Татьяна Ларина о профессии физиогномиста

О лице, которое мы заслуживаем, отъявленных лгунах и паранойе как профдеформации

Помните, какой резонанс вызвал сериал «Теория лжи» с Тимом Ротом в роли физиогномиста, разгадывающего криминальные дела? Все принялись изучать мимику и язык тела, моделировать эмоциональные состояние и «вычислять» лжецов. Психолог-физиогномист Татьяна Ларина рассказывает о том, в чем на самом деле состоит ее профессия, как наш характер закладывается в чертах лица, что нужно делать для профессионального успеха, и паранойе, которую лучше купировать.

В популярном представлении физиогномист «вычисляет» лжецов. Но что в реальности делают представители вашей профессии?

Физиогномист «читает» эмоции и характер человека по чертам его лица. В физиогномике есть несколько направлений: классическое состоит в том, что по определенным параметрам лица – форме носа, губ, посадке бровей, расположению морщин – определяют характер человека. Я – мимический физиогномист, я считываю по мимике то, что люди проявляют в момент разговора. В большей степени меня интересуют эмоции, но на лице и характер отображается.

А как вы стали физиогномистом?

Первое мое образование – экономическое, специальность «менеджмент организаций». Я совмещаю профессии. В принципе, если бы я была юристом или маркетологом, то с психологическим образованием эти специальности тоже очень хорошо сочетались бы и дополняли друг друга. Я обучалась психологии и начала увлекаться тем, что наблюдала за людьми, видела, что в какие-то моменты они скрывают информацию, недоговаривают, пытаются мной манипулировать, а мне как психологу нужно понимать, что происходит с человеком, особенно когда ко мне приходят семейные пары. Для меня физиогномика стала повышением квалификации, способом научиться читать людей.

Никаких факультетов, спецкурсов по физиогномике в наших институтах нет. Базой стало обучение в университете, где мы знакомились с книгами Алана Пиза. Также я прошла курс НЛП, в который входит калибровка, считывание эмоций человека. Дальше было исключительно самообразование: я читала книги Алана Пиза и Пола Экмана, просмотрела огромное количество видеоматериалов, анализировала описания психиатрических заболеваний, как они сказываются на лице и теле человека, а также криминальные дела. А потом – наблюдения, так как я очень критична, если я что-то прочла, то вовсе не обязательно, что я в это поверила. Всегда нужно проверять знания на практике. Сейчас у меня есть свои курсы и тренинги по эмоциям и физиогномике, помимо того, что я практикующий психолог.

Обращается ли к вам полиция за консультациями?

Нет. У меня есть несколько знакомых, которые раньше служили в СБУ, в полиции, и мы общаемся, но обращались ко мне за консультацией крайне редко, всего два раза. Полиции, к сожалению, консультации физиогномиста не интересны.

Какие навыки и умения нужны в вашей работе?

Крайне важны наблюдательность и критичность мышления. Ни в коем случае нельзя сразу делать выводы, а нужно понаблюдать человека и проверить предварительные умозаключения. А дальше – лечить свою паранойю. Такая наблюдательность заставляет следить за людьми, поэтому важно, чтобы она не ушла в другую сторону и обратилась против вас. Нужно быть адекватным человеком, закрывать глаза и отдыхать.

Попадались ли в вашей практике отъявленные лгуны?

В нашем обществе много искусных лгунов. Если человек постоянно на виду, является лидером, то ему приходится регулярно врать, прикрывать свои слабые или сильные стороны, и он становится профессиональным лгуном, верит в свою ложь и превращается в то, о чем он лжет. Трудно сказать, удивляет ли меня что-то, иногда страшно за людей и то, что происходит в их жизни. Но я не видела человека, который в своей жизни не лжет.

Сколько среди ваших клиентов-бизнесменов мужчин и женщин?

Из бизнесменов у меня больше клиентов мужчин, и им важнее умение читать человека, разбираться в нем. Была одна женщина, которая росла по карьерной лестнице, ей было очень интересно и в итоге эти навыки ей помогли. Но больше такими вещами интересуются мужчины, вероятно, они более структурны. И у мужчин хорошо получается читать характеры, если они этим навыком занимаются. У них нет представления об интуитивном понимании, как у женщин, а есть четкое структурирование знаний: что значит эта морщина, как пошел глаз, движение желвака. Они запоминают алгоритм и знают, куда обратить внимание. А женщины более эмоционально воспринимают окружающее, и когда я их спрашиваю, откуда они что-то знают, то мне довольно часто отвечают, что чувствуют. Но у меня мышление аналитическое, и такие ответы меня не устраивают.

Есть ли закономерности изменения рисунка лица, мимики с возрастом?

К 40 годам мы получаем то лицо, которое заслужили. Те эмоции, которыми мы чаще всего пользовались, и закладываются у нас на лице. Если в жизни человека было какое-то сильное потрясение, то могут закладываться очень глубинные эмоциональные состояния, которые держатся десятилетиями. Их можно редактировать на лице, но это серьезная и длительная внутренняя работа.

Если мы видим явно косое лицо, но не от инсульта или врожденной асимметрии, а от эмоций, мимически: одна бровь выше, чем другая, носогубная складка больше выделена с одной стороны, чем с другой, резкое отличие мимических морщин с правой и левой стороны, то мы видим лжеца, причем явного, который много лжет в мир и себе. Потому что у нас левая часть лица выражает то, что мы чувствуем внутри, а правая – то, что мы показываем миру.

