недостаточно серьезная причина, чтобы не заниматься собственным делом.

Мы в Facebook