Одна и счастлива: Что стоит за выбором женщин нового поколения

У "старых дев" все хорошо

Слово «старая дева» все еще отдает мизогинией и жалостью.  Но женщин, которые откладывают на неопределенный срок свое замужество, все больше. Как им живется, почему они делают такой выбор? The Guardian приводит красноречивые статистические данные.

Кто такая «старая дева»?

«Старой девой» в реальной жизни вряд ли кого-то еще называют, но ведь женщины, которые никогда не выходят замуж, никуда не делись. Как их теперь называть? Свободными женщинами? Тогда обидятся все остальные женщины. Пожизненные холостячки? Звучит как забытый в углу кухни пакет с чипсами. Современным женщинам, которые не считают, что становиться чьей-то женой — обязательно, необходимо найти и определить собственную идентичность. В Великобритании Национальный офис статистики говорит, что женщин, никогда не живших ни в браке, ни в гражданском союзе, становится все больше во всех возрастных категориях до 70 лет. С 2002 по 2018 таких женщин в возрасте 40-70 лет стало больше на полмиллиона. Доля никогда не бывших замужем 40-летних женщин удвоилась.

Эта тенденция прослеживается не только в Западной Европе и США, хотя там — сильнее всего. В Южной Корее достаточно жалкая фигура «старой мисс» стала влиятельной «золотой мисс». В Японии незамужних женщин старше 25 лет называют «рождественский пирог» — потому что их срок годности «истек» по мнению окружающих. Документальный фильм 2019 года поднял тему китайских «женщин-остатков» “Leftover Women” и того, как их существование беспокоит традиционное общество, ориентированное на ценности брака.

Сама себе партнер

В наше время никто уже не подшучивает над женщинами single, но многие звезды гордятся своим одиночеством, придумывают новые определения: Эмма Уотсон заявила, что она self-partnered, сама себе партнер, самодостаточная женщина, которой для счастья не обязателен мужчина. Или вообще кто-либо. Вокруг столько интересного, хорошая работа и новые знакомства, которые, если матушка-природа захочет, могут закончиться и партнерством, и браком, только современные женщины не чувствуют срочной потребности в этом. Хотя куда денешься от красноречивых данных: после 40 лет у женщины больше шансов погибнуть от рук террориста, чем найти себе мужа. В Британии возраст вступления в первый брак никогда не был таким поздним — 31,5 лет для женщин и 33,4 лет для мужчин, а самая многочисленная категория «одиночек» находится в возрастном промежутке от 35 до 47 лет. И женщин в этой категории, конечно же, больше.

Самое неприятное, что может сделать с девушкой одиночество — это внушить ей, что она неудачница. Многие девушки делают приложения знакомств почти своей part-time работой, и все эти Tinder, Bumble, eHarmony в итоге утомляют, потому что парни по ту сторону экрана тоже не очень-то горят желанием завести серьезные отношения. Поэтому на вопрос о второй половине лучше отвечать, что вы — целостная личность.

Интересное исследование «Постоянство нормы» провел профессор Саша Роузнил. Он исследовал опыт людей, которые завели семью и детей, и тех, кто выбрал оставаться одному. Возрастная категория была представлена людьми от 30 до 55 лет. Многие из тех, кто были в паре, признавались, что остаются частью отношений в большой мере из-за давления социальной нормы, а на самом деле далеки от своего партнера. Одинокие же говорили о том, что чувствовали себя неудачниками, о том, что упустили что-то в жизни. Роузнил особо подчеркивает опыт современных европейских женщин: «Общественные нормы все еще очень сильны, поэтому неудивительно, что женщины могут ощущать противоположные эмоции: их вполне устраивает быть одинокой, а с другой стороны, они все время спрашивают себя: а ведь я упускаю что-то в жизни, что со мной не так?» Однако от современных эмансипированных женщин никто не ждет сожалений. И если они есть, их приходится глубоко прятать. Так появляются темы, на которые не принято говорить. Как же современной женщине научиться жить? Можно научиться кое-чему у «старых дев» былых времен.

Ведьмы и другие эмансипе

Западному обществу всегда не нравились незамужние женщины. В Средневековье их и вовсе сжигали как ведьм, а в другие, менее суровые времена, всегда держали под неусыпным надзором. Такие женщины были «другими», а значит — потенциально опасными. Например, опасными для морали. Если женщина не замужем и не ведьма, рассуждали когда-то, значит, она проститутка. Но уже в 1300-х историки пишут о незамужних женщинах небогатых сословий, которые жили часто в доме своих родителей, работали — а это значит, что имели невиданную для женщин экономическую и юридическую свободу. Работали и имели собственный доход, не были замужем, значит никакой мужчина не решал за них, что делать и как распоряжаться имуществом, например. Эти женщины были единственной категорией женщин, которая могла подписывать договора, владеть имуществом и продавать его. Это были независимые и сильные женщины. И только в XVIII веке литераторы сделали из них жалких существ, а за литераторами их стали жалеть и все остальные. Как только не смеялись несколько веков над «старыми девами»! Пока они не стали создавать «женские профессии» — администрирование, медицину, стенографию, а затем продвигаться и в журналистику, юриспруденцию, науку.

Эти женщины ничего не ждали. Они жили в мире со своим статусом и занимались увлекательными делами — бросали вызов самим себе. И, пожалуй, где-то здесь и лежит ответ на вопрос об идентичности современных девушек, не желающих замуж.

 

Источник: theguardian.com