WoMo-портрет: Антонина Головко

Об отцовском декрете, украинской моде и принципах демократии и патриархата в семье

Антонина Головко, операционный директор проекта modateka NAMES’UA, начальник отдела развития KarKatFashion, мама двоих детей: Лиза (5 лет) и Тихон (2,5 года), рассказывает, чем полезен опыт отцовского декрета, как менялся подход к украинской моде, и в чем заключается главная задача родителей в воспитании детей.

О детстве и выборе профессионального пути

Я с самого начала понимала, чем я хочу заниматься, так как у меня в семье были свои предпосылки. Бабушка, например, строила Дарницкий шелковый комбинат. Она там проработала 50 лет, занималась производством ткани. Отец мой в свое время создал ткань для галантерейного рынка, занимался производством сумок, товарами для спорта, делал коллекции для тенниса, хоккея, горных лыж на основе собственной ткани. А мама меня с детства научила шить. Поэтому, когда я выбирала будущую  профессию, я понимала, что хочу работать в легкой промышленности.
В процессе обучения в Киевском университете технологии и дизайна сформировались какие-то видения. На третьем курсе меня пригласили работать дизайнером  на Броварской трикотажной фабрике. Проработав там год, я сама могла лекции читать. На четвертом курсе я начала работать в Студенческом доме моделей, а спустя год стала его директором. Дальше была компания YAROSLAF.Fashion, где я была креативным директором, мы создавали промышленные коллекции с молодыми дизайнерами. Все шло к тому, что нужно было делать свою розницу, но в тот момент в украинский продукт в таком масштабе не верили.

UN4B2950

В 2005 году на Ukrainian Fashion Week я познакомилась с учредителем компании «Империя меха», которая на тот момент произвела линию меховых изделий по эскизам украинских дизайнеров. Совместно была создана уникальная на тот момент компания полного цикла от проектирования, производства двух линий дизайнерской одежды (Z-zalevskiy, OLENA DATS Gallery, Folk By OLESYA TELIZHENKO, OIGA by Olga Gromova, HighDesignGroup) до продажи оптом и развития собственной розничной сети. Мы назывались «Модный квартал». Я получила второе образование магистра по специализации «Маркетинг легкой промышленности» в нашем Киевском национальном институте технологии и дизайна, готова была идти дальше преподавать, предложила курс «Бизнес в индустрия моды», но мне опять сказали, что я не вовремя пришла.

В 2011 году я пришла к инвестору с предложением перейти из формата мультибренд в мономарку, так как в сети магазинов наша марка HignDesignGroup продавалась на 80% от общего оборота. Но у него было свое видение, а я на тот год ушла в декрет. Уже с месяца дочь была со мной на работе, пока не продали компанию.

О декрете, бизнес-материнстве и чувстве вины        

Хотелось ли мне полностью переключиться на материнство? Если скажу, что не хотелось, то это как-то предательски звучит по отношению к ребенку. У меня было свое видение в воспитании. Я знала: если я загрузну в пеленках, то я не буду интересна своему ребенку в будущем. У меня было четкое понимание, что я хочу кормить ребенка грудью. Это для меня был приоритетно. Муж мне привозил ребенка, я кормила его, отвозил его обратно.  Практически с дочкой все время был папа, у него было больше возможности. И это прекрасный опыт, который рекомендую всем женщинам. Побыв в декрете, мужчины намного лучше понимают смысл фразы о том, что с ребенком сидеть сложнее, чем ходить на работу.

1

В 2013 году родился второй ребенок — cын Тихон. После переворота вся страна была в шоке, и я не понимала, что будет дальше. Все остановилось. Было очень тяжело, этот период как раз стал адаптационным для детей. Разница-то у них небольшая в возрасте, так что проблема ревности нам знакома. Но Лиза у меня сознательная девочка. В два с половиной года она уже алфавит знала, ездила со мной по делам. Конечно, с появлением младшего сына она плакала: «Положи его, ты должна меня сейчас кормить. Пусть орет». Она пыталась установить свои правила, приходилось говорить, объяснять. Я продолжала работать в формате быстрых проектов, занималась консультациями, писала аналитику рынка для московского издания PROFASHION, которые хотели сделать в Украине представительство своего журнала.

В мае 2015 году мне позвонил Леша Залевский: «Слушай, там опять хотят делать какой-то магазин украинских дизайнеров». Мне рассказали, что компания Arricano хочет создать уникальный бренд  своей сети  торговых центров. Я поверила, что это может реализоваться, так как собралась очень сильная команда специалистов с опытом работы в разных сегментах Fashion Retail. В июне прошли переговоры, а в октябре NAMES`UA открыл двери для своих покупателей. Мы стартанули с 46 брендами, а сейчас у нас уже более 60 марок. Мы очень избирательно подходим к формированию ассортимента по трем ценовым сегментам: «масс-маркет», «средний», «премиум».

