Фотопроект: Рак отменяется

Истории пяти девушек, которые знают о раке не понаслышке

Две недели назад мы познакомили вас с cancer survivor Инной Матюшенко. Несколько лет назад у Инны был обнаружен рак — лимфома Ходжкина. Годы лечения, химиотерапия, трансплантация костного мозга вернули Инне самое большое счастье — здоровье, а вместе с ним и возможность помогать другим девушкам, проходящим через подобный опыт. В их поддержку она запустила проект CANCERL: «В рамках него люди, которые проходят лечение или уже победили рак, получают позитивные эмоции, фото в необычных для них образах, а также делятся своей историей с миром». У каждой девушки, принявшей участие в проекте, своя история. Кто-то сейчас уже вышел в ремиссию, а есть и те, кто на пути к выздоровлению, и для того, чтобы навсегда попрощаться с болезнью, проходят сложное и дорогостоящее лечение, на которое приходится собирать деньги в социальных сетях. Сегодня они говорят о своей жизни «до» и «после».

Кристина

Рак молочной железы

Фото: Irina Klyuchnikova

Мне поставили диагноз рак молочной железы. И сейчас я хочу, чтобы все, кто боится идти с какими-то проблемами к врачам, задвинули свои страхи подальше и занимались своим здоровьем. Я после родов перестала кормить через полтора месяца. Во время кормления у меня была проблемная правая грудь, она была тверже и больше, и я думала, что молока прибывает больше. Через четыре месяца нащупала уплотнение и снова списала на резкую отмену кормления. В апреле решилась таки сделать УЗИ молочных желез — тогда ничего не нашли. Две недели спустя пошла повторно из-за болей в груди и выделений, и вот тогда нашли фиброаденомы и большое уплотнение почти на всю молочную железу. Меня направили на маммографию, и уж там онкологи мне и сказали: «У вас рак».

Я не поверила, ведь не было никаких предпосылок. Сделала маммографию, которая ничего точно не подтвердила, а вот уже биопсия показала две злокачественные опухоли и одно большое скопление кальцинатов. Дальше онкологический центр и заключение хирурга-онколога-маммолога: «Все очень серьезно, нужна операция, ампутация молочной железы». Мне поставили вторую стадию микрокарциномы с метастазами в лимфоузлы, рак третьей степени агрессивности и с быстрым делением клеток. Мне сделали радикальную мастэктомию с удалением всех лимфоузлов с правой стороны. Я уже прошла четыре курса самой токсичной красной химиотерапии и четыре курса химиотерапии паклитакселом. Сейчас меня ввели в состояние искусственного климакса, колоть уколы для остановки работы яичников мне предстоит еще два года. Также предстоит годовой курс уколов герцептина, без которых рак может вернуться в 80% случаев. Я прошла самые сложные этапы лечения,- это половина пути, о котором я рассказываю в своем блоге. Но, несмотря ни на что, я мечтаю выздороветь и родить дочурку. Я верю, что справлюсь. Нет! Я знаю, что справлюсь. А вас попрошу только одно, не затягивайте с проблемами со здоровьем… Лучше раньше выявить и начать лечение. Будьте здоровы.

Яна

Лимфома Ходжкина

 Фото: Irina Klyuchnikova

Это началось в августе 2014 года. У меня стали увеличиваться лимфоузлы на шее, я резко похудела, перестала есть, ужасно потела по ночам и температурила, но в больнице никто не знал, что со мной! 1 сентября был замечательный день. В этот день я пошла на УЗИ и, как сейчас помню, врач говорит, что у меня все органы в увеличенных лимфоузлах, а я не могла ничего ответить, просто молча смотрела в потолок. В онкодиспансере мне сделали биопсию и выяснили, что это рак — лимфома Ходжкина.

Долгое время я вообще не могла понять, что со мной происходит. Всегда беды обходили стороной, а тут такое… Мне сделали восемь химий, потом лучи. А затем случился рецидив. Меня направили в Киев, в Институт рака. В столице я прошла еще 10 химий, после вошла в ремиссию, и меня направили на аутотрансплантацию костного мозга, но из-за проблем с печенью пришлось уехать домой. Пока я лечилась дома, у меня случился второй рецидив. Теперь мне капают безумно дорогой Адцетрис.

Я долго задавала себе вопросы: за что и почему? Но не находила ответов! Я просто поняла, что надо жить и наслаждаться жизнью, несмотря ни на что! Трудно, конечно, но ничего, я все смогу! За два с половиной года я осталась без друзей, но я обрела что-то важнее… Я поняла, что семья — самое главное в жизни, что это те люди, которые по-настоящему переживают. Без них я бы не смогла столько пройти, они мне придают силы бороться. Ради них я все это делаю!

Анастасия

Лимфома Ходжкина, на данный момент проходит высокодозовую химиотерапию и аутотрансплантацию костного мозга

Фото: Jannet Pravdyuk

Все началось в 2010 году, мне только исполнилось 20 лет. У меня было много планов, учеба на заочном, хорошая интересная работа, рядом любимый человек, но однажды я случайно нащупала на шее какой-то шарик. Почти сразу в поликлинике меня направили в онкологию, там уже назначили биопсию и сказали предположительный диагноз. Повезло, что долго не пришлось выяснять, что это, как часто бывает; биопсия подтвердила — Лимфома Ходжкина (злокачественное заболевание лимфоидной ткани). Назначили четыре курса химиотерапии и лучевую терапию, последнюю прошла не до конца, было тяжело и состояние сильно ухудшилось. Но образования, которые были на шее, ушли, и я не чувствовала ничего плохого, казалось, больше ничего нет.

