WoMo-портрет: Инна Совсун

О подходе к воспитанию ребенка, эталонной системе образования, гендерных стереотипах, а также о непростом выборе между архитектурой и астрофизикой

инна совсун

Инна Совсун, заместитель министра образования и науки Украины, мама сына Мартына (3 года), эксклюзивно для WoMo рассказывает о главном принципе воспитании ребенка, с какими стереотипами ей приходится сталкиваться в работе и нападками в СМИ и почему работа в Министерстве ей напоминает американский сериал.

О сыне

Моего сына зовут Мартын, ему 3 года и 5 месяцев. Сначала мы хотели назвать его Марк, но за месяц до родов я услышала от нескольких разных знакомых, что они назвали детей Марком. Я подумала, что имя становится слишком популярным, мы начали с мужем искать другие варианты и нашли. Мартын – ребенок, который знает, чего хочет, и очень твердо на этом стоит.

О декрете

Мартын родился в 6 утра во вторник, а в том году по расписанию у меня как раз по вторникам были пары в Киево-Могилянской академии. Сразу после рождения ребенка муж шутил, что я на 10 еще на пару успею. Но в тот день я не пошла, а вот спустя неделю — да. Няни у нас не было и нет. Мы с мужем дежурили: кто-то бежал на работу, кто-то оставался с ребенком. И мама часто приезжала. Когда меня назначили на должность заместителя министра, то мама приехала надолго. Сейчас Мартын уже ходит в садик, но когда нужно, то мама всегда может с ним посидеть, особенно после того, как родители переехали в Киевскую область.

12787078_10156651339165341_1517265381_o

О принципах воспитания ребенка

Не нужно строить какие-то схемы у себя в голове. Важно смотреть на то, какой ребенок, что ему подходит, и, исходя из этого, делать так, как лучше для него. Например, я не планировала отдавать ребенка на занятия спортом очень рано, но сейчас мы видим, что у него очень много сил и энергии, и решили отдать его на занятия спортом. И не стоит впадать в отчаяние от того, что какая-то общепризнанная модель воспитания не работает. Ведь все дети разные, у них разные интересы, поэтому нужно внимательно смотреть, что ребенку интересно, к чему есть способности и максимально способствовать их развитию.

У нас с мужем идет страстная дискуссия на счет того, кем он должен стать, когда вырастет. Мне, например, хочется, чтобы мой сын был архитектором и смог получить соответствующее хорошее образование у нас в стране. Муж настаивает на профессии астрофизика. Но, конечно, это очень абстрактная и полушутливая дискуссия — мы не будем идти наперекор желаниям сына. Ни мои родители, ни родители мужа не навязывали нам, где учиться. К чему есть способности, то и надо развивать.

О том, чему нужно научить ребенка

Для меня очень важны такие моральные категории, как честность, чувство справедливости. Если говорить о каких-то конкретных навыках, то ребенка нужно научить работать и достигать своей цели. Ему следует объяснить, что если что-то не получается, то это не повод все бросать, нужно просто немного больше поработать. Также ребенка нужно научить умению отстаивать свою позицию и готовности держать удар.

12822688_10156651339140341_644854533_o

Типичный рабочий день

Будильник у меня стоит на 6.30, но до 7.00 я пытаюсь придумать причину, почему мне не нужно вставать. Потом я быстро собираюсь, бужу мужа и сына. Отвожу Мартына в садик и пытаюсь попасть до пробок в Министерство. Приезжаю сюда – и тут начинают происходить невероятные вещи. Если вы смотрели американский сериал The West Wing, то вы поймете меня. Там есть прекрасная сцена, где руководитель одного из департаментов проводит лекцию для студентов, о том как работать в Белом доме: «Ну, в 8.30 мы собираемся, планируем день, кто что должен сделать, и примерно в 9.15 все летит в тартарары». Так и здесь, очень сложно планировать свое время.

О work/life балансе

Сначала я пыталась брать работу домой, что-то дочитывать, дописывать, но очень быстро поняла, что лучше остаться подольше на работе, а ехать домой с чистой совестью. Я приняла для себя решение работать нон-стоп в Министерстве, поэтому я никогда не успеваю завтракать и почти никогда не обедаю. Лучше в это время поработать, чтобы попытаться пораньше попасть домой. Это плохо, я знаю, но иначе — это час, отнятый у моей семьи.

О досуге

У меня нет какого-то определенного хобби. Напряженная работа, преподавание по субботам, семья с маленьким ребенком — времени для хобби совсем не остается. Ну пожалуй главное хобби — это книги, я и муж много читаем. Из художественной литературы больше всего люблю книги Хулио Кортасара, его книги я перечитывала несколько раз. Хотя обычно я читаю не художественную литературу, а non-fiction — книги по образовательной политике, что-то для преподавания. Вот сейчас я читаю «The Race Between Еducation and Technology». Отдельная тема, которая меня давно интересует — урбанистика и застройка современных городов. Недавно прочла биографию Джейн Джейкобс, автора известной книги «Жизнь и смерть американских городов».