UN4B2867

О стиле менеджмента и семье

Менеджмент я оставляю для работы, а в семье никакого руководства. Я — глубоко верующий человек. Батюшка когда-то меня осадил с моим внутренним эго и стремлением руководить. Он мне четко сказал, что в семье главный —  мужчина. У нас в семье патриархат. И мне так комфортно, дома я стараюсь быть немного другой. А свой опыт управления применяю в организации семейных праздников. В семье должны быть традиции, так, например, на Рождество собирается вся семья, если едем в отпуск, то везем с собой «паровозик» — братьев, сестер, чтобы все отдохнули хорошо.

О принципах воспитания детей

У нас в семье полная демократия. Это основной принцип. Каждый живет так, как ему нравится, не мешая при этом другим. Желание «быть в семье» должно быть природным, а не принудительным. Мне многие говорят, что это не правильно. Мы с мужем не проводим ни одни выходные друг без друга. Точно так же мы воспитываем детей. Мы не ущемляем их желания, не навязываем свое видение. Если мы решили заниматься вокалом, значит мы будем заниматься вокалом до того момента, пока ребенок не скажет, что ему это не интересно. Я, например, считаю, что девочке полезно заниматься художественной гимнастикой – этот спорт способствует формированию фигуры, осанки, предотвращает многие проблемы ортопедии. Я начала готовить дочь в 4 года: показывала видео с фестивалей, а она начала кувыркаться, делать шпагат, поэтому тренировки органично вплелись в этот процесс.  Пока мы ходим в профессиональную спортивную школу, а дальше посмотрим, как она будет реагировать, насколько справится с нагрузками и соревновательным духом. Будем заниматься до того момента, пока у дочери будет желание.

2

Тихону пока только 2,5 года. Он совсем другой по темпераменту. Дочь как девочка больше интересующаяся, а сын как мальчик более увлекающийся. Если Лиза в 2,5 года открывала и читала сказку наизусть, то ему все равно, где какая буква, где какая цифра. Но зато он четко знает, как устроена машина и где какие колеса.

Что касается религиозного воспитания, в первую очередь нужно понимать, что есть люди верующие, а есть православные.  У нас православная семья. По воскресеньям мы ходим в церковь, я объясняю детям – что так они проявляют свою благодарность Богу за то, что у них есть. А ребенок сам делает выводы: хочет — идет, а хочет — нет.

Портрет 2016

О балансе

«Мы не напрягаемся», — этот принцип выработался в осознанном материнстве, все должно приносить удовольствие и быть направленным к твоим внутренним целям. Меняются приоритеты. Работа у тебя становится материальным покрытием потребностей для приобретения внутренней свободы и одновременно социальным достижением — важно быть полезной, делать значимые для твоего времени вещи. Я помню 2006-2010 годы… У тебя там полный цикл производства, включая розницу, — и ты с этим засыпал и просыпался. Сейчас же я научилась переключаться: в 9.00 я на работе, а в 18.00 — я дома. Я стараюсь всю работу закончить хотя бы в голове.

О том, чему учат дети

Дети учат терпению. Они структурировали наше сознание, наш образ мышления. Ведь та ответственность, которую ты несешь за свои поступки, действия, взгляды, — все это влияет на формирование мировоззрения твоего ребенка.

3

О том, чему нужно научить ребенка

Ребенка нужно научить быть счастливым, понимать, что важно, а что – нет, что ты должен делать как человек и от чего получать удовольствие. Я не могу дать универсального рецепта, как мы этому учим своих детей. Все как-то интуитивно происходит:  когда ты собственным примером показываешь ребенку — он лучше воспринимает.

Еще мы учим детей правильному отношению к потребительству. У наших детей сейчас есть все, а вот я начала зарабатывать деньги в 16 лет, так как родители не могли мне выделить средств. Мой муж, покупая очередную игрушку, так и говорит: «Да, если бы в мое детство были у меня такие игрушки, я бы вырос другим человеком». Главное — помнить, что дети — это продолжение рода, а не реализация твоих каких-то упущенных возможностей. Так что моя задача — рассмотреть их таланты, их возможности, их желания. И дать им всевозможные инструменты для того, чтобы они поборолись за свою мечту.

Беседовала Татьяна Касьян. Фото из личного архива Антонины Головко

— Читайте также: WoMo-портрет: Яна Миненко

Мы в Facebook