Генетика будущего: Так ли страшны ГМО и стволовые клетки?

Объясняет профессор Анна Ельская

Работа с геномом человека, стволовыми клетками, создание ГМО вызывают яростные споры в обществе. Насколько этично клонирование? Опасны ли генетически модифицированные организмы? На эти темы высказываются представители самых разных сфер, а у самих ученых, которые занимаются непосредственно генетикой, свой взгляд на развитие этих направлений. Об этом рассказывает академик НАН Украины, директор Института молекулярной биологии и генетики, профессор Анна Ельская.

О ДНК-тестах

На протяжении многих лет наш институт занимается проблемой ДНК-тестирования наследственных заболеваний. Мы разработали ДНК-тест системы для самых различных генетических заболеваний, которые можно применять – у родителей, которые собираются завести ребенка, во время беременности, так и после рождения ребенка. В Украине пока мало занимаются системами генов, которые отвечают за предрасположенность к серьезным заболеваниям – рак, диабет, сердечно-сосудистые болезни и т.д. За рубежом это направление интенсивно развивается, делаются генетические паспорта для людей. Мы сами по заказу ДНК-тесты не проводим, так как не являемся клинической лабораторией с соответствующей сертификацией. Но мы передаем наши технологии различным генетическим центрам, клиникам, и если человек к нам обратится, то можем посоветовать, где это можно сделать.

Об антибиотиках

Беспорядочное использование антибиотиков привело к тому, что у людей вырабатывается резистентность к той или иной их группе. Прежде всего, антибиотик нужно использовать в правильных количествах и на протяжении нужного времени и если вы этого не делаете, то может выработаться к нему устойчивость. С другой стороны, развиваются резистентные штаммы болезнетворных микроорганизмов, например, возбудителей туберкулеза, и в этом отношении мы разрабатываем методику быстрого их определения – сейчас это занимает несколько дней, а бывают очень тяжелые случаи, когда нужно быстро принимать решение. Уже есть определенные успехи, и будь у нас финансирование, мы могли бы выпустить диагностический прибор.

О ГМО

Лично я думаю, что негативные отзывы о ГМО – это страшилки. Реальное их действие могут показать только длительные исследования и эксперименты. Я как-то слушала доклад об экспериментах с генномодифицированной соей, которую давали животным, и она якобы плохо влияла на некоторые функции. Но, с моей точки зрения, этот эксперимент был настолько некорректно поставлен и некорректно интерпретирован, что трудно из него извлечь реальные результаты и сделать обоснованный вывод. Я не знаю пока четко зафиксированных примеров заметного ухудшения здоровья или возникновения болезней, которые были бы непосредственно связаны с генномодифицированными организмами. А с другой стороны, интерферон, который есть у нас в аптеках, получают как раз с использованием таких организмов, и мы его спокойно покупаем и пьем. В наших некоторых институтах работают над идеей получения вакцины в растениях. Например, вы едите морковку и одновременно вакцинируетесь. Звучит как фантастика, но работы по созданию съедобных вакцин активно проводятся во всем мире. Однозначно сказать, что ГМО вредны нельзя. А запрещать их изучение и использование, как это делается у нас в стране, глупо. Просто надо маркировать продукты с ГМО.

Генная инженерия и стволовые клетки – еще одни страшилки для нашего общества, но это очень перспективные направления науки и медицины, так называемой биомедицины. У нас в институте занимаются тем, чтобы получить, оттестировать и проверить стволовые клетки – с ними нужно корректно работать. Известно, что можно и самыми безобидными вещами навредить гораздо больше, чем опасными, если работаешь с ними грамотно. Думаю, за рекомбинантными препаратами, генной терапией, терапией стволовыми клетками – будущее медицины, но это отдельный серьезный разговор.

О прикладном значении фундаментальной науки

В нашем институте получен целый ряд результатов фундаментальных работ, которые уже имеют прикладное значение и внедряются, хотя с огромным трудом. Так, на днях на заседании научно-технического совета МОН был одобрен отчет по государственному заказу, посвященный точной диагностике различных онкогематологических заболеваний. Проект был выполнен в основном в Институте онкологии имени Кавецкого, но его важную молекулярно-генетическую часть осуществили в нашем институте. Это комплексная диагностика различных видов лейкозов и других заболеваний крови, правильная диагностика которых очень важна для последующего лечения. Например, при диагнозе «острый лейкоз» проводится массивная химиотерапия, которая тяжело переносится больными и чревата тяжелыми побочными эффектами. Предложенный алгоритм диагностики уже позволил вовремя диагностировать у человека другое заболевание, лечение которого и прогноз существенно отличаются. Разработанный протокол проведения комплексной диагностики уже внедрен в восьми клинических учреждениях Украины и, надеюсь, найдет применение по всей стране.

Также одобрена работа нашего института по созданию биосенсора для одновременного определения мочевины и креатинина в крови и диализате , например, при работе искусственной почки. Это имеет большое значение при проведении гемодиалиаза, так как эти показатели все время нужно контролировать. Методики есть, но они медленные и достаточно дорогостоящие. А наш метод позволяет, сидя прямо у постели больного, во время гемодиализа определять эти очень важные показатели.

Об идеальном человеке

Думаю, если ученые создадут идеальный геном и идеального человека, то это будет страшно. Людям нужны недостатки, они придают своеобразие. Слава богу, до этого далеко как до солнца.

Наше задание – знать, где происходят нарушения в клетке, и стремиться их исправлять, даже на уровне эмбриона. Недавно в Украине родился ребенок от троих родителей – для этого используется цитоплазма женщины-донора и ядра двух родителей либо оплодотворенная яйцеклетка генетической матери. Часто генетические заболевания связаны с митохондриями в цитоплазме, и если вы берете здоровую цитоплазму и помещаете туда ядра, то вредные митохондриальные гены родителей уже не влияют на развитие ребенка. Первый такой ребенок был рожден в Мексике, второй – в Украине, но саму процедуру проводили в Великобритании. Во всем мире интенсивно работают ученые, которые стремятся исправлять генетические поломки как на уровне эмбриона, так и после рождения. В это я верю, думаю, что здесь будет достигнут большой прогресс, потому что уже разработаны очень интересные подходы к «поломанному» гену, решается вопрос, как внедриться непосредственно в область расположения этой «поломки» и точечно вставить необходимый кусочек гена.

Фото: Джаред Тайлер

— Читайте также: Присцилла Чан: «Будущее, которое мы видим для наших детей, возможно»

Мы в Facebook