Преподобная Шарлотта Ренман: «Сегодня среди духовенства Швеции 50% женщин»

Церковь должна видеть в человеке человека и защищать идею о равенстве для всех

Церковь Швеции — крупнейшая христианская лютеранская церковь в этой скандинавской стране. Ее прихожанами являются около 6 миллионов человек, эта Церковь регистрирует однополые браки и рукополагает на священнодействие женщин. Более того, среди ее духовенства сегодня женщин не меньше половины. На ум приходят слова апостола Павла: «Жены ваши в церквах да молчат, ибо не позволено им говорить, а быть в подчинении, как и закон говорит». Преподобная Шарлотта Ренман, настоятельница собора в шведском Лулео рассказывает о своем выборе, о женщинах в Церкви Швеции и о том, что такое духовность в современном мире.

Как в Швеции появились священницы

Уже в 1919 году в нашей церкви встал вопрос о возможности для женщин становиться священницами, однако до момента, когда это стало реальностью, прошло 40 лет. Когда в 1921 году шведкам дали право голосовать, расширение прав и возможностей женщин занимать определенные посты в госаппарате стало центральной темой внутренней политики, это касалось и карьеры женщин в церкви. Уже два года спустя шведки добились возможности работать в государственных органах и органах местной власти. Но на церковные должности закон не распространялся, потому что в тот момент синод отложил рассмотрение вопроса. Лишь в 1958 году было принято решение о том, что женщины тоже могут быть священниками. Без сомнения, это историческое решение Церкви Швеции: служение не зависит от пола. В Вербное Воскресенье 1960 года были рукоположены три первые женщины-священницы в Швеции: Магрит Салин и Элизабет Дьюрле в диецезии Стокгольма, Ингрид Перссон — в диецезии Хернесанда.

Сегодня 50% священников в Церкви Швеции — женщины. Все меньше мужчин идут учиться теологии, все больше женщин выбирают это направление. Не могу сказать, почему так происходит. Сама идея о том, что женщины могут быть священниками сейчас не вызывает такого сопротивления, как в 1988, когда я была рукоположена и тогда в соборе Лулео я была единственной женщиной. Думаю, что для церкви важно давать возможность быть духовными лидерами и мужчинам, и женщинам — священников все меньше, многие продолжают служить и после выхода на пенсию, ведь молодых священнослужителей не хватает.

После Второй Мировой войны экономика Швеции стала расти. Сегодня общество приближается к нерелигиозной стадии развития, все меньше людей верующих. Сегодня в Швеции верующих — меньшинство и только каждый двадцатый житель страны регулярно посещает церковные службы. В 1950-х годах в Швеции стало возможным покинуть церковь, в каком-то роде перестать быть крещенным. В 2000 году церковь отделилась от государства. Швеция — одна из самых светских стран, количество прихожан уменьшается с каждым годом: все меньше детей крестят, меньше венчаются и меньше хотят отпеваний на похоронах.

Отношение к однополым союзам, разводам, абортам

Каждый человек создан по божьему подобию. В Церкви Швеции нет какого-то общего официального постулата о том, как относиться к однополым отношениям или вопросам ЛГБТК-сообщества. Но мы считаем, что в любом случае никто не заслуживает, чтобы его обижали или осуждали из-за его сексуальности. Церковь должна видеть в человеке человека и защищать идею о равенстве для всех. Брак не является у нас церковным таинством, есть и разводы. Что касается абортов, то Церковь Швеции выступает за то, чтобы у женщин было законное право на доступ к безопасному аборту, потому что бывают случаи, когда женщина беременеет против своей воли. Эту позицию Церковь заняла с момента вступления в силу закона об абортах в 1975-м году. Это совсем не значит, что проблема абортов — простая. Мы верим, что жизнь нужно защищать и рассматриваем конкретные ситуации, в которых есть конкретные женщина, мужчина и плод. Задание Церкви — поддержать женщину, делающую сложный выбор, и быть поддержкой, какое бы решение она ни приняла.

О собственном призвании

Я родилась и выросла в деревне. Мои родители и их родители были верующими и практикующими христианами. Мы ходили к каждой службе и отмечали христианские праздники. Еще ребенком я научилась молиться, рано начала читать Библию. В летних библейских лагерях я была лидером. В нашей семье вера была нормой. Мой дед и дядя были священниками. В моем выборе стать священницей семья горячо поддержала меня. Я стала священницей в 25 лет.

Для меня в жизненном выборе важно понятие таланта, призвания. Важны вопросы: что мне делать с моей жизнью? Как получить от нее радость? Как Господь хочет, чтобы я использовала его дары мне, мои таланты? Я бы не хотела мешать замыслу Господа, зарывая талант, который он дал мне. Апостол Павел — важный святой, но его слова о том, что женщина должна молчать не могут помешать мне стать священницей и распространять Слово Божье. Господь назвал мое имя. Иисус прислал меня, чтобы нести Слово Божье и совершать таинства. Святой Дух ведет меня на этом пути, как и обещано. Я знаю, что у меня есть призвание и что я реализую его. Эта мысль придает мне уверенности, ощущение безопасности.

Мне, как священнослужительнице, важно оставаться чуткой к воле Господа, важно создавать такие условия для людей в церкви, чтобы они хотели больше узнать об Иисусе, верить в него, любить его и следовать ему. Меня ведут в этом Библия и церковная традиция. Я благодарна за то, что могу служить Богу как священница в Церкви Швеции. Наши епископы мудры, они помогают нам преодолевать вызовы. У меня много ролевых моделей как в нашей Церкви, так и в других религиозных традициях — это люди, жившие с Богом и отвечавшие на его призыв. Но самой важной ролевой моделью для меня является Иисус Христос, глава Церкви.

 

Фото из личного архива Шарлотты Ренман.

Интервью провела Татьяна Гордиенко.