Рецензия на фильм «Спенсер: Тайна принцессы Дианы»: Почему некоторые принцессы хотят быть обычными девочками

Игра на преувеличение

Обозревательница WoMo, кинокритик Надя Куприненко рассказывает про фильм «Спенсер» — картину, в которой королевский повар выглядит достойнее принцессы.

2016 год. По мировым большим экранам прошёлся фильм чилийского режиссёра Пабло Ларраина «Джеки», рассказывающий о том, как Жаклин Кеннеди справляется с утратой мужа, президента США, спустя неделю после его убийства.

2021 год. В мировой прокат вышел новый фильм Пабло Ларраина — «Спенсер» (с лишней локализованной приставкой «Тайна принцессы Дианы»), рассказывающий о том, как принцесса Диана справляется с жизнью в королевской семье в течение трёх рождественских дней в начале 90-х.

Фильм наполнен медитативной размеренностью жизни королевской семьи, где всё по времени, всё по протоколу, холодными пейзажами Англии, дорогими вещами, роскошными интерьерами и странностями. Странностями, которые Пабло Ларриан и сценарист Стивен Найт (известный нам, например, по сериалу «Острые козырьки») наградили принцессу Уэльскую Диану, чей образ к этому времени разве что только не канонизировали.

Кадр из фильма «Спенсер: Тайна принцессы Дианы» / Spencer, 2021

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Рецензия на фильм «Ход короля»

Сюжет

Мы застаём Диану во время уже 10-летнего пребывания в лоне королевской британской семьи и будем наблюдать её в течение трёх дней — рождественского периода 24-26 декабря 1991 года.

Диана страдает из-за связи мужа с другой женщиной, из-за пребывания в имении, где ей не рады, в кругу людей, которые её не принимают, среди правил, которым она противится.

Тут страдают все. Диана — мучительно и болезненно. Королева — достойно и с лёгким, едва уловимым пренебрежением. Принц Чарльз — сдержанно, немного раздражённо. Страдают даже дети, смотря на поведение матери и осуждение, которое она из-за него получает.

Кадр из фильма «Спенсер: Тайна принцессы Дианы» / Spencer, 2021

Кристен Стюарт

Все герои фильма очень похожи на своих прототипов повадками, одеждой (знаменитые косынки королевы Елизаветы и платья Дианы), укладкой волос, поворотом головы, взмахом брови — вобщем, посмотришь со спины и не ошибёшься: это королева, а это Чарльз.

При этом важной деталью остаётся тот факт, что портретного сходства никто не добивался, все актёры остаются со своими лицами, филигранно отработав лишь жесты, мимику и походку своих героев.

С выходом «Сумерек» никто уже не помнил предыдущих ролей Кристен Стюарт (а они были!), а после «Спенсера» могут забыть и про «Сумерки». Неожиданное, на первый взгляд, решение пригласить именно эту актрису на роль Дианы сулит ей крутой поворот в карьере, после которого снисходительное отношение к её актёрским способностям должно отойти в небытие. Вот, правда, есть одно «но».

Кристен Стюарт, перевоплотившись в Диану, играет мастерски, с надрывом, но и с преувеличением. Её игра похожа на работу карикатуриста, который нарочито подчёркивает выдающиеся черты лица и / или характера того, кого изображает.

Здесь имеет место потеря режиссёром чувства меры, а если произведение лишено чувства меры автора — значит это либо пародия (она же карикатура), либо безвкусица.

Кадр из фильма «Спенсер: Тайна принцессы Дианы» / Spencer, 2021

Диана выглядит болезненно сумасшедшей. Продемонстрированное в фильме поведение принцессы пропущено через увеличительное стекло: все приходят вовремя — я буду опаздывать; все едят сдержанно и по этикету — я проберусь в закрома и объемся пирожными; все живут во дворце — я буду блуждать по окрестностям в поисках отчего дома. Найду пугало, сниму с него старое, грязное отцовское пальто, повешу в собственной роскошной спальне и буду надевать время от времени. Главная задача принцессы в этом фильме — жить вопреки. Вопреки протоколу. И, кажется, здравому смыслу.

Психическое расстройство Дианы подчёркивается старательно изображаемыми Кристен Стюарт ужимками принцессы. Во время просмотра не возникает никакой другой мысли, кроме той, что королевская семья (опять-таки, по сюжету) была права — Диана больна.

Жемчуг

Огромные жемчужины в эксклюзивном ожерелье — признак изысканного вкуса и богатства. А ещё — символ измены, если подарить по такому ожерелью сразу двум женщинам. Не в силах смириться с этим фактом, Диана поддалась психическому расстройству — булимии, а Пабло Ларраин — банальному кинематографическому приёму на грани пошлости: живописно рассыпающемуся по ступенькам жемчугу.

Хотя есть и выдающийся эпизод с жемчугом — в своих болезненных фантазиях Диана, сидя за столом во время королевской трапезы, рвёт на шее нитку ожерелья, жемчуг сыпется в тарелку с супом, и она жадно поедает это блюдо. Правда, впечатляющая сцена.

Кроме того, Ларраин изобразил сцену самоистязания Дианы, и, с учётом того, что раненная кусачками левая рука в следующей сцене меняется на правую — непонятно, хотел ли режиссёр подчеркнуть, что это всё ещё фантазии Дианы, или же случился обычный киноляп.

Кадр из фильма «Спенсер: Тайна принцессы Дианы» / Spencer, 2021

«Спенсер: Тайна принцессы Дианы» — это сказка наоборот. В ней принцесса стремится к жизни «как обычные люди»: дарить детям на Рождество игрушку, купленную на ближайшей заправке, есть бургер из KFC на лавочке у набережной, подпевать громкой музыке в автомобиле, не задёргивать шторы от папарацци, быть любимой в конце концов.

И самое страшное в этой сказке то, что она была реальностью одной конкретной женщины.

 

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Рецензия на мультфильм «Энканто: Мир магии»