Соосновательница Voropay Construction Ксения Лагунова: «Главное в отношениях – это взаимоуважение»

О воспитании счастливого ребенка, восхождении к Эвересту и бизнесе с мужем

Автор Полина Фоменкова

 

Ксения Лагунова вместе с мужем Владимиром Воропаем развивает семейный бизнес  – строительную компанию Voropay Construction. Среди проектов компании – отель Hilton, реконструкция промышленных зданий корпорации Roshen, кондитерская Paul, Pesto Cafe, «This is Пивбар», рестораны Димы Борисова и множество других коммерческих зданий. 

 

 

О секретах счастливого брака, воспитании сына и восхождении к Эвересту она рассказала в интервью WoMo.

О бизнесе с мужем

Мы начинали Voropay Construction вместе с мужем, но в прессе больше фигурирует его имя, и это нормально. Строительный бизнес – мужское дело, так считают в обществе. Заказчики, инвесторы – все зачастую мужчины. Я думаю, что такой прекрасный человек, как мой муж, это лучший представитель в нашей сфере. В компании я директор по развитию, занимаюсь маркетингом, обеспечиваю уют и комфорт.

Рабочие и личные отношения нам с мужем разделять несложно. Направления в работе у нас четко разделены, и если уж мы и говорим о ней, то это больше стратегические вещи, которые нам приятно обсуждать и дома. 

Мои родители вместе более 55 лет, и они всегда говорили, что главное в отношениях – это взаимоуважение. Мы с мужем разделяем те же ценности. А во-вторых, кто-то должен быть на передовой, а кто-то в тылу. У нас это тоже предопределено.

О воспитании 

На сына мы всегда находим время, он у нас долгожданный и очень любимый. При всей занятости моего мужа он всегда отвозит его в школу. Для него это время общения отца с ребенком. Это священно.

Я считаю, что у ребенка должно быть детство. Мы не водили его на десятки кружков в маленьком возрасте. Мы рассказывали, что нам интересно, и он сам выбирал. Например, я очень хочу, чтобы сын занимался плаванием, поэтому мы вместе ходим в бассейн, а Володя любит футбол, и это его зона ответственности – водить туда ребенка. 

Если ребенок тебе говорит, что пролетает птичка, это очень важно для него, ты должна это помнить». У каждого свои важности, и это нужно уважать даже в ребенке. Сын знает, что может позвонить в любую минуту, и мы остановим любую встречу, потому что это важно.

Школу сыну мы тоже выбирали так, чтобы ему просто нравилось. Про оценки даже не спрашиваем. Меня интересует, нравится ли ему, комфортно ли.

Раньше я постоянно откладывала деньги, потому что считала, что нужно много вкладывать в ребенка, купить ему квартиру и т.д. А потом мне сказали: «А почему ты решила, что ему это нужно? Может, он захочет взять гитару и поехать по миру?». И я подумала: «Действительно! А вдруг? Почему я предлагаю ему жизнь, которую вижу для него я?». Я свою жизнь проживаю, как мне нравится, и я не имею права на его жизнь.

О восхождении к Эвересту

Как-то Володя пришел домой и сказал, что едет в Непал, а это была моя мечта. Конечно, я захотела с ним! На что он мне ответил: «Друзья сказали, что женщины не смогут подняться на высоту более 5 000 м без подготовки». Я восприняла это как вызов. Вы меня плохо знаете, я смогу! 

Мы не то что не понимали, что такое горы, мы не знали, что такое палки для ходьбы. Наш первый опыт – и сразу на такую высоту! Мы не готовились, не читали про горную болезнь. 

У нас была организованная команда. С одной стороны, в группе сложнее, потому что тебе не уделяют столько внимания, как в индивидуальном подъеме, но с другой – тебя очень мотивирует командный дух. 

Послевкусие от гор как от хорошего вина – разное на разных этапах: когда мы поднялись, когда спустились в Катманду, когда вернулись в Киев.

