Телеведущая Евгения Шафранек: Из Латвии с любовью

"Журналистский вопрос" - новая рубрика о журналистках разных стран

Журналисты и журналистки не просто работают с информацией, они еще и вносят вклад в формирование общественного мнения. Редакция WoMo открывает новую рубрику «Журналистский вопрос», в которую приглашает к беседе коллег-журналисток из разных стран мира. Мы будем говорить не только о работе, о призвании, о личном опыте, но и об актуальных проблемах женщин в разных уголках мира. Первая наша гостья — Евгения Шафранек, телеведущая Латвийского государственного телевидения, основательница онлайн-журнала Brunch.lv.

Как я стала журналистом

И дедушка, и мама – журналисты, так что я выросла в латвийском Доме Печати, среди разложенных макетов, сверстанных полос, табачного дыма, запаха коньяка из буфета, бесконечной телефонной трели, мешков писем от читателей, планёрок и легкого матерка из редакторского кабинета. Так что идти или не идти по стопам – вопроса вообще не стояло. Не идти – бежать.

В старших классах начала халутрить: писала в большое печатное издание, отдел социальных проблем, опросы пенсионеров, борьба за какие-то дачные участки… Я выла от тоски. Не столько зарабатываешь, сколько месишь грязь ногами. Мне было настолько скучно и я, в свои 17 лет, была настолько чужда проблемам вывоза мусора на районе или облагораживания городских клумб, что плюнула на все и ушла в другую профессию. Там успешно пробыла пять лет, изредка пописывая статьи или выдавая какие-то интервью в глянец, чтобы не потерять сноровку.

А потом все завертелось настолько стремительно, что я сейчас, честно говоря, даже не восстановлю хронологию. Вышла замуж, родила ребенка, перешла работать в один из глянцевых журналов Латвии “Люблю”, потом перешла в “Лилит” — крупнейшее печатное глянцевое издание в стране, писала, переписывала, бежала в киоск за свежим номером и гордилась сама собой. Как и в любом глянце, здесь тоже освещаются мероприятия, разбираются фешн-тренды, публикуются “10 советов как …” и так далее. Я вела рубрику, например, “Мужские истины” — мне нужно было сделать короткие, но емкие интервью именно с мужчинами. Сейчас даже не вспомню уже, кто попал “под раздачу”, здесь хочется сразу ляпнуть что-то вроде “Вы считаете меня легкомысленной?” Но точно помню, что был у меня «в гостях» и Святослав Вакарчук.

В любом случае, и в “Люблю” и в “Лилит” невероятно сильный редакторский состав. Это стало отличной школой. Никакой журфак (а я училась именно там) и никакой филфак (а я училась и там) — не давали такой подготовки, как полчаса разноса в кабинете у мозга и сердца журнала — в кабинете редакторов.

Приглашение на Brunch

Особенность Балтии в том, что города-то маленькие, поэтому вся светская или околосветская пресса – очень лояльна. Все свои, никто никого не хочет обидеть. Если открытие мероприятия было провалено — писалось, что все было шикарно. Если публика была одета жутко — писалось, что все, конечно, пришли “на стиле”, в пальто, как говорится, «на барбариску». Я все это читала как свидетель “это фиаско, братан”, грустила, испытывала острое желание выдать миру свой взгляд на вещи и выдавала эти взгляды на своей личной странице в социальных сетях.

Так возникла идея сделать собственный ресурс, где можно будет не только хвалить, но и критиковать, иногда прямо ругать. Словом, писать правду, правду и только правду. И под эту дудочку родился онлайн-журнал Brunch.lv.

Мне кажется, первые пару лет я просто впахивала ради контента и только потом появилась какая-то монетизация и стало немного полегче. Заодно появился и новый опыт. Параллельно начала работать на Латвийском государственном телевидении, где уже, наверное, лет пять веду свою рубрику #artstop об интересных городских культурных событиях. Каждая съемка — это отдельный кайф! Сначала выдавали какие-то робкие и неуверенные, очень классические, очень традиционные сюжеты, а потом начали делать весело, креативно, с иронией и сарказмом.

