Мать изобретений: Мэй Маск о воспитании предпринимателей

По принципу невмешательства

Как воспитать успешных детей? Возможно, единого рецепта нет, однако к рекомендациям Мэй Маск, матери изобретателя Илона, предпринимателя и ресторатора Кимбала и кинорежиссерки Тоски Маск, стоит прислушаться.

Мэй Маск, диетологу и востребованной модели, — 69 лет. Но, в отличии от многих других женщин ее поколения, материнство не стало определяющим ее личность и судьбу фактором. Более того, на фоне современной тенденции уплотнения и укорачивания связей детей и родителей, Мэй, кажется, ценит независимость — собственную и своих отпрысков.

Начало

Детство Мэй не было стандартно американским. Она провела его в Южной Африке, где жить было нелегко. Родители ее не были богатыми людьми, но она до сих пор вспоминает сад у дома, где росли персики, сливы, апельсины и лимоны. В школе Мэй была «гением точных наук» — ее просили объяснять математику в старшеклассникам. Моделью Мэй стала уже в 15 лет, но решила, что ей нужна и «настоящая» профессия, поэтому она изучала нутрициологию, и в 21 год у нее уже была своя практика. Через год, в 1970-ом, она вышла замуж за инженера Эррола Маска и 9 месяцев спустя родился Илон, еще через год — Кимбал, а вскоре — Тоска. Брак Мэй продлился 9 лет. После чего начались долгие и трудные будни одинокой матери. Семья многого не могла себе позволить, даже таких простых вещей, как обед в ресторане или поход в кино. Мэй продолжала работать моделью и диетологом, сама ухаживала за детьми. Дети росли вежливыми, ведь, как шутит Мэй, у них не было других вариантов: «Я не могла позволить, чтобы они выросли хамами, это было бы вне моих возможностей».

Принципы воспитания

В отличии от сегодняшних гиперопекающих матерей, Мэй не кружила над детьми, не расписывала по минутам их жизни, не проверяла домашнее задание. Дети даже научились подделывать ее подпись в дневниках. «Я не вмешивалась в их жизни. У меня просто не было на это времени», — вспоминает Мэй. Все дети помогали ей в ведении бизнеса: напоминали о важных письмах и отвечали на телефонные звонки. Тоска вспоминает: «Это очень помогло нам развить чувство независимости и привило рабочую этику». В определенный момент своей подростковой жизни ребята выбрали жить с отцом. Илон в последствии скажет, что жалеет о таком выборе. Отцовский стиль воспитания отличался от материнского — мальчики побывали с папой даже в нелегальном казино.

Так как детям разрешили исследовать мир, у них развились очень разные, но очень стойкие интересы: Илон уже в 12 лет продал свою первую программу, Кимбал увлекся кулинарией, а Тоска — кино. И, конечно, они много шалили. Строили и запускали дома «ракеты», что-то взрывали, так резво гоняли на велосипедах, что Кимбал на всей скорости въехал в забор из колючей проволоки. Однажды на Пасху они ходили поздно вечерам по домам соседей, продавая пасхальные яйца по невообразимой цене, Кимбал объяснял: «Покупая у нас, вы поддерживаете будущих капиталистов».

Все сначала

Когда Илону было 17 лет, он решил перебраться в Канаду. Мэй удалось сделать для него паспорт и собрать немного денег. Вскоре Тоска поехала в Торонто и вернулась в ЮАР в полном восторге от Канады, Мэй решила съездить и посмотреть, удастся ли ей записаться в университет. Когда Мэй вернулась, она узнала, что дочь уже договорилась о продаже их дома в ЮАР и всего, что в нем было. «Мне оставалось только поставить подпись. И я так и сделала. Мои дети, не смотря на молодость, умели принимать мудрые решения». Мэй, Тоска и Илон стали жить в Торонто, в дешевой съемной квартире. Денег было немного — в ЮАР такое финансовое законодательство, которое не позволяло им иметь полный доступ к деньгам от продажи дома. Кимбал через год закончил школу и присоединился к семье. Мэй получала высшее образование и начала строить свой бизнес диетолога — снова с нуля.

Когда дети разъехались, Мэй решила, что ее место — в быстром и полном возможностей Нью-Йорке. В 2000 году Кимбал, успешный предприниматель в сфере технологий, решил всерьез заняться кулинарией и тоже в Нью-Йорке. Но в одно сентябрьское утро два самолета разрушили башни-близнецы. и Кимбал стал волонтером — он готовил еду для спасателей. Он осознал, насколько еда может быть объединяющим началом для людей. В 2004-ом он открыл свой первый ресторан. Тем не менее, вскоре вся семья оказалась на другом побережье Америки: Илон и Тоска в Лос-Анджелесе, Кимбал — в Боулдере, штат Колорадо.

Путь семьи Маск очень типичен для США, куда часто едут смелые люди из «сложных» стран. И достигать высот им помогает простая мотивация — они не хотят возвращаться. Однако и воспитание, как видно на примере Масков, тоже играет немаловажную роль. Подход Мэй к своим детям повлиял на то, кем они стали. И этот подход очень отличается от общепринятой нормы: она дала детям невообразимую автономию, свободу рисковать, никак не вмешивалась в то, чем они занимаются, не решала за них, не навязывала интересов. Они принимали взрослые решения в очень юном возрасте, и, хотя, семья часто жила порознь, они сумели оставаться близкими друг другу.

По материалам 1843magazine.com

Фото: Morgan Rachel Levy

— Читайте также: От греха подальше: Почему я выбираю для ребенка светские ценности

Мы в Facebook