Я была очень уже измотана лечением и отказалась от еще пары курсов химии. На тот момент мне никто не рассказывал, что такое рецидив и что он за собой влечет. Мне с первого дня верилось, что это все не серьезно и ни о какой смерти я не думала, это мне помогало не унывать, но и в тоже время сыграло злую шутку. Прошло пару лет, чувствовала я себя хорошо, с любимым мужчиной сыграли свадьбу и планировали завести деток. Вскоре после свадьбы я забеременела, беременность проходила отлично, роды тоже, хотя все врачи были напуганы моим диагнозом. Но я была в полной уверенности, что все будет хорошо. Так и было: малыш здоровый, я счастливая. Единственное, что мне рекомендовали — не кормить грудью, так как на фоне сильных гормональных изменениях при беременности организм ослабевает и провоцирует возврат болезни, в этом я их послушала.

Вскоре, когда сыну исполнился годик, я стала кашлять. Это продолжалось примерно полтора года, — кашель становился то сильнее, то ослабевал, и потом снова на теле стали появляться ощутимые лимфоузлы, на которые уже я не могла закрывать глаза. Я знала, что это снова рак, и понимала, что теперь у меня есть сын. Осознание всего стало совсем другим, я уже не могла махнуть на себя рукой, больше всего на свете мне хотелось видеть, как он растет и растет с мамой! И так я снова оказалась в онкологии. Я узнала, что такое рецидив и что в таких случаях нужно делать пересадку костного мозга. Уже год я прохожу лечение, на данный момент сделала восемь курсов химиотерапии, результаты очень хорошие, для того чтобы сделать пересадку костного мозга. Эта операция даст мне шанс на полное выздоровление.

Весь путь лечения со мной был любимый муж, который поддерживал, не давал унывать, грустить, и мой сыночек — мой стимул, мое солнышко. Я знаю, что все будет хорошо, это мне дает огромную надежду, ведь еще так много хочется всего сделать. Мой совет тем, кто находится на лечении, не грустите, ищите то, что нравится, не закрывайтесь дома, встречайтесь с близкими и друзьями, отмечайте праздники. А близким и друзьям заболевших я хочу сказать: будьте рядом, не забывайте, отвлекайте и настраивайте своих любимых на позитив. Рак — это не приговор, это шанс остановиться, задуматься и пересмотреть свою жизнь и свои приоритеты!

Лорина

Готовится к аутотрансплантации костного мозга

Фото: Irina Klyuchnikova

Услышать слово «рецидив» намного страшнее, чем «рак», особенно через месяц после окончания лечения. Ведь я была на 100% уверена, что все закончилось. Крах планов, финансовый кризис и отчаяние в глазах близких (как так, все же было хорошо!) поселили в моей душе сомнения. И впервые проскользнула мысль: «А, может, ну его, лечение». Подойдя к зеркалу и осмотрев увеличенный лимфоузел, я высказала все, что о нем думаю: «Ну вот, приехали, я разговариваю с лимфоузлом». Хотите верьте, хотите нет, но в этот момент по радио звучал припев песни Тины Кароль «Сдаться ты всегда успеешь…»

Расценив это как знак свыше, я подумала, что так не должно быть, чтобы какая-то маленькая «редиска» управляла моей жизнью. А встретив таких замечательных, полных энергии и позитивных эмоций девчонок в проекте Cancel, я почувствовала силу. Силу идти дальше. Один хороший человек сказал: «Уныние убивает нашу душу быстрее, чем и помогает раку добить тело». И потому себе я говорю одну лишь фразу: «Не ной!».

Александра

В ремиссии, лимфома Ходжкина

Фото: Irina Klyuchnikova

2016-й год я прочувствовала как никто другой. Действительно високосный. Как раз 31 декабря мне поставили предварительный диагноз, который позже подтвердился — лимфома Ходжкина. Мне сказали кратко: «Вам осталось полтора года». До этого я не знала, что такое операции и капельницы, я не знала, что можно жить без волос, я не знала, что есть шанс не проснуться…

Но я нашла в себе силу, которая может двигать стены, преодолевать расстояния, не замечать боль, заставлять кровь гнать лекарство быстрее, вынуждать людей не жалеть, а радоваться за меня. Именно благодаря этой силе я сейчас полностью здорова и смотрю на болезнь как на испытание, которое должна была пройти именно я, ведь на все есть причина. В любой ситуации есть выход, есть скрытый ресурс, который ждет, что вот-вот вы им воспользуетесь и покажете, кто вы на самом деле, покажете, что вы гораздо сильнее и целеустремленней, чем видят вас другие, да и вы сами. У жизни для любой ситуации заготовлен ответ, ваш — прячется где-то внутри.

— Читайте также: Фотопроект: В память о потерянных детях

Мы в Facebook