Морра Ааронс-Меле: «Я уволилась с девяти работ до своего 30-летия, и каждый день рыдала на полу в ванной»

Как построить карьеру, если вы - интроверт

Осознание, что вы занимаетесь не своим делом, приходит не сразу. Можно годами работать на одном месте или менять разные направления, коллективы и так и не найти ни свой искренний интерес, ни себя. У Морры Ааронс-Меле, основательницы диджитал-агентства Women Online и автора книги Hiding in the Bathroom: An Introvert’s Roadmap to Getting Out There, был такой опыт. Ей казалось, что она работает над мечтами и ожиданиями других людей, но ни как не своих. И она пришла к выводу, что ей нужно изменить свой рабочий день.

Я готовилась к своей речи на встрече выпускников в родной альма-матер, Университете Брауна, и нервничала просто невероятно. Потому что я должна была выступить перед 200 женщин и поделиться своей историей о том, как я стала счастливой в работе, осознав, что мое желание стать кем-то другим превращает меня в раздражительную и депрессивную женщину.

«Если вы знали меня в Брауне, то наверняка не ждали, что я буду открывать эту встречу сегодня. У меня есть это сомнительное качество — умение сочетать в себе женщину, готовую рисковать, с женщиной, которая постоянно борется с тревожностью и депрессией», — так я начала свое выступление. Но первое, о чем я им рассказала, это были панические атаки. Из-за них на втором курсе я неделю не могла встать с постели. Сначала я пряталась за дверью своей комнаты в общежитии, потом своей квартиры. Я искала места, где бы мне могло стать лучше, как Лондон, например, или далекая Африка. Я искала и другие способы излечения, некоторые из которых были выписаны по рецепту.

Мне как девушке безумно хотелось нравится и все делать правильно. Я чувствовала, что от меня этого ждут. Я была одним из тех детей, которые рыдали в детском лагере по ночам и не позволяли своей маме и сестре оставить их одних в первую ночь в колледже.

Благодаря своей амбициозности я хваталась за любую достойную работу и большую возможность, которую только находила. Но по мере своего продвижения по карьерной лестнице я продолжала быть жалкой. Работа не была сложной, но офисная политика, часы, настроение в коллективе противоречили моему темпераменту. И мне приходилось бороться с собой в битве, которая была заведомо проигрышной.

Я уволилась с 9 работ еще до своего 30-летия, и каждый день я рыдала на полу в ванной.

Я помню тот день, когда поняла, что то, кем я являюсь, и то, что я делаю, — абсолютно несовместимо.

Это было на моей последней корпоративной работе. Я поняла, что флуорисцентные лампы в том офисе вызывают у меня мигрень. И из-за того, что мне приходилось работать по 10 и больше часов под этими лампами, я никогда бы не стала счастливой.

— Читайте также: На грани: Как распознать профессиональное выгорание и выжить

Я поняла, что меня затянуло в этот круг достигательства, трудоголизма и попыток оправдать чужие ожидания, но точно не свои. Я поняла это, когда приняла, что мне нужна более спокойная жизнь, мне нужно пересмотреть свой подход к успеху и определить, какие инструменты мне для этого нужны. Став «менее успешной», я освободилась.

Рассказывая эту не совсем типичную историю женщины-лидера паре сотен людей на встрече выпускников, я в ужасе застыла, когда повисла тишина. Но мое выступление встретили овациями стоя.

В детстве меня всегда отправляли учиться в лучшие частные школы, меня растили с мыслью, что я должна постоянно достигать все новых и новых успехов. Те из нас, кто растет в такой «атмосфере ожиданий», знают, что мы стремимся достигать новые цели, чтобы заслужить какое-то поощрение или внимание, даже если понимаем, что все это ложные радости для нас. Мы проносим это желание быть замеченными и оцененными через все наше детство, подростковый возраст и жаждем этого, став взрослыми.

Я была, да и есть, очень целеустремленной. Но чем больше мы стремимся достичь, дабы заслужить одобрения и похвалы со стороны окружающих, тем дальше мы от своих истинных целей и… счастья. Недавнее исследование Университета Дьюка показало, что женщины, которые получили высшее образование в 1970-х, намного счастливее, чем те, кто оканчивают университеты сегодня. И, к тому же, более уверены в себе. Их меньше заботит то, что о них подумают люди, и они более склонны рисковать, например, кардинально сменить карьеру или запустить собственный бизнес.

А сегодня молодые люди, поступающие в университеты, ощущают невероятный груз на себе. Ты должен найти идеальную стажировку. Устроиться на классную первую работу. Построить свой персональный бренд. Пробежать марафон. Есть все органическое. Идеально заниматься сексом. Успевать ходить на свидания. Вступить в 30-летие с надежным партнером рядом, с которым ты родишь ребенка (естественным путем, конечно же). А с подачи соцмедиа ты еще и должен всем этим делиться, иначе будешь страдать от синдрома упущенной выгоды, или FOMO, наблюдая затем, как проносится жизнь мимо тебя.

Но я поняла, что строить карьеру по этому традиционному сценарию чрезвычайно сложно, особенно если ты — интроверт и тебе нужно контролировать свое личное пространство, темп и место работы. И это никак не связано с ленью или нехваткой амбиций. Ваша необходимость в ином режиме не означает, что вы будете прилагать меньше усилий. Это всего лишь подразумевает, что из-за ваших личных особенностей вам нужно больше тишины или времени наедине. Возможно, со стороны я выгляжу как отшельница, но спросите любого, кто меня знает, и они вам скажут, что я работаю как проклятая. Правда, они при этом не знают, что обычно я работаю в постели.

— Читайте также: Поворот туда: Почему резкая смена рода деятельности — это нормально

Мы в Facebook