Вообще, невероятно круто иметь возможность увидеть, например, выставку и честно сказать зрителям: “Ребята, это плохо”. Или поймать художника и прямо спросить: “Ну разве это искусство?” За годы я сдружилась со всеми галереями и музеями, нас пускают во внерабочее время, допустим, или выискивают для нас мастеров и кураторов. Что я невероятно ценю. И что добавляет прелести в работу. Сейчас уже даже не приезжаю на монтаж к видеомонтажеру. Прибегаю в офис или домой, запускаю Premiere и все свожу сама.

Последние два года выходила в прямые эфиры на Radio Baltkom, чтобы одной или вместе с коллегами разбираться в актуальных проблемах от экономики и политики до благотворительности. И это было отдельное наслаждение. В гости приходили депутаты, министры, бизнесмены, актеры, писатели и так далее, а мы их “допрашивали” с пристрастием.

Словом, погрузилась в профессию. А недавно создала свой канал на youtube и фейбуке #ОБОЗРЕЛА, а на Бранче осталась CEO, где главным редактором стала подруга, соратник и единомышленник Алена Цветкова. Что тоже очень важно. Потому что важно иметь преемника, которому можно передать дело и не следить за каждым шагом. Выдать полный карт-бланш, чтобы спокойно заняться чем-то новым.

Герои и проекты

Но если говорить о том, чем я горжусь, так это героями и проектами. Brunch.lv – это не только развлекаловка, это и интервью со звездами и профессионалами, и просто с интересными личностями. У нас там есть, кажется, все, от Константина Хабенского до Сергея Маковецкого.

А видеосюжеты для #ОБОЗРЕЛА – то, что происходит не только в Риге, но и по всему миру с акцентом на культуру. Там и путешествия, и обзоры выставок от Латвийского национального художественного музея до питерского арт-пространства “Эрарта”, московской “третьяковки”, пражского Музея зарубежного искусства и Венецианской биеннале.

И Brunch.lv, и #ОБОЗРЕЛА дела сложные, требующие невероятно огромного количества времени, техники, знаний и денег. Что-то оплачивают спонсоры, что-то приходится делать “для себя”. Но так работают, мне кажется, почти все русскоязычные СМИ в Латвии. Такая вот специфика.

Главное, это никак не влияет на отношение с коллегами. С кем-то соперничаем, с кем-то конкурируем, с кем-то искренне дружим – это просто работа, в которой каждый старается быть лучшим. И у нас много лучших. Я ими восхищаюсь и горжусь знакомством.

В планах, конечно, работать дальше, пока работается. Мы пока не можем прогнозировать, как кризис, связанный с коронавирусом, повлияет на наш продукт. Повлияет безусловно, а вот как придется переориентироваться и какие рекламодатели появятся – пока сложно сказать.

Что-то я уже уловила и получается отлично, например, передача “Настроение”, которую мы делаем втроем (отсюда и название), она выходит под эгидой того же #ОБОЗРЕЛА, но имеет несколько иной формат – обсуждаем актуальные новости, в такой, лайт-версии, тщательно избегая слова “вирус”, потому что сил уже никаких нет, стали делать больше акцент на виртуальные и онлайн-услуги. В какой-то момент стали выводить видео-звонки — расспрашивали соотечественников, которые в период карантина оказались разбросанными по всему миру. Как-то справляемся, словом.

Сексизм, эйджизм и Ко

Вы спрашивали насчет гендерного равенства или неравенства. Честно говоря, в журналистике такой проблемы не стоит в принципе. Может быть, мне повезло по жизни или с коллективом, но еще ни разу не пришлось сталкиваться с мизогинией. Вот с эйджизмом — да.

Старшее поколение за свое место и авторитет держится бульдожьей хваткой, и ты для них очень долго “девочка, которой еще надо поучиться”. Даже если тебе за тридцать. И ты уже лет 15 в журналистике. Для миллениалов, ты, разумеется, “ок, бумер” и “твое время вышло”. Но это касается не только журналистики. Это вообще проблема общества, так что тут нет смысла как-то активно эмоционировать.