Посмотрите на людей старшего возраста: сразу можно выделить тех, кто в своей жизни много улыбался. У них много морщин, и они особенные. А есть печальные, угрюмые лица людей, которые не улыбались: с поджатыми губами, с поперечными морщинами на губах – они их много агрессивно сжимали. Агрессия – это же не всегда плохо, потому что человек целеустремленный не может быть неагрессивным. Правильное использование своих внутренних ресурсов дает нам возможность многого достигать в мире. Но я всегда говорю: не бойтесь своих морщин, просто смотрите на себя в зеркало, и ваше лицо чаще будет рассказывать вам о происходящем в вашей жизни, и чем нужно заниматься, если вы хотите другое лицо.

Сколько правды в сериале «Теория лжи»?

Там очень много полезной информации и адекватно переданных тонких моментов. Я не смотрела весь сериал, но вначале он очень толковый, корректный. Наигранные эмоции там, конечно, есть, но профессиональные нюансы переданы правильно.

Какой ваш типичный рабочий день?

Сложно сказать, мои рабочие дни очень разные. Все планы я вношу в расписание в телефоне, и так как я активно работаю, то оно получается интенсивным – встречи, поездки, консультации. Выходных чаще всего у меня нет, так как на уикендах проходят тренинги. Поэтому выходные я назначаю, обычно в середине недели. Утром мой рабочий день может начаться с консультации, съемки или работы на компьютере с накопившейся запросами, подготовкой к тренингу. В течение дня я стараюсь выделить хотя бы два часа для себя – это могут быть танцы, маникюр или прогулка, — большое для меня счастье. Но консультации у меня бывают не каждый день – иначе я бы не успевала жить жизнь.

Плюсы и минусы вашей работы?

Я люблю свою работу и просто живу ею. Больше всего меня увлекают люди, мне всегда нравилось разбираться с людьми, помогать им. Наверное, как и каждому, кто прошел достаточно сложное детство и юность, самостоятельно становился на ноги. Если ты прошел через это и остался человеком, а не мстишь всему миру, то быстрее протянешь руку помощи другим людям. В этом моя основная задача, мне это нравится.

У меня был случай, когда клиентка очень сопротивлялась, не хотела работать, и в итоге сказала, что я ей ничем не помогла. Это было давно, и мне было очень больно. Но это был очень хороший урок: когда человек сбрасывает на тебя ответственность, не обязательно принимать их на себя, как и те гадости, которые он тебе наговорил. Когда я ситуацию переоценила, то мне стало эту клиентку очень жалко.

Как справляться со стрессом?

Я в нем живу. С 2000 года я занимаюсь психологией, хоть диплом психолога получила позже. Когда начинаешь жить в этом ритме, то уже не понимаешь, как можно иначе. Нельзя сказать, что я все время работаю или отдыхаю, это просто моя жизнь.

Чем вы вдохновляетесь?

Я вдохновляюсь людьми. У Бога проявилось хорошее чувство юмора в том, что он дал мне этот навык. В обычной жизни я, как правило, ничего человеку не говорю – если он не спросил, значит, ему не надо. Но все равно я анализирую его и в то же время происходящее во мне. Иногда я над собой смеюсь, ведь можно было бы отключить этот навык. Иногда я вообще стараюсь не смотреть на людей, чтобы не «ловить» их ощущения и эмоции. Я проходила по магазину, и там девушка мерила туфли, показывала их своему молодому человеку. Я вскользь посмотрела на него и сразу поняла: ему так сильно наплевать на нее и ее туфли! А она так хотела, чтобы ему понравилось! В таких ситуациях я сразу понимаю, что происходит, но отворачиваюсь, меня это не касается. И это еще одна профдеформация.

Сейчас очень много говорят про эмоциональный интеллект. Не кажется ли вам это очередной модой?

Я не до конца понимаю, что люди вкладывают в понятие эмоционального интеллекта. Если мы говорим об эмпатии, способности чувствовать эмоции другого человека, — это понятно. Другому плохо – ты это чувствуешь, ровно как и его радость, или когда он закрывается, то думаешь, как его открыть, чтобы вам было комфортно рядом. Но что такое «эмоциональный интеллект», каковы его составляющие, кроме эмпатии? Пока у нас нет четкого определения, мы не можем это обсуждать. Я – человек очень практичный, люблю конкретику. У людей я всегда спрашиваю, что они подразумевают, даже под казалось бы простыми вещами, такими, как манипуляция. Мне нужно представлять конкретную ситуацию, чтобы я не додумывала, и не было разговора о разных вещах.

Что нужно делать тем, кто хочет стать физиогномистом?

Сначала нужно задать себе вопрос: зачем это вам? Если вы хотите «читать» ложь или разоблачить своих близких, то за этим в психологию лучше не идти, иначе вы разрушите свою жизнь. Если вы хотите изучать физиогномику, чтобы помочь людям разобраться с какой-то ситуацией, понять, как из нее выйти – тогда нужно этим заниматься. Если вы хотите поймать за руку, «вывести на чистую воду», то лучше идти в полицию.

Фото:  Nataly Kolomiets

— Читайте также: Что делать, если ребенок обманывает

Мы в Facebook