Ценность того, что мы сделали, поняли только тогда, когда вернулись домой и рассказали друзьям. Они были под таким впечатлением! Мы не до конца понимали весь «подвиг». Только когда увидели этот нескончаемый поток восторга от друзей, то начали понимать масштабы того, что мы сделали. 

Я очень сильно страдала от горной болезни. Это будто у тебя микровзрыв в голове. Другим помогали таблетки, мне ничего не помогало. Потом у кого-то оказались препараты из Германии, и мне стало чуть легче. 

Но я считаю, что все складывается так, как мне нужно, и как я этого заслуживаю. У меня была мысль, что если бы я заранее знала, я бы не пошла. Но я всегда по жизни иду по вызову.

Сложно не только из-за горной болезни, но и физически, и эмоционально (рядом незнакомые тебе люди, с которыми нужно находить общий язык), и в бытовом плане (условия не 5-звездочных отелей). 

Кроме физических трудностей наступает момент, когда ты борешься морально. 

Еще один сложный момент – я до истерики боюсь высоты. Настолько сильно, что в городе не могу даже пройти мост. В первый день трекинга мы попадаем на веревочный мост через ущелье. Он шатается, на тросах. Я понимала, что либо я через него иду, либо мое путешествие заканчивается. Меня переводил Володя: он шел впереди, я с закрытыми глазами держалась за его рюкзак и шла с ним нога в ногу. 

Спустя пару дней этих мостов было пять. Я уже шла в открытыми глазами, и это была победа. Я переборола страх, который был со мной всю жизнь.

После возвращения надо неделю ни с кем не общаться. Ты настолько морально истощенный, что нужно остаться наедине со своими впечатлениями. Я думала, это усталость, но это было наполнение и переоценка ценностей.

Изменился вектор ценностей. В Непале люди гораздо счастливее без денег, чем европейцы, которые живут в достатке. Я показала ребенку мандарин, у нее был такой восторг! Я поняла, что счастье – в себе, а не в материальных ценностях. 

А еще пришло осознание, что физически я могу гораздо больше, чем думала. Раньше мне казалось, что я в спортзале на определенном этапе умираю, а на самом деле только начинаю жить! В горах мы «умирали» сто раз и не умерли. Мне открылись физические возможности своего тела, и я очень удивилась, что может человек.

Тогда я сильно задумалась над тем, что если люди будут использовать свою огромную физическую силу в плохих целях, это будет катастрофа. Я даже сделала пост с призывом направлять всем скрытую энергию только в любовь, потому что она спасет мир. Если мы, обладая такой энергией, будем направлять ее во что-то плохое, это крах человечества.

Для меня горы Непала – это любовь во всем. Местные жители очень любят свое место, они сортируют мусор. Прямо в горах прессуют пластик и спускают вниз.

Когда я оказалась впервые в Катманду, мне он показался огромным муравейником, мне было жалко детей: я хотела их всех спасти. После трека к базовому лагерю Эвереста посмотрела на Катманду другими глазами. Мы открыли для себя этих людей, их религию, образ жизни. Сначала ты хочешь их спасти, а потом тебе хочется у них поучиться.

Кстати, я боялась, что на мне, как на туристе, захотят заработать и обмануть. Однако непальцы оказались очень искренние. Они переживают за тебя, понимают, что ты находишься в условиях нестандартной нагрузки, и идут к тебе с помощью. 

Когда мы шли в горах, гид пел нам песни, чтобы нас морально поддержать. У нас уже начиналось кислородное голодание, а он бегал и подбадривал нас.

Самый счастливый момент – это когда ребята поднялись на самую вершину трека – 5650 м (я не пошла, осталась на 5150) и отсняли мне видео! Там они передавали мне привет и кричали «Ксюша, это для тебя!». Это была такая радость за них, что они смогли, и они счастливы! 

 

 

Мы в Facebook