И все-таки мне кажется, чаще в рабочих моментах доминирует вопрос профессионализма, а уже потом включаются другие составляющие, в том числе гендерные.

Мне вообще кажется, что где-то женщинам даже легче. Героя-мужчину на разговор раскрутить точно проще симпатичной девушке, если она умеет слушать.

Life/work balance

Сложнее, наверное, в принципе совмещать работу и дом. Надо как-то успеть и материал выпустить, и с детьми побыть. Но тут мы такие, современные, что ли. С теперь уже бывшим мужем у нас, так называемая европейская модель воспитания детей – неделя через неделю. Так что одну делаю пашешь, вторую готовишь блины и закрываешь трудовые гештальты, так сказать.

У меня часто спрашивают: “Как ты все успеваешь?” Да никак. Перестаньте оценивать успех жизни по Инстаграму. Я ничего не успеваю. Всегда приходится чем-то жертвовать. Иногда интересами детей, иногда своими, порой — отказываться от каких-то проектов.

Не бывает такого, что ты и швец, и жнец, и на дуде игрец, и всегда улыбаешься, и дома порядок, и в душе гармония, и режим сбоев не дает. Это все иллюзия соцсетей. На деле – все зашиваются.
Государство в Латвии отлично умеет штрафовать и давать рекомендации. Но что касается какой-то помощи предпринимателям или молодым родителям — трудно сказать, я лично не видела и не сталкивалась. Хочешь получить грант — тебя затаскают по инстанциям и замучают сбором бумажек. Хочешь добиться финансирования — аналогично, не пробиться, не добиться. Есть даже целая сфера фейковых бизнесменов, которые специализируются именно на том, чтобы добыть деньги из фондов. Потому что им не надо работать. Их работа — получить деньги из фонда. Всё. Для остальных — это какие-то непроходимые круги ада.

Что касается детей, то у нас неплохой срок декрета — пару месяцев до рождения ребенка и полтора года после, пособия по рождению и уходу за ребенком, которые довольно тесно связаны с твоим додекретным доходом и так далее. Есть детские сады, бесплатные обеды в школах и мизерное пособие на ребенка после полутора лет. Мизерное — это прямо мизерное. 11 евро на детский нос. У нас никто из родителей не знает, откуда такая странная сумма и что на нее можно купить.

Во что активно включилось даже не государство, а самоуправление — очереди в детские сады. Если в полтора года ребенок не может попасть в государственный садик, то есть возможность или взять няню, или отдать отпрыска в частный детский сад, тогда Рижская Дума компенсирует часть оплаты. Но только часть. Остальное – будь любезен из своего кармана.

Что женщинам посетить в Риге

Ужасно вы сложный вопрос задали о таких, “женских” местах в Риге. У нас даже латвийская мода практически полный унисекс, а тут — туризм. Ничего себе! Сходите в кафе в Посольском районе, проводите день на Андрейсала с видом на реку, догуляйте до маяка Восточного мола, загляните в маленькие художественные галереи, посидите на скамейке, покатайтесь на велосипеде по Межапарку, найдите скульптуру Шерлока Холмса в Старом городе и жутковатую статую монаха в казармах Екаба, съешьте невероятный стейк в аргентинском ресторане, влюбитесь с ламберджека, который вышел весь такой невероятно сексуальный из барбершопа, убедитесь, что он гей и отправляйтесь пить карамельный латте в Кронвальдском парке (можно вместе с ним).

Рига прекрасный, чудесный, удивительный город, который я искренне люблю. И я не меньше всех жду окончания карантина, чтобы точно так же пить кофе, рассекать на роликах, смотреть, как самолеты заходят на посадку, слышать музыку из клубов и кафе, обниматься с друзьями на взморье, есть устрицы на городских фестивалях, толпиться вокруг уличных музыкантов и просто жить.

 

Фото из личного архива Евгении Шафранек.

Материал подготовила Татьяна Гордиенко.

 

Мы в Facebook