Нам нужно поговорить о порно: Дети по обе стороны экрана

Почему мы не критикуем роль порно в культуре изнасилования?

Есть такие темы, о которых общество предпочитает не говорить. Например, побои и изнасилование (потому что в обществе все обвиняют жертву), проституция (это дело тех, кто решает продавать себя, нас не касается) и порнография. Порно — «это игрушки для мужчин, потому что они так устроены. Не могут без этого. А мы можем это игнорировать, ведь на экране — девушки, которые сами на все эти «игры» согласились». Правда ли? А если там, на экране — дети? Нам придется говорить об этом, утверждает журналистка Миа Доринг, которая провела собственное расследование по поводу детей и порно.

Похоже, что в рейтинге запросов на Pornhub слово «подросток» (teen) — самое распространенное поисковое слово, на сайте 353017 результатов, среди которых и «первый болезненный анал», и «изнасилование подружек», и «отчим и падчерица». Все это активно ищут и смотрят люди: от педофилии до инцеста, от домашнего насилия до изнасилования. И никто из нас не интересуется: что это вообще такое? Как мы дошли до того, что люди получают удовольствие глядя на изнасилование школьниц или на этого отчима с падчерицей?

Чем болеет общество?

Я не принимаю порнографию как часть сексуально здорового и справедливого общества, потому что я не принимаю объективации женского тела ради удовольствия мужчин (или любого тела ради удовольствия кого бы то ни было), где бы эта объективация ни происходила: в порнофильме, на улице, в ночном клубе, в электричке. Я не принимаю объективации женского тела (или любого тела, но я говорю в первую очередь о гетеросексуальном порно), даже если человеку эта объективация нравится или он соглашается быть объектом. Я не принимаю вот этих сценариев «принуждения» школьниц, потому что это то, что действительно случается в жизни и ломает жизни этих самых школьниц. Я хочу, чтобы мы в этом вопросе мыслили критично. Это не значит подвергать все жесткой цензуре и запрещать. Но порнография должна рассматриваться в контексте нашего общества, мы должны видеть ее влияние объективно, не рассматривая субъективный выбор отдельно взятых людей.

Видео, о которых я говорила выше, очень легко найти и это готовые рецепты изнасилования и насилия вообще. Эти видео не только усиливают отвратительное отношение некоторых мужчин к женщинам, сексу и сексуальности, но учат их новым типам поведения. Эти видео извращают сознание и поведение, приучая мужчин и юношей ассоциировать оргазм с чьим-то унижением и страданием. Порнография утверждает, что это приемлемо и показывает все новые способы. То есть порнография учит, как вести себя в сексе: каждый раз оргазм закрепляет механизм, благодаря которому удовольствие ассоциируется с этими сценами, в которых нет любви, партнерства, сочувствия, а есть насилие, манипуляция, использование другого.

От фильма — к действию

Исследователь порнографии Гейл Дайнз комментирует: «Я не утверждаю, что каждый мужчина, который читает или смотрит порнографическую продукцию, — потенциальный насильник. Но я уверена, что порнография дает ее потребителю разрешение относится к женщине так, как это показано в фильме». Многие женщины рассказывают о том, что мужчины на первых интимных свиданиях реализуют свои фантазии родом из порнофильмов без их согласия или предупреждения. А это уже сексуальное насилие. Порнография не учит получать согласие партнерши, она учит обратному. В одном из исследований, в котором изучалась активность мозга мужчин, смотрящих порнографические видео, выяснили, что активным участком при просмотре был участок, отвечающий за взаимодействие с предметами. Не с людьми через отношения, не с эмоциями. С предметами! Таковыми являются люди в порнофильмах. Поэтому я предполагаю, что ингредиентами сексуального насилия, во всем его спектре от уличного приставания до изнасилования, является огромное самомнение и дегуманизация/объективация жертвы. И комбинация этих ингредиентов — часть того, что подпитывает порнографию. Ведь если ты чувствуешь себя выше и лучше другого, то ты вправе поступать с ним не как с равным. Тем более что стереотипные гендерные роли тебе в этом помогают: женщины пассивны, подчинены, а мужчины активны и доминантны.

— Читайте также: «Сама винувата і не мужик»: Як стереотипи грають проти дітей, коли вони зазнають насильства

Влияние на подростков

Есть данные 50 исследований, которые говорят о связи между порнографией и сексуальным насилием. Гейл Данз подчеркивает: «Современное поколение мальчиков растет на жестком, жестоком порно, и так как мы в курсе, как картинка действует на человека, это скажется на их сексуальности и поведении по отношению к женщинам».

Мы довольно часто слышим в новостях о случаях насилия, когда мальчики пробуют сделать в жизни то, что видели в порнофильмах. Конечно, дело не только в том, что подросток увидел порнофильм. Но и в этом тоже. Ведь если бы то, что мы видим и слышим, не влияло на наш выбор, то реклама не стала бы миллиардным бизнесом. Сейчас многие возмущаются рекламой, в которой присутствует бодишейминг, многие оскорбляются образам насилия в рекламных кампаниях, но никто не кричит о мужчинах, бурно оргазмирующих на «изнасилование малолеток». Это чтобы не обидеть ничьих сексуальных предпочтений?

Нас так угнетает этот мужчина в рекламе туфель Dolce&Gabbana, но почему же мы не кричим от ужаса от мысли, что мужчины вокруг нас ищут «extreme hardcore face f*cking, cumshot showers, pure double penetration and all out throat banging the dumbest whores we can find»?

То есть реклама туфель способствует развитию культуры изнасилования, а сексуализированное насилие в порноиндустрии – нет? И почему мы защищаем людей от эксплуатации в какой угодно сфере, но только не в порно, говоря о том, что «все взрослые», «они согласны», «это их выбор»? То есть во всех сферах жизни на женщину нельзя говорить «грязная шлюха», а в порно – можно? Да не все порно тяготеет к педофилии и абьюзу, но 88% этой продукции демонстрируют насилие мужчин над женщинами. Нам есть о чем задуматься и начать говорить об этом.

Источник: collectiveshout.org

Фото: Рания Матар

— Читайте также: Блейк Лайвли: «90% детей знают своих насильников в лицо — это может быть их лечащий доктор или тренер»

Мы в Facebook