12790106_10156651338755341_1495058324_o

О стереотипах

Чаще всего я сталкиваюсь со стереотипами касательно моего возраста. Мне ведь было 29 лет, когда меня назначили, у меня нет научной степени, потому что я никак не могу дописать диссертацию, и конечно не могу это сделать сейчас. Проблема дискриминации на должностях определенно есть. Если бы вы собрали Кабинет Министров из первых заместителей, то половина из них были бы женщины. Я также часто замечаю, что если мужчины могут себе позволить выражать свою точку зрения, не будучи экспертом в этой области, то женщины берут слово, только если достоверно знают тему.

О способах борьбы с негативом в СМИ

На самом деле, когда я знаю, что проштрафилась по работе, я готова это признать. Но другое дело, когда это чернуха и заказуха. Тогда мне значительно сложнее реагировать. Например, недавно появилась статья, где писали, что я — якобы любовница Министра. Почему я должна с этим сталкиваться? Я очень стараюсь не реагировать на клевету, хотя это сложно. Я делаю 10 глубоких вдохов, и концентрируюсь на реальной работе — это помогает.

12809934_10156651339145341_1262204736_o

О необоснованных претензиях к работе Министерства

Мне постоянно пишут жалобы на учителей. Люди не всегда понимают, что у заместителя Министра есть свои обязательства. Моя зона ответственности – это высшее образование, а не школы. В высшем образовании есть результаты, хотя это сложно. Меня спрашивают, в чем же проблема? Мой ответ – люди ожидают изменения, но часто забывают, что на них нужно время. Принцип подхода к формированию новой полиции не работает с профессором физики. Тут трех месяцев тренировок недостаточно. Изменения происходят каждый день, но часто люди вне министерства их не замечают.

Еще одна из основных проблем образовательной сферы – инертность. Люди хотят, чтобы что-то изменилось, но не быть участниками этих изменений. Причем объяснения того, почему нельзя ничего менять — бывают очень неожиданными. Самое странное, что я слышала от  преподавателей университетов это идею, что если все выучат английский язык, то уедут заграницу, поэтому нельзя требовать от преподавателей знания английского языка. Да, у  нас правда есть проблема с миграцией лучших умов за рубеж, но ее нельзя решить, не изучая язык. Единственный способ борьбы з утечкой мозгов — строить европейское общество тут, в Украине.

О плюсах и минусах украинской системы образования

У нас практически не бывает случаев, когда люди не заканчивают школы. Ведь это огромная социальная проблема во многих странах. У нас же все дети получают среднее образование, это достижение, которое мы не замечаем. А что касается недостатков, нам не хватает здоровой критики, которая приводит к изменениям, но зато достаточно критиканства, которое переходит на личности.

Об эталонной системе образования

Мне нравится финнская система. Мне импонирует то, что они построили ее не принудительным путем, а путем правильной мотивации. У них наименьший разрыв в показателях образованности между городскими и сельскими школами. Они очень много внимания уделяют тому, чтобы все дети, не зависимо от их места пребывания и возможностей семьи, могли получить хорошее образование. Априори успешной системой образования является та, при которой родителям не приходится выбирать между школами, а они идут в ближайшую, потому что она все равно хорошая. У нас же дети в очень маленьком возрасте оказываются в положении, когда их будущее зависит от уровня дохода родителей. Такого не должно быть.

12787035_10156651339440341_164150536_o

О том, какие предметы пригодятся школьнику через 5 лет

На самом деле, набор базовых знаний не очень меняется. Математика, физика, литература, история — это всегда будет актуальной, гуманитарные науки. То, что становится актуальным сейчас и будет таким же актуальным лет через 5 – основы программирования, английский язык и умение работать с технологиями.

А что касается навыков, — критическое мышление. Я своим студентам говорю: «Не верьте всему, что я говорю на парах, сомневайтесь, отучайтесь от привычки всему верить». Учителя этому не учат, увы. У нас не поощряют инакомыслие и выражение альтернативной точки зрения. А ведь очень важно, чтобы учителя перестали преподавать сухо и неинтересно, использовать новые технологии в обучении. Ведь современные дети — они растут з разными гаджетами в руках, это факт, который нельзя игнорировать. Наоборот, его нужно использовать для улучшения качества обучения. Например, есть такой американский документальный сериал American Еxperience. В каждой серии рассказывают о разных аспектах истории США. Я вот недавно смотрела серию о Силиконовой долине — очень увлекательно. И я уверена, что если бы был такой же интересный сериал об украинской истории, это бы дало возможность значительно больше заинтересовать детей историей, чем простое чтение учебников. Ведь дети, которые рождаются сегодня, не будут воспринимать те методы, которыми пользовались 40 лет назад. Если ребенку не интересно учиться, — это проблема школы в первую очередь. Но не только школы, роль родителей тоже очень важна — школе вряд ли удастся заставить ребенка читать, если дети не будут видеть, что их родители читают дома.

Беседовала Татьяна Касьян. Фото из личного архива Инны Совсун

- Читайте также: WoMo-портрет: Нина Матвиенко

Мы в Facebook